From The Economist print edition

Как и положено всем дипломатическим рыбалкам, результатом мэнского 'дачного выхода' Джорджа Буша и Владимира Путина на этой неделе стал отнюдь не только полосатый окунь. Она, как и было задумано, показала, что даже такие словесные перепалки, как в последние месяцы, не помешают Америке и России сотрудничать там, где им это представляется возможным. Обе стороны утверждают, что слухи о начале новой 'холодной войны' сильно преувеличены.

Впрочем, то же можно сказать и о разговорах про личную дружбу: непосредственно перед выездом в Мэн Путин принимал у себя 'красную тряпку' Америки - президента Венесуэлы Уго Чавеса (Hugo Chavez), а Буш надолго засиживался за беседами с получившим образование в Америке Тоомасом Ильвесом (Toomas Ilves), лидером Эстонии - наиболее нелюбимого соседа России. Так что 'омаровый саммит', надо думать, запомнится нам не тем, чего на нем удалось достичь, а тем, чего удалось избежать.

Даже по тем областям, в которых речь зашла о сотрудничестве, все может сложиться не совсем гладко. Путин заявил, что две страны больше не смотрят друг на друга сквозь прицелы, и удивил Буша новыми предложениями по углубленному сотрудничеству в таком тонком вопросе, как системы противоракетной обороны. Однако не успели два президента сложить на чердак удочки, как Сергей Иванов, которого многие считают самым вероятным кандидатом в преемники Путина, повторил старые угрозы Кремля. Если Америка все-таки будет строить базы ПРО в Чехии и Польше, заявил он, то Россия может переместить ракеты в свой самый западный регион - в калининградский анклав.

Путин предложил помочь Америке бороться против угрозы, которая, как считают в Вашингтоне, исходит из Ирана, совместно используя российский радар в Азербайджане, а также новый, еще не построенный, радар на юге России. Он предложил построить в Москве и Западной Европе центры по обмену информацией. Однако Буш считает, что эти объекты, хотя и могут оказаться полезными, все же не заменят Америке те, что она планирует построить в Чехии и Польше. Представители США будут только рады попытаться использовать сам факт переговоров, чтобы, показав объективные закономерности географии, физики и военного дела, объяснить России, что ни радар в Чехии, ни десяток перехватчиков в Польше, на которых нет даже боеголовок, не могут представлять собой никакой угрозы ее огромному ядерному арсеналу. Однако политическое настроение России, по-видимому, сейчас таково, что она просто не хочет, чтобы ее в этом убедили.

Будучи в Мэне, Путин сравнил свои переговоры с Бушем с карточной игрой. И действительно, с точки зрения многих, недавний обмен ходами по ПРО и все высказанные в этом процессе угрозы очень сильно напоминают партию в покер: пока Буш сохраняет весьма низкую популярность из-за войны в Ираке, Путин спешит оторвать Европу от Америки.

Некоторые также считают, что в Мэне Путин 'отыгрывает назад'. Он уже успел сравнить Америку с Третьим Рейхом, уже заявил, что Буш - это угроза всей планете, и тем самым обидел власти стран Европы, в глазах которых Россия стала представлять собой такую же угрозу, как и Америка. Теперь он хочет выглядеть конструктивно - правда, при этом никому не дает повода вообразить, будто бы противоречия между двумя странами могут быть реально устранены.

Так что борьба вокруг баз противоракетной обороны будет продолжаться. Однако сегодня Россия, по крайней мере, уже более серьезно воспринимает озабоченность Америки иранской проблемой. Вопреки ожиданиям, обе страны продолжают совместными усилиями стараться ограничить ядерную программу Ирана. По их обоюдному настоянию появились две подряд резолюции Совета Безопасности Организации Объединенных Наций, вводящие санкции против Тегерана. Если Иран не выполнит требование приостановить обогащение урана, который потенциально может быть использован для создания атомной бомбы, и не ответит на все вопросы инспекторов относительно своего ядерного прошлого, то на свет может появиться и третья резолюция.

Россия, конечно, предпочитает говорить о санкциях, но не вводить их. Однако на этой неделе заместитель министра иностранных дел Сергей Кисляк намекнул, что Россия приостановит поставки топлива на иранский ядерный реактор в Бушере, который уже завершают российские строители. И пока ооновские эксперты из Международного агентства по атомной энергии не будут безоговорочно убеждены в мирном характере иранской ядерной программы, Россия ее развитию больше помогать не будет.

Готовность России не ослаблять давление на Иран помогло ей заручиться поддержкой Буша по другой сделке, которая может оказаться для Путина более приятной. Это соглашение, если его ратифицирует Конгресс, положит начало широкому российско-американскому сотрудничеству по мирной атомной энергетике. Россия видит огромную прибыль в том, чтобы перерабатывать ядерное топливо со всего мира; кроме того, оба государства наметили план по помощи бедным странам, чтобы им тоже были доступны преимущества атомной энергетики, но чтобы при этом не повышался риск использования ядерных технологий для создания вооружений, столь ярко подчеркиваемый примерами Ирана и Северной Кореи.

Замысел плана состоит в том, чтобы предоставлять странам, мирную репутацию которых подтверждает МАГАТЭ, техническую помощь, а также реакторы, которые сложнее использовать в военных целях, и обеспечивать им надежный топливный цикл. Взамен эти страны должны взять на себя обязательства не разрабатывать технологии обогащения урана и его переработки в плутоний, которые можно использовать не только для получения энергии, но и в военных целях. Как считает Роуз Готтемюллер (Rose Gottemoeller), главы московского отделения американского аналитического Фонда Карнеги за международный мир (Carnegie Endowment for International Peace), установление прочной связи между ответственными усилиями по строительству атомной энергетики и по противодействию распространению опасных технологий - это шаг в правильном направлении.

Есть, конечно, такие, кто боится, что потакание дальнейшему распространению атомных технологий - хотя спрос на них уже растет и в Африке, и в Азии, и на Ближнем Востоке, и в Латинской Америке - на самом деле лишь увеличивает риск попадания ядерных материалов в руки террористов и тех, кто сможет применить новейшие технологии во зло. Тот, кого учат управлять мощным атомным реактором, считает Генри Сокольски (Henry Sokolski), специалист Образовательного центра по политике нераспространения (Nonproliferation Policy Education Centre), заодно приобретает и навыки, столь же пригодные для обращения с ядерными бомбами. По его мнению, даже инспекции МАГАТЭ не всегда вовремя могут установить факт хищения или укрывательства ядерных материалов.

Политические зубы, которые стороны точат друг на друга, можно притупить совместными делами. Однако сегодня Россия видит в сочетании собственного энергетического богатства и слабости Америки исторический шанс вновь пробиться на мировую арену. Америка же твердо настроена не уступать России сферу влияния в Восточной Европе.

______________________________________

Нужно прекратить истерику и понять, что Россия - не Советский Союз ("The Boston Globe", США)

Трудно понять, каковы результаты встречи Буша и Путина ("Chicago Tribune", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.