Данный материал публикуется в рамках акции 'Переводы читателей ИноСМИ.Ru'. Этот текст обнаружил и перевел наш читатель fyysik, за что мы ему крайне признательны

__________________________________________________

Конституция Эстонии устанавливает, что Эстония - национальное государство, государственным языком которого является эстонский язык. На самом деле Эстония уже сейчас (по крайней мере северная и северо-восточная) двуязычна.

Мы говорим не только о рекламе, содержащей параллельно эстонский и русский тексты. Двуязычны и СМИ - газета Postimees, интернет-портал DELFI, Эстонское Телевидение.

Бизнес давно двуязычен, банки печатают все инфоматериалы на эстонском и русском, так же как и бланки для платежей, реклама, что попадает в наши почтовые ящики, от пластиковых окон до бытовой техники - тоже на двух языках. Ну и госучреждения - Полиция, Налоговый Департамент, Департамент Гражданства и Миграции, Авторегистр, веб-страница премьер-министра и т.д. и т.д.

Ирония тут в том, что двуязычны только эстонцы. Если случается общаться с русскими - на службе, по делам или просто на улице - (эстонцы - fyysik) автоматически переходят как должное и как-то как будто извиняясь, на русский язык. В то же время местные русские не обладают никаким двуязычием, говорят себе спокойно на своем родном и при этом не чувствуют никакого неудобства/стыда или смущения. Даже не делают попыток использовать эстонский в повседневной жизни. Некоторые по этому поводу могут пожать плечами и сказать - so what. Рожденному в шкуре эстонца мультикультурному космополиту и правда все равно, нормальному эстонцу - нет.

Часто норовят подчеркнуть, что рядом с русским у нас ведь еще в ходу финский и английский, англицизмы засоряют наш язык так же, как и русизмы. В этом случае мы имеем дело с убогой политкорректностью, когда для избавления себя от обвинений в дискриминации или национализме пытаются громко доказывать - смотрите, меня раздражает не только натиск русского языка, я строг и к другим иностранным языкам. Кроме того, это и подходящее извинение за ничегонеделание, ведь нельзя же разом бороться со всем (языковым) миром.

Но факт то, что ни один другой язык не угрожает выживанию эстонского языка - краеугольного камня нашей национальной идентичности, в той же степени, как русский. Я не помню, чтоб за последнюю тысячу лет те же финны предприняли 30 войн и набегов на Эстонию. Водочное нашествие не в счет. И хоть англичан и англоговорящих в мире много, в Эстонии нет 300 000 англичан, прибывших сюда следом за имперскими танками и пушками и веривших бы до сих пор, что местные холопы должны с ними везде разговаривать на "человеческом" языке. И еще - за (непосредственной) границей Эстонии нет 130 миллионов финнов, англичан или латышей. А есть примерно столько русских, для которых производятся развлечения и массовая информация на их родном языке.

Усугубляет положение и то, что в России на сегодняшний день СМИ подчинены режиму, становящемуся все более автократическим и агрессивным. Все тамошнее инфополе верно власти и находится, по сути, на службе кремлевской политики. Это непосредственно затрагивает и защиту Эстонии и эстонского языка, так как здешний русскоязычный контингент потребляет произведенную в России информацию и развлечения. Это относится прежде всего к телевидению.

После апрельского мятежа многие здесь с испугом осознали, что здешние русские живут в российском инфополе, и это инфополе в массе своей враждебно к Эстонии. На опасность такой ситуации указывал уже в середине 90-х руководимый Юханом Силласте Институт Социально-Экономического Анализа, приводя, например, в одном исследовании факт, что 80% русских в Эстонии получает первичную информацию от Российского Телевидения, которая негативна в отношении Эстонии на 85%.

