Российские чиновники находятся перед выбором: вполне возможное сокращение китайских заказов на военную технику или продажа НОАК более передовых вооружений. Второй же выбор находится под запретом российской политики по экспорту вооружений.

Первоначально назначенное на вторую неделю мая в Китае заседание Российско-Китайского межправительственного комитета по военно-техническому сотрудничеству вновь было перенесено на осень этого года. В этом году заседание откладывается уже дважды. В ходе работы Российско-Китайского межправительственного комитета по военно-техническому сотрудничеству в основном обсуждаются вопросы поставок российской военной техники и материалов в Китай. Председательствующими Комитета являются министры обороны двух стран.

 

По информации, полученной изданием 'Фэнхуан чжоукань' из российских источников, причина повторного переноса заседания объясняется недавним переназначением российского министра обороны. По сведению же китайских источников, причины переносов заседаний стоит искать в требовании Китая к России в кратчайшие сроки разрешить вопросы, возникшие в ходе эксплуатации уже поставленных китайской стороне вооружений.

Три причины замораживания китайско-российской торговли

военными технологиями

После окончания холодной войны китайско-российская торговля военной техникой стала очень важным моментом, привлекающим внимание западных наблюдателей. Сотрудничество Китая и России в военной сфере началось в декабре 1992 года, когда стороны подписали ряд соглашений о сотрудничестве в военно-технической области. В течение последующих 15 лет Китай закупил в России немало военных установок и комплектующих для тяжелого вооружения.

Военный наблюдатель Исследовательского центра им. Хаттесона (США) Ч. Виц приходит к выводу, что количество вооружений, приобретенное Китаем в России, превышает общий объем закупок, сделанных им в других странах. В 90-х гг. прошлого века объем китайско-российской торговли вооружениями приблизился к 1 млрд. долл. США. В последние несколько лет эта сумма составляет порядка 2 млрд. долл. США в год.

 

Благодаря этим поставкам НОАК получила 170 истребителей СУ-27 и СУ-30, производственную линию, переоснащенную под китайские стандарты, для сборки истребителей СУ-27; приобрела транспортный вертолет МИ-17, транспортный самолет ИЛ-76, самолет-перехватчик А-50, истребитель S-300P (в натовской классификации SA-10), противоздушные ракеты класса SA-15, несколько наступательных танков Т-80 и боевых машин пехоты БМП-3, что позволило приступить к разработкам второго поколения боевых машин пехоты.

 

Однако начиная с 2002 года вопросы и трения в китайско-российской торговле вооружением начали приобретать более ощутимый характер. Как стало известно автору статьи, в качестве основных причин, влияющих на развитие двусторонней торговли, называют следующие: прежде всего, возникшие несколько лет назад проблемы с качеством военно-технической продукции, поставляемой российским ВПК на экспорт, тылового обеспечение и другие схожие вопросы. По последним данным, в работе установки по запуску ракет класса 'Москит' палубного базирования на миноносцах класса 'современный', поставленной Китаю осенью прошлого года, обнаружены дефекты. В работе установок для запуска ракет палубного базирования на подводных лодках класса 'глубина', приобретенных Китаем в России, также обнаружены недочеты. Поэтому, по данным некоторых военных изданий, по своим ТТХ такая субмарина мало чем отличается от иных лодок своего класса.

 

По данным газеты 'Цзефаньцзюнь бао' (Газета НОАК), двигатели некоторых импортных новых бомбардировщиков после 15 часов бесперебойной работы дают сбои, что вынуждает обращаться к иностранным производителям с требованиями возместить убытки за проведение ремонтных работ.

 

Журнал 'Чжунго кунцзюнь' (Китайские ВС) также сообщает, что за полгода эксплуатации импортного СУ-27UBK были обнаружены 124 неполадки. Осложняется все еще и тем, в течение последних лет Россия поставляет в Китай комплексное вооружение, поэтому в случае выявления дефекта в работе системы произвести ремонт с применением китайских комплектующих практически невозможно.

