9 ноября - памятная для Европейского Союза дата: 18 лет назад жители Восточного Берлина разрушили стену и начали процесс объединения Европы. Хотя о ЕС часто говорят как об организации, страдающей от кризиса среднего возраста, нынешняя годовщина станет шансом для того, чтобы отметить ее совершеннолетие.

За прошедшие два десятилетия ЕС чаще демонстрировал энергию, свойственную юности, нежели апатичную вялость старости. Создав крупнейший в мире единый рынок, щедрый бюджет для оказания помощи и самую многочисленную армию миротворцев, Евросоюз накопил необходимый потенциал для того, чтобы превратиться в преобразующую силу: у него есть средства для привлечения внимания мира к своей формуле демократии, прав человека, к принципам многосторонних отношений и открытого общества.

В отличие от остальных великих держав в истории человечества, ЕС не выступает с угрозами нападения на другие страны. Вместо этого он говорит о преимуществах и выгодах - от общего рынка до возможности вступления в свои ряды. Но такие возможности предоставляются лишь тогда, когда страны принимают европейские нормы. Под руководством Евросоюза возникли глобальные правовые режимы, такие как Всемирная торговая организация. Он убедил других подписать Киотское соглашение и договор о международном уголовном суде. Направленные Европой войска помогли защитить мирный процесс в Македонии и Демократической Республике Конго, а миссия наблюдателей в индонезийской провинции Аче обеспечила урегулирование и в этой стране.

Но несмотря на все успехи, Евросоюз по-прежнему действует на мировой арене не в полную силу. С началом иракской войны и после отказа французов и голландцев поддержать европейскую конституцию ЕС демонстрирует неуверенность в себе, свойственную подростковому возрасту. Европейские лидеры, с трудом приспосабливающиеся к новым международным условиям, в которых мы видим ослабление США, возрождение России и подъем Китая, слишком часто замыкаются в себе.

Наиболее драматичным показателем такого самоограничения стало затягивание самого успешного внешнеполитического процесса в Европе - расширения. Политические лидеры и журналисты взвешивают все 'за' и 'против' расширения и оценивают ту неразбериху, которую новые страны-члены могут создать в институтах ЕС. Но о последствиях отказа от расширения не задумывается почти никто. А ведь наши колебания наносят существенный ущерб движению за реформы в Турции и на Балканах, грозя утратой темпов.

Подобная нервозность усматривается и в отношении ЕС к проявляющей все большую враждебность России. В то время как Россия открыто размахивает своим большим кнутом угроз и запугиваний (усиливая контроль над поставками энергоресурсов и налагая вето на решения ООН), ЕС оказывается не в состоянии использовать свой противовес из сотен маленьких кнутов и пряников, которым он обладает. Ведь на его долю приходится 60 процентов российского товарооборота и 50 процентов инвестиций в России. А для многих состоятельных россиян европейские страны стали вторым домом.

В конфликтах на Ближнем Востоке и вблизи него - от Израиля и Палестины до Афганистана - европейцев сдерживает отсутствие эффективной общей стратегии. Во время ливанского кризиса в августе 2005 года Бейрут посетили не менее 25 европейских министров из самых разных стран. И их позиции были отнюдь не однородны. В таких органах как ООН Евросоюз предпочитает говорить об 'эффективных принципах многосторонних отношений' вместо того, чтобы мобилизовать стимулы торговли и помощи на отстаивание общеевропейских позиций. Сегодня ЕС тратит больше денег на уборку своих брюссельских зданий, чем на обеспечение деятельности внешнеполитической команды Евросоюза под руководством представителя этой организации Хавьера Соланы (Javier Solana).

Опросы социологической службы Eurobarometer показывают, что люди поддерживают активизацию внешнеполитических усилий ЕС. Более двух третей опрошенных выступают за выработку общеевропейской внешней политики. В условиях, когда Ангела Меркель (Angela Merkel) возглавляет работу в области климатических изменений, Романо Проди (Romano Prodi) прилагает усилия для стабилизации обстановки в Ливане, Гордон Браун (Gordon Brown) выдвигает инициативы по отмене долгов, а Николя Саркози (Nicolas Sarkozy) здраво, жестко и громко говорит об иранской проблеме, появляются первые признаки того, что политические лидеры могут выступить за более активную и напористую деятельность ЕС.

В составе группы 50 европейцев из стран ЕС мы выступили с инициативой создания нового и независимого органа, призванного бороться с сосредоточенностью Евросоюза только на собственных проблемах. Он получил название Европейского совета по международным отношениям. Этот орган призван формировать более активное и единое отношение Европы к миру. Он будет выступать за европейское сотрудничество с другими странами и организациями в рамках ООН, а также за выполнение обязательств по приему в ЕС Турции. А для этого он будет предлагать еще более привлекательные стимулы - от упрощения визовых режимов до торговли. И благодаря такой деятельности ЕС сумеет вовлечь своих ближайших соседей в сферу собственного влияния.

Мы считаем, что общая внешняя политика позволит отдельным странам укрепить свое мировое влияние. Мощный европейский голос в защиту прав человека, демократии и норм международного права пойдет на пользу не только европейцам - он пойдет на пользу всему миру.

Соавторами этой статьи были также Марк Леонард (Mark Leonard) и Мабель ван Оранж (Mabel van Oranje). Все они - члены недавно созданного Европейского совета по международным отношениям.

___________________________________________________________

Франция ищет способ вернуть себе лидерство в Европе ("The International Herald Tribune", США)

Где же 'моральный лидер' Запада? ("The International Herald Tribune", США)