В последние годы расходы США на армию, войны в Ираке и Афганистане, а также военную помощь союзникам превысили объем средств, выделяемых зарубежным странам на развитие, более, чем в десять раз. И это несмотря на то, что администрация, ее сторонники из числа республиканцев, и огромное большинство внешнеполитического сообщества в принципе согласно с тем, что такая помощь играет ключевую роль в борьбе с исламским экстремизмом.

Еще более странно то, что, хотя американские структуры безопасности являются детищем 'холодной войны', в этом отношении истеблишмент США забыл собственный успешный опыт, полученный в годы 'холодной войны', особенно, в некоторых странах Восточной и Юго-Восточной Азии.

Приоритет военным расходам отдают также многие демократы, и в Конгрессе США он доминирует. Поэтому в недавнем докладе 'За увеличение наземного контингента', подготовленном представителями обеих партий, рекомендуется 'повышать численность военнослужащих сухопутных сил и корпуса морской пехоты максимально возможными темпами в ближайшем будущем', по крайней мере, на 25 000 человек в год и ценой огромных расходов. Такого мнения придерживаются ведущие кандидаты демократов на президентских выборах 2008 г.

Авторы доклада - Фредерик Каган (Frederick Kagan), неоконсерватор из правого Американского института предпринимательства (American Enterprise Institute), считающийся интеллектуальным архитектором нынешней стратегии администрации Буша по 'резкому повышению численности контингента', и Майкл О'Хэнлон (Michael O'Hanlon), представляющий демократическую партию аналитик по вопросам безопасности из центристского Института имени Брукингса (Brookings Institution)*.

Даже те американские газеты, которые поддерживают войну в Ираке, полны сегодня статей, описывающих не только чудовищную некомпетентность, проявленную в ходе военного планирования, но и многочисленные примеры необоснованного применения силы американскими войсками, благодаря чему партизаны пользуются гораздо большей поддержкой.

Однако Каган и О'Хэнлон разглядывают карту мира в поисках повода для американского вторжения, порой доходя до абсурда. Так, они говорят о ядерной программе Ирана, коллапсе государства в Пакистане, крахе режима в Северной Корее и даже нападении Китая на Россию. Они предупреждают о том, что США могут быть вынуждены занять нефтяные месторождения Саудовской Аравии, если будущий саудовский режим начнет уничтожать их 'из фундаменталистского стремления повернуть стрелки часов истории на начало первого тысячелетия'.

Не говоря о том, что все эти операции могут повлечь за собой катастрофы, которые затмят войну в Ираке, данный документ поднимает один редко задаваемый вопрос: а нужно ли Соединенным Штатам вмешиваться в дела некоторых из этих стран? Если падет северокорейский режим, то не будет ли это проблемой соседних государств - Китая, Южной Кореи и России, а не США?

Не менее важно понять и то, почему даже после Ирака столько американских аналитиков инстинктивно обращается к силовым методам. И почему они столь безразличны к использованию, прежде всего, экономической помощи для предотвращения кризисов. В годы 'холодной войны' и демократические и республиканские администрации признавали, что для противодействия распространению коммунизма экономическая помощь не менее важна, чем военные расходы.

Щедрая помощь, выделявшаяся США на развитие с 1950-х по 1970-е годы, и открытость экспорту из ключевых государств способствовали экономической трансформации стран Восточной и Юго-Восточной Азии. По сути, она до сих пор приносит дивиденды в виде неприятия исламского экстремизма населением Малайзии и Индонезии. Об этом совершенно забывают в США - и в американском Конгрессе - где принято считать, что единственной успешной программой помощи в годы 'холодной войны' был план Маршалла, а все остальные были провалены из-за коррупции.

Сегодня помощь США даже такому важнейшему государству, как Пакистан, мизерна по сравнению с годами 'холодной войны'; между тем в Афганистане в период с 2001 г. по 2005 г. расходы США на войну в девять раз превышали расходы на экономическое развитие.

Так США действуют не только в исламском мире и 'войне с террором'. В других важных регионах геополитические амбиции США заметно опережают их готовность помочь союзникам. В прошлом году помощь Китая Филиппинам - бывшей колонии США - в четыре раза превысила американскую. То же самое относится и к большинству стран Африки. На Украине, которую США хотят включить в НАТО, российские энергетические субсидии все еще гораздо больше, чем американская помощь. В некоторых странах Латинской Америки даже Венесуэла опережает США по объему оказываемой помощи.

Такое же узкое видение характерно и для торговой политики. В годы 'холодной войны' США сознательно открывали свои рынки для импорта из Южной Кореи, Тайваня и Таиланда, даже несмотря на то, что их рынки были практически закрыты для американских товаров. Это делалось для того, чтобы усилить эти страны перед лицом коммунистической угрозы. Сегодня чиновники американского министерства торговли, ведя переговоры с союзниками из исламского мира, требуют полного режима свободной торговли, который зачастую оказывается более выгоден США. Разумеется, у США есть и реальные экономические интересы, которые нужно защищать, но этот подход не помогает таким странам, как Пакистан, развивать экономику и противодействовать угрозе исламизма.

Ключевая проблема коренится в политической структуре США. Конгресс США тратит огромные деньги на армию из страха перед врагами из-за рубежа, желания добиться правительственных дотаций для своих избирателей и доноров, а также потому, что военные расходы - это неофициальная масштабная программа промышленного развития государства. Между тем, помощь зарубежным странам не так впечатляет избирателей. Ее радикальное увеличение потребовало бы не только более дальновидного руководства, но и немалого политического мужества. Однако ни того, ни другого не нужно для того, чтобы, сидя в Вашингтоне, играть в военные игры на картах Пакистана.

*Frederick Kagan and Michael O'Hanlon, 'The Case for Larger Ground Forces', Bridging the Foreign Policy Divide series, The Stanley Foundation, April 2007

Анатоль Ливен - старший научный сотрудник фонда New America Foundation - соавтор (вместе с Джоном Халсменом (John Hulsman) книги 'Этический реализм: Видение роли Америки в мире' ('Ethical Realism: A Vision for America's Role in the World' (Pantheon 2006)

__________________________________________

Можем ли мы сделать так, чтобы они меньше нас ненавидели? ("Los Angeles Times", США)

Как Америка допустила торжество хаоса ("The Financial Times", Великобритания)

Мир больше не пляшет под дудку Америки ("The Independent", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.