Фурор, который президент Ирана Махмуд Ахмадинежад устроил на этой неделе в Нью-Йорке, сослужил двойную службу его низким целям. Во-первых, как и другие антиамериканские демагоги, он воспользовался визитом в Генеральную Ассамблею ООН для того, чтобы показать себя идеологическим противником Соединенных Штатов, смело бросающим им вызов. Уго Чавес, прибегший к подобному трюку год назад, позвонил иранскому президенту после его выступления в Колумбийском университете и поздравил его. В отличие от руководства университета, венесуэльский диктатор понимает, что любой обмен колкостями с американской аудиторией лишь добавляет Ахмадинежаду популярности на Ближнем Востоке.

Еще важнее то, что иранский президент, не являющийся верховным лидером страны, сумел отвлечь внимание от более насущного вопроса, чем его риторика о Холокосте и Израиле. А именно, что Совет Безопасности ООН или западные правительства могут сделать сегодня для того, чтобы вернуть к жизни угасшую дипломатическую кампанию по прекращению ядерной программы Ирана? Три резолюции Совета Безопасности и два цикла санкций не помешали Ирану установить и испытать несколько тысяч центрифуг для обогащения урана. Как признал новый министр иностранных дел Франции, растет опасность того, что Соединенные Штаты и их союзники могут встать перед выбором: позволить Ирану обрести потенциал для создания ядерного оружия или идти на войну, чтобы это предотвратить.

Единственный способ избежать необходимости принимать ужасное решение - это действенная дипломатия, то есть, сочетание санкций и стимулов, которое побудит тех, кто стоит выше Ахмадинежада в иранской властной иерархии, приостановить гонку за ядерным оружием. Однако на пути введения более эффективных санкций стоят страны, называющие себя самыми последовательными противниками войны. Россия и Китай сопротивляются принятию очередной резолюции ООН и вместо этого ухватились за идею обходного маневра, предложенную главой МАГАТЭ Мохамедом эль-Барадеи. Эль-Барадеи заключил с Ираном сепаратное соглашение, надеясь до конца года получить от него ответы на вопросы о ядерных разработках.

Даже если Тегеран даст удовлетворительные ответы, его работы по обогащению урана - а значит, и по созданию атомной бомбы - все равно продолжатся. Это не тревожит эль-Барадеи, который открыто заявляет, что мир должен прекратить попытки остановить иранскую ядерную программу и вместо этого сосредоточиться на блокировании военной операции США. Разделяют ли Россия и Китай это суждение? Если да, то тем самым они, скорее, ускорят удар США или Израиля по Ирану, чем предотвратят его.

Альтернативой более активным действиям ООН, продвигаемой администрацией Буша, и поддерживаемой Францией, является пакет жестких санкций, которые ввела бы новая тактическая коалиция. Она могла бы включать в себя Соединенные Штаты, Европейский Союз и, возможно, Японию. Но и здесь есть трудности: министр иностранных дел Германии не склонен поддерживать решительные экономические шаги. Европейские дипломаты опасаются, что рост напряженности между Соединенными Штатами и Ираном, подогретый новыми санкциями, может привести к войне. Но они не поясняют, как убедить правительство, представляемое Ахмадинежадом, изменить свою политику, если у него не будет причин опасаться Запада.

_____________________________________

Обычное безумство ("The Times", Великобритания)

Говорит Махмуд Ахмадинежад ("The New York Times", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.