 

Канадское издание 'Военный вестник' провело исследование и пришло к следующим выводам. В 2002 году иностранные партнеры выдвинули российскому ВПК требований по возмещению убытков на ремонтное обсушивание по 662 контрактам, в 2003 году — по 861 контракту, при этом рассмотрение 500 претензий было перенесено на 2004 год. 90% всего экспорта российских вооружений приходится на Китай и Индию. В 2002 и 2003 годах Китай являлся основным импортером российского вооружения — порядка 50%. Простой анализ позволяет прийти к выводу, что 40-50% всех вышеуказанных претензий приходит от китайских партнеров.

 

Во-вторых, в связи с повышением курса доллара и изменением цен на сырье на международном рынке, Россия вынуждена все время пересматривать цены и срок их действия на экспортируемое вооружение и даже нарушать условия уже подписанных контрактов. В 2006 году одной из новостей, повлиявших на нормальное развитие двусторонних торговых отношений, стало заявление о том, что российская сторона не в состоянии вовремя поставить грузовой самолет ИЛ-76. В 2005 году Китай принял решение дополнительно приобрести 34 стратегических транспортных самолета ИЛ-76 и 4 дозаправщика ИЛ-78, но российская сторона под предлогом модификации производственных линий оттягивала срок сдачи заказов. По мнению сотрудника Китайского университета национальной обороны, подорожание сырья ведет к повышению себестоимости экспортируемых Россией самолетов, это заставляет российские власти повышать уже утвержденные цены, что и является основной причиной переноса срока сдачи заказов.

 

Эти два вопроса влияют не только на китайские военные власти, но и оказывают свое влияние на другого импортера российского вооружения — Индию. У бомбардировщика СУ-30MKI, стоящего на вооружении ВС Индии, время от времени возникают неполадки с векторным сопло. Подобные дефекты привели к тому, что около 1/3 всего самолета нуждаются в ремонте. Индийские власти как-то напрямую пожаловались Путину, отметив, что все 10 установок по запуску ракет, базируемых на подводных лодках класса 'глубина', приобретенных Индией у России, содержат дефекты. С этими подводными лодками и у Китая возникало немало проблем. Кроме этого, в последние годы индийские военные власти подписали контрактов на несколько миллионов долларов, заказав в России наступательные танки Т-90, сторожевые корабли 'Тыва' и истребители из класса СУ, которые до сих пор не поставлены индийской стороне.

 

Вместе с тем российские власти обратили внимание на то, что китайский ВПК обладает уникальными способностями по копированию технических разработок, его возможности модификации военного оборудования и экспортные возможности. Российское вооружение, после появления в Китае, модифицируется китайским ВПК и потом эти копии выпускается в промышленных масштабах.

 

Например, импортируемые из России несколько РЛС берегового базирования серии FREGAT-M2EM 3D, были использованы на китайских миноносцах класса 052В. Впоследствии была разработана новая система РЛС, применяемая на китайских миноносцах класса 054А, внешне полностью копировавшая российский аналог. Главный вопрос в том, что эти копии начинают подминать внешний рынок, традиционно принадлежащий российскому ВПК. Именно поэтому Россия продолжает ограничивать поставки вооружения в Китай. Здесь классическим примером может быть следующий: на основании меморандума о намерениях, Россия принимает решение поставить в Китай 100 двигателей RD33; одновременно она устанавливает их на истребители FS-1 и поставляет в Пакистан. В дальнейшем российские власти намеренно оттягивают с ратификацией китайского заказа по той причине, что двигатель RD33 может быть модифицирован китайскими военными специалистами и использован на китайских самолетах. Ведь об истребителе 11В, собранном на основании российского СУ-27, уже писала местная пресса. По своим техническим характеристикам он превосходил базовую модель СУ-27 sk.

 

Российские поставщики военного оборудования в беседе с американскими СМИ отмечают, что в целях избежание каких-либо недоразумений китайские инженера, копируя российское вооружение, на самом деле незначительно видоизменяют некоторые технические характеристики (например, расширяют дуло орудий противоракетной установки со 100 мм. до 105 мм.), после чего охотно все это дело экспортируют. Российский ВПК уже столкнулся с жесткой китайской конкуренцией на рынке вооружения в странах третьего мира. На рынках Египта и Бирмы обнаруживается схожая картина.

Россия столкнулась с двумя трудностями.

