Сегодня Россия, в отличие от первого срока правления президента Путина, все чаще называет себя не только европейским государством, но и азиатско-тихоокеанским. Со временем предметом разговора в этой стране наряду с быстрым экономическим ростом в Азии стали перспективы перераспределения российских энергетических потоков из Европы в Азию.

Проведенные в Австралии и Индонезии переговоры президента России Владимира Путина, который в начале сентября 2007 года побывал на 15-м саммите АТЭС, рассматриваются некоторыми аналитиками как 'поворот России в сторону Азиатско-тихоокеанского региона'. Действительно, ведь Путин совершил большую, длительную поездку, посетив кроме перечисленных стран еще и Объединенные Арабские Эмираты. Во время нее были заключены конкретные соглашения. В Австралии он подписал договор о поставках в Россию урана и постарался развеять опасения о возможном военном использовании этого урана. Однако, несмотря на убедительность и удовлетворительность этих доводов, контакты Путина в Индонезии вызывают в регионе некоторое беспокойство. Во время визита обсуждались перспективы инвестирования Россией в газовую, нефтяную области Индонезии, и других полезных ископаемых в размере 4 миллиардов долларов. Кроме того, между двумя странами было подписано соглашение о модернизации индонезийской армии. Согласно достигнутым договоренностям Индонезия получит кредит в размере одного миллиарда долларов на закупку у России двух подводных лодок, танков и самолетов. Этот договор можно рассматривать в ключе наращивания вооружений в Азиатско-тихоокеанском регионе (АТР) и создания нового баланса сил. Но согласно российской позиции, говорить о договоре, как влияющем на баланс сил или поощряющем военное усиление в этом регионе, нельзя.

Неопределенность

Согласно господствующему в России мнению, основным фактором, способствующим росту вооружений в Азиатско-тихоокеанском регионе и других районах мира, являются США. И военное усиление в таких странах, как Индонезия - результат неопределенности и отсутствия безопасности, вызванных глобальной политикой Соединенных Штатов. По распространенному в России мнению, которую разделяет и Путин, сегодня в международных отношениях наметился важный поворот. В меняющемся мире АТР берет на себя все более значимую роль. Поэтому уже нельзя говорить только об однополярном мире. Постепенно экономическое влияние переходит к Азии, что формирует новый расклад сил. Предполагается, что на его формирование потребуется время, поэтому мир будет находиться в состоянии неопределенности и несбалансированности, и в процессе складывания нового мира будут участвовать все крупные и средние страны, взявшие на себя активную роль. Такая точка зрения господствует в заявлениях Путина, докладе министерства иностранных дел России 'Оценка внешней политики России', опубликованном в 2007 году, а также в докладах различных российских исследовательских институтов.

Влияние

Согласно официальной российской позиции, значение АТР можно оценивать в качестве 'локомотива' мировой экономики. По 'Оценке внешней политики' (Обзор внешней политики Российской Федерации, веб-сайт Министерства иностранных дел России), участие России в интеграционных процессах в регионе важно, и активизация этого - нужный и эффективный способ. В этой связи Россия планирует продвигать и далее свое участие в интеграционных проектах АТР. Сегодня Россия, в отличие от первого срока правления президента Путина, все чаще называет себя не только европейской страной, но и азиатско-тихоокеанской. Со временем предметом разговора в этой стране наряду с быстрым экономическим ростом в Азии стали перспективы перераспределения российских энергетических потоков из Европы в Азию. Развиваемое Россией и Китаем двустороннее энергетическое сотрудничество - важный показатель этого. Россия активно участвует в работе регионального форума АСЕАН по безопасности и АТЭС, как и США, вовсю трудится, чтобы не оказаться вне механизмов регионального сотрудничества. Поэтому, несмотря на существование предметов сотрудничества России и США в этом регионе (шестисторонние переговоры по северокорейской проблеме), существует множество примеров противостояния региональных политик двух стран, при этом их число имеет потенциал роста.

Балансы сил

Руководства России и США сходятся во мнении, что важным фактором, определяющим изменение баланса в АТР, является экономический рост Китая. Однако США нацелены воспрепятствовать возможному существенному влиянию Китая в АТР посредством развития своего сотрудничества с Японией, Южной Кореей, Австралией и Индией. Таким образом, другие силы в регионе будут уравновешивать Китай, а с другой стороны, подобное сотрудничество будет препятствовать снижению американского влияния. Приоритеты России (Дэниел Твайнингс, 'America's Grand Design in Asia' Washıngton Quarterly, 2007), наоборот, посредством сотрудничества с региональными силами воспрепятствовать основному влиянию США в Евразии. Поэтому Россия хочет видеть своим стратегическим союзником Индию. МИД РФ убежден в необходимости активизации российско-индийско-китайского сотрудничества. Попытки России создать подобный треугольник проистекают в большой степени из стремления создать противовес США. Россия понимает и то, что, способствуя усилению Китая, создает себе реальные проблемы в будущем. Но это пока отдаленный риск. С другой стороны, желание России сотрудничать с Индией стратегически может быть полезно не только сегодня, но и завтра (в возможном российско-китайском соперничестве). Как бы то ни было, но развитие близких отношений с Китаем обеспечивает как сегодняшние, так и завтрашние потребности. Российско-китайское сотрудничество, в частности, в рамках ШОС, - эффективный способ препятствовать сегодня влиянию США в Центральной Азии и поддерживать завтра хорошие отношения между сильным Китаем и еще слабой Россией. С этой точки зрения, под развивающимся российско-китайским экономическим сотрудничеством надо понимать не только экономические причины, но и проблемы безопасности. Интерес России к ООН, ШОС, и механизмам азиатско-тихоокеанского сотрудничества, возможно, произрастает из проблем, связанных как с сегодняшним миром, так и с завтрашним. В то же время, эти проблемы вынуждают Россию развивать свой ядерный потенциал.

Видение будущего

В докладе 'Мир вокруг России: 2017. Контуры недалекого будущего', опубликованном в этом году Советом по внешней и оборонной политике, который является одной из влиятельных 'фабрик мысли', высказываются предположения о том, что мировая арена будет антагонична, нестабильна, и вместе с этим, будет подвержена различным влияниям. Автор доклада и влиятельное лицо во внешней политике Сергей Караганов на основе этих предположений сделал следующий вывод: 'Даже в условиях ограниченных ресурсов посредством грамотной политики можно сделать много для страны и ее граждан. Основные стратегические изменения произойдут после упоминаемого периода (2007-2017 гг.) или по его окончании. Путь, по которому будет продвигаться Россия, определит принятую в ближайшие годы внешнюю политику'. (С. А. Караганов, 'Мир вокруг России: 2017. Контуры недалекого будущего', Совет по внешней и оборонной политике, Москва, 2007 г., стр. 7-8). Подобная точка зрения фигурирует в официальных российских документах и разговорах. Как было отмечено, российское руководство недовольно той ролью, которую определили России США, а также тем, что мир сложился только вокруг США. Россия, чувствуя предоставленную ей широту поля для деятельности, понимает, как возможности, так и риски, порождаемые изменениями в Азии. В этой связи руководство страны, не ожидая грядущих перемен в Азии, заинтересовано активно участвовать в региональных процессах и изыскивать новые эффективные инструменты для этого, чтобы впоследствии сформировать роль и будущее России.

Перевод: Вадим Абдуллаев

_______________________________________

Путин обнажил свою политику ("Herald Sun", Австралия)

Путин вступает в Тихоокеанский регион ("The Age", Австралия)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.