Наконец-то западные державы решились поступиться хоть чем-нибудь по спорному вопросу о независимости Косово. Они, конечно, еще не дошли до того, чтобы признать разумность аргументов Москвы против предоставления косоварам независимости, однако уже понимают, что в открытую игнорировать Россию и ее мнение они уже не могут себе позволить.

Россия вообще с опасением относится к любому предложению обсуждать вопрос о стремлении меньшинства к независимости, если оставшееся большинство не хочет ее предоставлять. Ведь в противном случае речь может пойти не только о возобновлении чеченского конфликта, но и о плохом прецеденте на будущее: в России множество меньшинств, и вероятность, что им тоже когда-нибудь придут в голову похожие мысли, отнюдь нельзя исключать. Если чему и стоит удивляться, то это позиции британцев и испанцев, занявших в косовском вопросе сторону Америки и поддерживающих предоставление независимости. Казалось бы, они, памятуя о своих собственных проблемах в Северной Ирландии и Стране Басков, должны были бы быть гораздо восприимчивее к российской точке зрения.

Нельзя забывать и о том, что восемь лет назад, когда с уходом югославской армии из Косово завершились натовские бомбардировки Сербии, это произошло лишь потому, что с сербским диктатором Слободаном Милошевичем (Slobodan Milosevic) было заключено соглашение, по которому НАТО обязалась разоружить Армию освобождения Косово и забыть о данном косоварам обещании провести в Косово референдум по вопросу его политического статуса.

Есть у этой истории и другая сторона. Дело в том, что в 1999 году завершилась шестая за двадцатый век война, по результатам которой менялась судьба Косово.

Сначала был 1912 год, когда Сербия вместе с Черногорией, Грецией и Болгарией делили балканские остатки разваливавшейся Османской империи, и в край вторглась, ведомая стремлением восстановить свою национальную гордость, сербская армия. В 1915 году сербов выгнали из Косово Австро-Венгрия с Германией, давшие возможность косовским албанцам отомстить за 1912 год. Однако уже в 1918 году, когда завершилась Первая мировая война, сербы вернулись, также, в свою очередь, отомстив албанцам и в довершение всего возведя на территории Косово сербские поселения.

В 1941 году Косово захватили итальянцы, вступившие в войну на стороне Гитлера. Они сделали край частью Великой Албании, которой управляла Италия. А когда Тито в 1945 году победил нацистов и итальянцев, край снова стал частью Сербии. Тито сначала вроде бы дал обещание отпустить Косово в коммунистическую Албанию, но затем отказался от сделки.

Итак, косовары борются с сербской гегемонией уже достаточно долго. Так что сегодня было бы вполне разумно дать косоварам-албанцам возможность разделить Косово и свою - большую - часть края присоединить к новой Великой Албании. Умиротворить сербов можно было бы возможностью, в свою очередь, присоединить к Сербии балканскую аномалию под названием Республика Сербска - сербскую автономию в Боснии. Все это возможно, тем более что 'право народов на самоопределение' прописано не где-нибудь, а в Уставе ООН.

Однако поскольку удовлетворение этого права во многих случаях предусматривает нарушение другого традиционного принципа - принципа суверенитета, - среди специалистов по международному праву применение нормы о самоопределении до сих пор остается одним из самых спорных вопросов. До сих пор оно по большей части осуществлялось на основе мнения, высказанного Лигой Наций в 1920 году, когда она проводила специальное расследование по поводу просьбы шведскоговорящих жителей Аландских островов в Балтийском море дать им право 'самоопределиться' из-под власти Финляндии. Советники Лиги Наций заключили тогда, что 'предоставление меньшинству, будь то меньшинство языковое либо религиозное, а равно и любой другой малой части населения, права на отделение от сообщества, к коему такое меньшинство принадлежит, по желанию и к удовольствию такого меньшинства, означает нарушение порядка и стабильности внутри государства и способно положить начало анархии в международных отношениях'.

Именно поэтому в 60-е годы прошлого века правительство Великобритании согласилось, несмотря на волну протестов британской общественности, с тем, что Нигерия имеет право подавить мятеж и не допустить образования государства Биафра. Именно поэтому вся 'большая пятерка' Совета Безопасности ООН сегодня единогласно выступает за сохранение территориальной целостности Ирака. И именно поэтому историки так любят напоминать, что Гитлер, вторгаясь в Судетскую область, утверждал, что просто применяет вильсоновский принцип самоопределения к судьбе германских меньшинств, находящихся вне рейха.

Что же теперь делать? Простого ответа на этот вопрос нет. Взять паузу и подумать еще раз - это, пожалуй, самое лучшее из того, что сегодня можно предложить. С дугой стороны, такой исход может привести к тому, что косовары почувствуют себя обманутыми и снова прибегнут к насилию.

В разграничительных линиях, которыми раз за разом покрывалась политическая карта Балкан, никогда не было четкой логики, а ее расцветка никогда не была мирной. С юридической точки зрения Россия, выступая против независимости Косово, совершенно права. Но раз так, пусть она сама предложит альтернативный вариант, который не даст разразиться уже собирающейся буре. Кто знает - может быть, вариант обмена Косово на Республику Сербску с ее присоединением к Сербии - это как раз то, что надо.

Джонатан Пауэр - обозреватель. Проживает в Лондоне.

_______________________________

Путин, Европа и Балканы ("Le Monde", Франция)

Новое поле битвы ("The Economist", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.