Наши политики и СМИ предпочитали не замечать этой темы и врать себе, что с интеграцией все okidoki (не перевожу, как и so what - таков авторский эстонский у Хельме - fyysik). Выводы же насчет того, что теперь делать - идиотские - мол, надо больше производить проэстонской информации/СМИ на русском языке! Ну не абсурд ли: чтобы сделать здешних русских более проэстонскими, нам надо пожертвовать эстонским языком и принципом, на котором построена Эстония - как государство эстонского языка.

И даже если мы в принципе посмотрим на вещи вопреки нашим истинным стремлениям, неужели кто-нибудь действительно считает, что из этого будет толк?Русские, всю жизнь потреблявшие медиа-продукцию с родины, несмотря на явную пропагандистскую ее начинку, отличающуюся высоким профессионализмом, променяют ее на местную продукцию из "лягушачьей лужи"? Почему бы они должны это сделать? Это ведь последняя нить, связующая их с настоящей родиной, их утешение и бальзам на душевные раны в этой омерзительной фашистской стране.

Предложения создать больше русскоязычных СМИ в Эстонии (как будто их сейчас мало!) игнорируют тот факт, что те русские, что хотят быть частью эстонского общества, уже сейчас потребляют эстоноязычную медиа-продукцию. Те же, кто не захотел после развала sojuc'а приспособиться к новому обществу, вряд ли изменят своим привычкам только потому, что у них будет бОльший выбор местных СМИ на русском.

Было бы сверхнаивно думать, что здешний про-deržaavный русский будет потреблять эстонскую медиа-продукцию только потому, что она существует. И где гарантия, что эта русскоязычная продукция действительно будет проэстонской (и правда - где гарантия? особенно если рассчитывать на рентабельность, то есть реальную читабельность:) - fyysik>). Без цензуры этого очень трудно достичь (выделение мое - fyysik).

Что же все-таки делать? Для начала надо отбросить политкорректность и однозначно высказаться: эстонский язык в опасности и единственная угроза ему - язык русский. Таким образом, для спасения эстонского языка надо начать вытеснять русский язык.

Проще всего это сделать через кошельки людей. В Эстонии надо ввести налог на русский язык. Для телеканалов - посекундная дополнительная плата, что сделало бы все русскоязычные каналы слишком дорогими для просмотра нормальными людьми. А если смотрит, но не платит, надо наказывать как любого другого, уклоняющегося от уплаты налогов.

В отношении печатных материалов высчитывать налог познаково или по площади. Если бы русскоязычный экземпляр газеты Postimees стоил бы 50 крон (4 доллара), у издателей пропало бы всякое желание его выпускать. Если каждое платежное поручение или заявление в полицию, сделанное на русском языке, будет стоить для учреждения десятки крон, у банков и госучреждений пропадет всякий стимул предлагать такие варианты. Пропадут и гигантские рекламные баннеры на двух языках, если они будут обходиться в три-четыре раза дороже, чем чисто эстонские.

Конечно, кое-кто скажет, что это дискриминация. На что хотелось бы спросить - so what? Защитное поведение против угрозы всегда по своей сути дискриминационно. Разве мы сейчас не дискриминируем акцизами курильщиков или потребителей алкоголя? Или азартных игроков? Их ведь значительно больше, чем треть населения. Если некое явление надо ограничить ввиду его опасности для общества, то применение репрессивного налога - это весьма вежливый и деликатный путь по борьбе с таким явлением.

Вероятно, русские начнут жаловаться по поводу подобного налога во всякие там Евросоветы и ОБСЕ. Наверняка и поддержка членов западных русофильских политических тусовок-говорилен предпенсионного возраста будет на стороне Москвы, а не на нашей.

Наша же позиция должна быть лаконичной: если в миллионный раз найдет себе подтверждение факт, что деятельность Евросоюза и ОБСЕ находится в прямом противоречии с усилиями, предпринимаемыми для сохранения существования эстонской нации, нужно выйти из этих враждебных организаций, приподняв шляпу. Время постоять за себя самим, пусть даже другие морщат нос по этому поводу.

___________________________________

Благодарим читателя fyysik за любезно предоставленный перевод текста

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.