Tuesday, October 2, 2007; Page A19

В мучениях над этим вопросом за последние шесть лет пролито немало чернил. С другой стороны, мало кто задавался другим вопросом, вернее, тем же, но в несколько другой формулировке: почему они перестали нас любить?

'Они' - это наши самые что ни на есть близкие союзники. Я не говорю ни о Франции, ни даже о Канаде - это государства демократические, входят в союз западных стран, но в них никогда не была особо популярна идея о лидерстве Америки, будь то в политическом или культурном смысле. Французы никогда не были высокого мнения о НАТО и тем более - о Голливуде, а канадцы вообще выстроили национальное самосознание вокруг того факта, что они - 'не американцы'. Гораздо интереснее другой вопрос: почему так упала наша популярность в странах, где нас традиционно любили, а именно - в Великобритании, Польше, Германии, Италии, Нидерландах.

В том, что нас там любить перестали - причем резко - сомневаться не приходится. Согласно проведенному Фондом Маршалла "Германия-США" исследованию 'Атлантические тенденции', начиная с 2002 года количество согласных с 'лидерством Америки в мировых делах' упало: в Германии - на 30 процентов, в Италии - на 26 процентов, в Польше - на 24 процента, в Нидерландах - на 23 и в Великобритании - на 22 процента (напомню, это не рейтинг 'симпатии', а рейтинг согласия с нашей позицией мирового лидера). В целом по Европе данный показатель упал с 64 до 36 процентов (сюда включены и другие страны, некоторые из которых настроены куда менее проамерикански).

Я понимаю, что за последние годы подобных опросов проводились тысячи; я понимаю также, что зачастую их результаты не в меньшей степени скрывают истину, чем затуманивают ее. Несколько лет назад мне приходилось писать о результатах некого опроса, где респондентов разделили на группы в соответствии с их образованием и уровнем дохода. Оказалось, что даже в самых антиамериканских странах есть 'очаги' проамериканских настроений. Например, в Европе 'перспективные молодые люди', только начинающие делать карьеру, в среднем любят Америку больше, чем те, кто уже обеспечил себе высокое положение в обществе. Обобщая, скажу, что многие путают борьбу с Америкой и борьбу с мировым капиталом и, не любя второй, автоматически переносят свою нелюбовь и на первую.

Тем не менее, по словам Рона Асмуса (Ron Asmus) из Фонда Маршалла "Германия-США", собранные им цифры говорят об истинном положении дел. Неприятно сравнивать их даже с аналогичными показателями, казалось бы, еще более мрачных времен. Даже в 1982 году, когда Великобритания и Германия содрогались от массовых протестов против Рейгана, ракет 'Трайдент' и "холодной войны" в целом, количество согласных с положением США в качестве мирового лидера было значительно больше, чем сейчас.

Еще интереснее то, что наши друзья перестали доверять нам в тот же самый момент, когда их представления о том, что им угрожает, все более и более совпадают с нашими. Да, в среднем европейцы больше, чем американцы, боятся глобального потепления (85 процентов против 70), однако, если вдуматься, разница не так уж велика. А все остальные страхи у нас общие - международный терроризм, ядерное оружие у Ирана, мировые пандемии - и 'рейтинги' у них тоже схожие.

Теперь о том, что кажется мне наиболее интересным. То, что больше всего отвращает европейцев от нас, - это не наша обычная напористая политика, не сцены насилия в голливудских фильмах и даже не наш президент (хотя его они сильно не любят, что есть, то есть), а наша... некомпетентность. Добрая треть европейцев считает, что виной закату нашего трансатлантического альянса наше 'неправильное управление Ираком'. Да! Не война, а неправильный курс послевоенного урегулирования. И в этом есть немалый смысл: ведь если вас действительно беспокоит Иран, можно ли доверять американцам, уже 'запоровшим' Ирак? И если вы встревожены подъемом исламского фундаментализма, как можно доверять американцам, если они, отвлекшись на иракское урегулирование, прозевали возвращение талибов в Афганистан и Пакистан?

Есть, конечно, и другие причины. Как я (и многие другие авторы) писала раньше, в последние пять лет мы плохо относились к своим союзникам, недостаточно благодарили их за военную помощь в Ираке, в конце концов, скверно выступали в таких элементарных внешнеполитических делах, как, например, программы обмена студентами. НАТО, конечно, не распадется только от того, что Буш поссорится с Меркель, или от того, что несколько граждан Великобритании лишатся стипендий. Но если Америку сочтут слабой - НАТО-таки развалится. И, несмотря на успех военных операций, несмотря на прекращение нападений на конвои - в контексте иракской кампании слово 'слабые' звучать, к сожалению, все равно будет.

Кто-то скажет: ну и пусть. Но не надо забывать о том, что иракскую кампанию вела или, по крайней мере, начинала вести 'коалиция смелых'. Теперь этой коалиции нет - пусть даже новые власти Германии и Франции настроены по отношению к США гораздо позитивнее, чем их предшественники, пусть даже наши союзники встревожены положением на Ближнем Востоке больше, чем когда-либо. Если раньше все эти страны поддерживали нас из соображений солидарности, из дружеских и союзнических чувств - то теперь их придется уговаривать или платить им. А нужные для этого усилия и средства придется записать в отдельную статью военных расходов - наравне с жизнями солдат и гражданских лиц, деньгами, оборудованием. Ведь проигрывать не хочет никто.

__________________________________________

О кризисе американской гегемонии ("Al Hayat", Арабская пресса)

Антиамериканизм сегодня ("The International Herald Tribune", США)

Можем ли мы сделать так, чтобы они меньше нас ненавидели? ("Los Angeles Times", США)

Мир больше не пляшет под дудку Америки ("The Independent", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.