В последние годы отношения между Ираном и Грузией становятся все более интенсивными. Мы хорошо помним помощь Ирана в сфере газоснабжения. Официальный Тегеран не отказывается и делать инвестиции в экономику Грузии, хотя пока что воздерживается от этого. Почему? Этот и другие вопросы стали темой беседы 'Джорджиан таймс' с находившимся с визитом в Грузии заместителем министра иностранных дел Ирана Манучехром Мохаммади.

'Дж.т.' В данном конкретном случае с чем связан Ваш приезд в Грузию?

- Манучехр Мохаммади: У нашего министерства иностранных дел оформлено соглашение с Фондом стратегических исследований Грузии. Это касается проведения конференций. Десять лет назад такой Круглый стол состоялся в Иране. Ответный проводится сейчас здесь. Конференция проходила в течение двух дней, и хочу сказать, что на ней обсудили довольно значительные политические, экономические, культурные вопросы двусторонних отношений.

- Начнем с политики. Какие у Ирана основные политические интересы в Грузии?

- Прежде всего напомню, что у Ирана и Грузии очень длительная история отношений, охватывающих культурные и политические связи. Кроме того, и с точки зрения географического расположения, Грузия - сосед Ирана. Исходя из этого, у нас много общего, что довольно важно для будущего обеих стран.

- В минувшем году, когда у Грузии возникли проблемы с поставками российского газа, мы получили помощь от Ирана. Интересно, продолжится ли сотрудничество в данной сфере или это было временное мероприятие?

- Общеизвестно, что мы - страна-экспортер газа. Соответственно, мы располагаем и большими запасами этого природного топлива и всегда готовы продать газ любой стране мира, у которой будет желание его закупить. При этом следует различить экспорт газа и нефти, потому что приобрести нефть можно в различных странах. Что касается газа, то вопрос, связанный с ним, более конкретен, так как если нет трубопровода, поставки газа невозможно осуществить.

Кроме названных вопросов, много и других направлений, по которым мы сможем развивать сотрудничество, будь то экономика, технологии, научные или культурные сферы. Мы готовы к активному сотрудничеству в этих областях.

- Конкретно, в какую сферу иранская сторона намерена инвестировать в Грузии?

- Иран готов осуществлять различные инвестиции, скажем, в газовую или нефтяную сферу, и сотрудничать с Грузией. Инвестирование в основном связано с частным сектором. Имеющийся в Иране частный сектор готов делать инвестиции в промышленность или сельское хозяйство Грузии, но для этого необходима готовность с обеих сторон. Повторяю еще раз, как только с грузинской стороны будет подготовлена почва в этом вопросе, мы готовы сделать инвестиции.

- Одно дело - желание. Но не сдерживает ли в данном случае иранскую сторону то, что Грузия - стратегический партнер Соединенных Штатов Америки?

- В первую очередь, хочу сказать, что у Ирана нет никаких препятствий в вопросе вложения инвестиций в Грузию. В этом отношении нет никаких сложностей. По желанию и воле грузинской стороны, мы здесь сотрудничаем в керамической и строительной сферах. Если будет на то воля грузинской стороны, Иран готов сотрудничать и в других сферах и вложить туда инвестиции. Для этого необходимо, чтобы грузинская сторона выразила желание получить инвестиции, и проблемы не будет.

Что касается отношений правительств Грузии и Америки, скажу, что у правительство Ирана нет ничего против этого, оно рассматривает это как обычное явление, вытекающее из интересов двух стран. Любая страна независима и свободна в своем выборе.

Со странами восточного региона, Персидского залива, а также Средней Азии, которые очень тесно сотрудничают с Америкой, нас связывают нормальные отношения. Просто, с нашей стороны мы дали бы совет Грузии быть осторожной в отношениях, чтобы после господства России не оказаться под господством другой страны.

- Какую помощь может оказать Иран Грузии в урегулировании вопросов Абхазии и Цхинвальского региона?

- Наше мнение, в первую очередь, таково: это конкретные внутренние вопросы Грузии. Исходя из этого, мы не намерены вмешиваться. Сам грузинский народ должен решить свои внутренние проблемы.

В виде же совета можем сказать, что такие конфликты должны обязательно решаться путем переговоров и дружеского подхода.

Если будет желание сторон, мы в любом случае готовы выступить в роли посредника, чтобы конфликт был решен мирным путем. Как посредники, мы включились в конфликт между Азербайджаном и Арменией, а также во внутренний конфликт Таджикистана. В этом случае все завершилось с положительным результатом.

- В Ферейдане проживает довольно много грузин. Насколько защищены их права? Есть ли у них возможность развивать родной язык, фольклор?

- Думаю, это отдельная тема. Вы должны приехать в Иран, чтобы все увидеть своими глазами. Хочу сказать, что в Иране много национальных меньшинств, и соответственно, правительство всячески поддерживает их. Их права полностью защищены, и им оказывают всестороннюю помощь, в том числе и грузинам, у которых особенные древние традиционные отношения с иранским государством.

В парламенте Ирана представлены религиозные меньшинства, например, иудеи, христиане. У них в парламенте Ирана есть свои представители. Но ферейданцы - не христиане, они мусульмане и поэтому не представляют религиозного меньшинства. Соответственно, они, как обычно, пользуются избирательным правом.

- У 'Джорджиан таймс' большое желание сотрудничать с иранскими коллегами. И есть ли такая возможность, хотя бы в целях взаимообмена журналистским опытом?

- Приветствую подобное предложение о сотрудничестве журналистов Это принесет очень хороший результат и в плане лучшего знакомства друг с другом. . Было бы хорошо, чтобы ежегодно, в годовщину революции ваши журналисты приезжали в Иран. Это хорошая возможность лучше узнать друг друга.

- И, наконец. 12 лет назад в Грузии гостил тогдашний президент Ирана Рафсанджани. Планирует ли нынешний президент страны Ахмадинежад прибыть с визитом в Грузию?

- Если со стороны Грузии будет приглашение, президент Ирана готов прибыть в вашу страну.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.