Встречу в Санкт-Петербурге президентов Грузии и России с большим интересом ожидали не только в Грузии, но и во всем мире и внимательно следили за ней. Каких конкретно вопросов коснулись президенты, и каких результатов следует ожидать от этой встречи? Выяснить это 'Джорджиан таймс' попыталась и в беседе с гендиректором российского 'Фонда эффективной политики' Кириллом Танаевым.

'Дж.т.' Как вы оцениваете встречу президентов Грузии и России в рамках неформального саммита лидеров стран СНГ?

Кирилл Танаев: Какой можно сделать комментарий? Исходя из обнародованных сведений, это была только - и только - позитивная встреча. Президенты обсудили комплекс вопросов и поручили министерствам иностранных дел найти пути решения возникших проблем. Теперь надо подождать, какие результаты принесет эта встреча.

- Между прочим, информация об этой встрече довольно скудная. Как вы думаете, с чем это связано?

- Если вы следите за информацией и комментариями о встречах Путина и Ющенко, Путина и Ислама Каримова, они точно такие же.

- Российско-грузинская граница по-прежнему закрыта. Ограниченное передвижение граждан осуществляется через третьи страны. Как вы думаете, даст ли эта встреча новый положительный импульс нашим отношениям?

- Это двусторонний процесс, он зависит от обеих сторон. Надеюсь, что так будет, что после этой встречи усилия как со стороны Грузии, так и России будут направлены на решение накопившихся вопросов.

- Российскую сторону особенно интересует вступление в ВТО и поддержка Грузии в этом вопросе. Взамен Тбилиси требует открытия легальных таможен на Псоу и Роки. Почему Россия не желает прекратить подпитку сепаратистских режимов и дать возможность Грузии контролировать собственную территорию?

- Не думаю, что российская сторона начнет обсуждение этого вопроса. Насколько я знаю, позиция России на этот счет такова: данный вопрос не связан с членством в ВТО. Скажу откровенно, я не слышал, чтобы по этому вопросу была другая точка зрения. Поэтому не думаю, что Россия согласится и пойдет в этом направлении.

- Путин заявил, что поддерживает территориальную целостность Грузии. Следует ли после этого заявления ожидать позитивного урегулирования ситуации в конфликтных регионах? Прекратят ли свои враждебные действия русские империалисты, открыто снабжающие военной техникой сепаратистские режимы?

- Посмотрим. Но это зависит не только от Путина. Это зависит от тех людей, которые живут в конфликтных регионах. Это зависит и от доброй воли участвующих в переговорах представителей грузинской стороны и конфликтных зон.

Скажу искренне, до тех пор, пока вы называете их представителей бандитами, я не вижу большой перспективы позитивности в этих переговорах.

Когда обе стороны отнесутся с уважением друг к другу и позиции противника, тогда переговоры тронутся с места. Но это далеко не полностью зависит от России. Россия занимает позицию такой страны, которая заинтересована в решении этих конфликтов.

- Российская сторона не признает Дмитрия Санакоева, почему?

- Потому, что руководитель региона (Кокойты) был избран проживающим там осетинским народом и поэтому является вполне легитимным властителем.

- Что за глупость, ведь в аналогичных выборах народ избрал и Дмитрия Санакоева...

- В данной ситуации сделать комментарий не могу.

- Президент Грузии назначил Санакоева главой временной администрации. . .

- Понимаю, но с точки зрения России, подобные действия способствуют не урегулированию конфликта, а еще большему углублению недоверия между сторонами.

- После последних заявлений Путина есть ли вероятность того, что Россия все же признает независимость Абхазии и Цхинвальского региона?

- Это зависит от всей обстановки в комплексе, связанной с международными прецедентами. Мы, конечно же, признаем принципы территориальной целостности, нерушимости государственной границы, Однако сегодня в мире рассматривается прецедент отделения Косово от Сербии

Думаю, что если независимость Косово будет хотя бы косвенно признана, тогда откроется ящик Пандоры, и не только на Кавказе, но и в других точках мира население точно так же будут иметь право и возможность заявить: хотим отделиться. Так что это - очень опасная история.

- Это вы (т.е. Россия) играете в очень опасную игру. Ведь и у России есть автономные формирования, которые тоже могут заявить, что хотят быть независимыми. Вы что не понимаете этого, когда косвенно заявляете, что пример Косово можно рассматривать и в случае с Абхазией и Самачабло?

- Пока что никто таких заявлений не делает...

- Только пока...

- Какая необходимость обсуждать сейчас то, что может произойти через 100 лет!? Потребуют ли независимости автономии России, пока что неизвестно.

- Давайте, снова вернемся к встрече президентов. Можно ли на этом фоне предположить потепления отношений?

- Это зависит от дальнейших действий. Без сомнения, что встреча двух президентов - хороший сигнал и хорошая возможность. Насколько эта возможность будет реализована и приведет ли к реальным шагам, покажут дальнейшие события.

- Президенты поручили министерствам иностранных дел дальнейшую реализацию достигнутых соглашений. Есть ли вероятность того, что задание президентов затеряется на полках этого ведомства?

- Вы говорите: затеряется на полках внешнеполитического ведомства, а я бы сказал - на полках двух этих ведомств, потому что любые переговоры - дело обеих сторон. В данном случае считаю, что процесс должен быть двусторонним. Могу сказать, что в России указание президента будет выполнено.