В сложившейся ситуации, по оценке американских военных наблюдателей, потенциал китайско-российского военно-технического сотрудничества уже иссяк. Доля поставок российского вооружения в Китай постоянно снижается. Во второй половине 1990 года в Китай импортировалось порядка 70% всего российского вооружения, приготовленного для продажи на мировом рынке, в 2006 году эти показатели сократились до 40%, в этом же году — до 17-20%.

 

Покупателями российского вооружения постепенно становятся Иран, Венесуэла, Алжир, Ливия, Сирия. Начиная с 2005 года российские оружейники, осваивая китайский рынок, вдруг столкнулись с незапланированными трудностями: объем поставок комплексного военного оборудования начал резко сокращаться, а цена на комплектующие и послегарантийное обслуживание резко пошла на спад.

 

Несмотря на это, российские военные исследователи по-прежнему полны оптимизма в вопросах китайско-российской сотрудничества в области военных поставок. Подобную уверенность им придает то обстоятельство, что сейчас Китай и Россия перед лицом Запада развивает стратегические отношения и безопасность. В краткосрочной перспективе в течение последующих 10 лет структура этих отношениях вряд ли претерпит каких-либо кардинальных изменений. Поэтому в целях обеспечения присутствия российского вооружения на китайском рынке российские власти исследуют возможность поставок в Китай более совершенных образов вооружения, как например, поставки стратегических бомбардировщиков ТУ-95MS с самонаводящимися ракетами и бомбардировщиков ТУ-22М3, сверкавших во время проведения в 2005 году совместных учений.

 

По мнению Л. Веца, китайско-российское военное сотрудничество находится на распутице. Почти сформировавшийся китайский ВПК способен контролировать зависимость Китая перед передовыми военными технологиями, которые готова поставлять Россия. Именно поэтому сегодня российские власти находятся перед выбором: вполне возможное сокращение китайских заказов на военную технику или продажа НОАК более передовых вооружения. Второй же выбор находится под запретом российской политики по экспорту вооружений.

 

Вместе с тем, по мнению российских властей, в китайской политике по импортированию вооружений появился важный момент. В Китае в последнее время ведется оживленная дискуссия о строительстве авианосца. Российские военные власти полагают, что основной технической проблемой, тормозящей процесс строительства авианосца в Китае, является отсутствие у него хорошей верфи.

 

По данным Шведского НИИ 'Мир', российское правительство уже подтвердило поставку в Китай бомбардировщика палубного базирования СУ-33. Этот самолет уже прошел испытания на китайском полигоне. Кроме этого, в российском экспорте военных технологий большой интерес начинают вызывать противоракетные установки для миноносцев и новейшие образцы военно-морского вооружения.

 

На самом деле, стремительное развитие китайского ВПК нуждается в огромных капиталовложениях. Это неминуемо ограничивает возможности по закупкам иностранного вооружения. Как свидетельствуют факты, Китай и Индия, балансируя между своим производством и новейшими российскими военными разработками, создавая свои технологии, этим самым корректируют принципы политики поставок российского вооружения в будущем. Все что можно обеспечить, опираясь на собственные силы, — стараться, по возможности, производить у Китае, чему в краткосрочной перспективе не удается отыскать качественную замену или по причине отсутствия мощностей не удается произвести — ввозится из России.

 

Проблемы, возникшие в поставках российского вооружения в Китай, — закономерное последствие непрерывных в течение 15 лет закупок Китаем российских военных разработок. Китайские военные чиновники назвали этот пик 'периодом переваривания' российского вооружения.

 

Первоначально Китай планировал инвестировать 200 млн. долл. на приобретение 4 кораблей на воздушной подушке 'Европейский бизон'. Однако ввиду возникновения проблем с качеством, переговоры по поставкам были приостановлены в начале 2007 года. А поставки 48 бомбардировщиков палубного базирования СУ-33 по-прежнему находятся на стадии согласования.

Представители Рособоронэкспорта отмечают, что у Китая вряд ли есть какой-либо альтернативный вариант. В этом году Рособоронэкспорт намерен реализовать на внешнем рынке продукции на 7 млрд. долл., и вполне возможно, что большая часть придется на Китай — его традиционного партнера.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.