Не только Владимир Путин разговаривает на жестком языке "холодной войны". Начиная с 2005 года, сумма ежегодных военных расходов во всем мире превышает 1 триллион долларов (1,204 триллиона долларов в прошлом году). Она уже подбирается к уровню самых худших лет противостояния между Востоком и Западом и лучшей поры контроля над вооружениями. Распад Советского Союза спровоцировал опасную цепную реакцию, приведя к распространению оружия массового уничтожения и к утверждению национальной или этнической самостоятельности, часто подкрепляемому насилием. В этот же период времени значительно возросла угроза со стороны негосударственных и международных террористических организаций.

Исследования, проведенные Стокгольмским международным институтом исследования проблем мира (Stockholm International Peace Research Institute), лондонским Международным институтом стратегических исследований (International Institute of Strategic Studies) и Боннским международным центром конверсии (Bonn International Centre for Conversion), подтверждают эту тревожную тенденцию. В прошлом году мир в целом выделил более 2,5 процентов своего ВВП на военные расходы, что соответствует 184 долларам на человека (в 2001 году эта цифра составляла всего 135 долларов).

За десятилетие расходы эти увеличились на 37 процентов, а численность вооруженных сил и военизированных формирований возросла с 26,8 до 31 миллиона человек. США, чей военный бюджет составляет почти половину общемирового, должны нести большую долю ответственности за эту тенденцию, в основном из-за войн в Ираке и Афганистане. Военные ассигнования увеличиваются также в России, Китае и Индии. А официальный военный бюджет первых двух стран вдвое меньше реальной цифры расходов.

Можно легко угадать, что самые большие ассигнования выделяют богатые страны. Из 1,1 триллиона долларов, потраченных в 2005 году на эти цели, на долю "большой восьмерки" пришлось 707 миллиардов долларов. Все разговоры о международной солидарности кажутся пустыми, когда видишь, что выделенная в 2005 году помощь на развитие составила в общемировом масштабе 106,8 миллиарда долларов. ООН ежегодно тратит от 4 до 5 миллиардов долларов на финансирование примерно 15 миротворческих миссий. Ровно столько же каждый месяц тратят США на войну с терроризмом. Концепция разоружения выглядит в этих условиях неуместной.

Несмотря на похолодание в американо-российских отношениях, связи трех великих держав (включая Китай) улучшаются. Ни одна из них не считает приоритетной задачей сокращение арсеналов других сторон, по крайней мере, не в том случае, если это ведет к снижению их собственного военного потенциала.

У каждой стороны свои интересы. Россия твердо намерена получить полный контроль над собственной территорией и восстановить свою сферу влияния, одновременно сдерживая продвижение НАТО на восток и модернизируя свой отчасти устаревший арсенал. Китай хочет обезопасить свои маршруты поставки энергоресурсов и для достижения этой цели активно использует военные и дипломатические средства. Он также проводит модернизацию своих вооруженных сил, совершенно очевидно нацеливая их на возможный конфликт с Тайванем. А для США главным приоритетом является борьба с угрозой распространения оружия массового уничтожения, с опасностями со стороны стран-изгоев, а также война с терроризмом. Поэтому Вашингтон уделяет меньше внимания стратегической ситуации в Европе. В результате очень мало сделано для того, чтобы воспользоваться "положительным" исходом "холодной войны". Символом такого невнимания стало решение Соединенных Штатов выйти из договора по ПРО от 1972 года и создать свой противоракетный щит. Ни США, ни Россия не проявляют стремления к продлению договора о сокращении стратегических вооружений от 1991 года, срок действия которого истечет в конце 2009 года.

Будущее договора о сокращении обычных вооруженных сил в Европе и соглашения об ограничении ракетных сил средней дальности также выглядит мрачным. Не делается никаких шагов в направлении выработки всесторонних принципов контроля за программами биологического оружия. А если судить по усилиям Северной Кореи и Ирана, пытающихся получить ядерные боеголовки для своих ракет, становится ясно, что и договор о нераспространении ядерного оружия находится в опасности.

Многие страны понимают, что им необходимо принимать участие в миротворческих операциях, что создает тем самым стимулы для наращивания военных расходов. Разоружение не универсальная цель, даже если мировое сообщество навязывает его побежденным военным режимам.

Похоже, что центр внимания перемещается на негосударственные организации, на которые не распространяется действие договоров и правил. Американская администрация использовала такие организации, чтобы оправдать свои односторонние действия, часто включавшие в себя упреждающие вторжения. Однако такой подход пока не доказал свою ценность. Войны в Ираке и Афганистане продолжаются, и близких перспектив достижения мира не наблюдается.

Но США не одиноки. Международное сообщество бессильно остановить конфликт в Дарфуре и не в состоянии предотвратить распространение крылатых ракет. А именно они будут представлять наибольшую угрозу миру в ближайшем будущем. Торговля оружием носит истинно общемировой характер. Все это подталкивает к увеличению военных расходов и оставляет мало места для оптимизма.

___________________________________________________________

Вкладывайте в повышение благосостояния, а не в войну ("The Financial Times", Великобритания)

Всемирная гонка вооружений вернулась ("Christian Science Monitor", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.