Академик Джон Мюллер недавно опубликовал книгу, в которой пишет, что начиная с 1960 года от рук террористов американцев погибло 'примерно столько же, сколько из-за столкновений с оленями на автодорогах'.

Узнав об этом, я расстроился. Ведь я всегда так любил наблюдать за оленями в Ричмондском парке в Лондоне. Теперь, глядя на них, я испытываю негодование и подозрения. Конечно, делая какие-либо обобщения касательно оленей, следует соблюдать осторожность. Большинство оленей живут вполне мирной жизнью. Но закрывать глаза на то, что немногочисленное, но фанатичное меньшинство представителей оленьего сообщества представляет для нас смертельную угрозу - не глупость ли это? Вот между рогов какого-нибудь самца рождается зловещая идеология. А вот они уже готовы убивать и умирать в борьбе за реализацию безумной, фантастичной идеи - за возвращение тех времен, когда олени безраздельно господствовали в лесах средневековой Европы.

Как лондонец, я четко осознаю, что у меня гораздо больше шансов погибнуть от руки террориста, чем под копытами оленя. Этим летом в Лондоне чуть не произошли взрывы автомобилей, а в позапрошлом году от взрывов в метро погибли пятьдесят два пассажира. Впрочем, из средств передвижения опасность для жизни представляет не только подземка: только за прошлый год на дорогах Великобритании погиб 3201 человек, в их числе - 148 велосипедистов. Между прочим, после взрывов в метро в июле 2005 года резко выросли продажи велосипедов - люди боятся пользоваться общественным транспортом.

В США действуют те же закономерности, касающиеся относительного риска. Брайан Дженкинс (Brian Jenkins) из Rand Corporation сообщает: 'Средний американец имеет примерно один шанс погибнуть в автокатастрофе из девяти тысяч, и только один из восемнадцати тысяч - быть убитым. По итогам последних пяти лет, включая даже последствия событий 11 сентября, у среднего американца шанс погибнуть от рук террористов составил всего один из пятисот тысяч'.

И все же именно терроризм, а не какая-либо другая угроза заставила американское правительство биться в конвульсиях от ужаса. Во имя 'войны с террором' США развязали две настоящих войны - в Афганистане и Ираке - и еще планируют нанести удар по Ирану. Администрация Буша учредила министерство национальной безопасности, ставшее третьим по величине федеральным правительственным органом (двести тысяч работников). По данным социологических опросов, почти половина американцев боятся стать жертвами террористов или потерять членов семьи в результате теракта.

В 2005 году мэр Нью-Йорка Руди Джулиани (Rudy Giuliani) сказал так: 'Кто угодно, в том числе и любой специалист по безопасности, например, я, сказал бы вам 11 сентября 2001 года, что таких атак будет еще великое-превеликое множество. И что все еще не так плохо, как могло бы быть'. Господин Джулиани не теряет бдительности: ключевым элементом его президентской программы стала 'война с террором'. Американская политическая мысль, как видим, единодушна: на горизонте маячат катастрофы, которые оставят события 11 сентября далеко позади.

Проблема в том, что 'готовиться к худшему' - затея, может, и небессмысленная, но дорогостоящая. Смотрите сами: внешняя политика США за это время изменилась до неузнаваемости. Внутри страны введены драконовские меры безопасности - и слышны призывы идти еще дальше в том же направлении. В недавно опубликованной статье бывшего высокопоставленного работника министерства национальной безопасности Кларка Кента Эрвина (Clark Kent Ervin) был оглашен список рацпредложений по уменьшению угрозы терроризма. Среди этих мер фигурировала даже отмена безвизового режима со многими странами Европы. Неважно, что принятие подобного решения весьма тяжело сказалось бы на экономике Америке и особенно на туристической индустрии - во имя безопасности вполне можно пожертвовать прочностью трансатлантических связей.

Контр-идея не в том, что безвизовый режим не представляет опасности, а в том, что для нормального функционирования общества просто необходимо мириться с некоторыми незначительными опасностями. Для того, чтобы стопроцентно застраховать лондонское метро от терактов, нужно ввести такие же проверки пассажиров, какие проводят в аэропортах, но от этого метро перестанет работать, а террористы попросту переключатся на автобусы и гипермаркеты.

Филип Гордон (Philip Gordon) из аналитического центра Brookings Institution утверждает, что европейцы уже привыкли жить в атмосфере небезопасности, а 'американцам... непривычно мириться с угрозами - они предпочтут решительно избавиться от них, и, как правило, такая возможность у них была'. Впрочем, некоторые опасности явно приоритетнее других. В конечном итоге глобальное потепление может оказаться намного более серьезной угрозой для США, чем мировой терроризм. Но несмотря на то, что, по некоторым подсчетам, полярный лед тает с такой скоростью, что уже через двадцать три года он может вообще исчезнуть, правительство не создало ни одного департамента по борьбе с изменением климата, да и во внешнеполитическом курсе США не наблюдается никаких изменений в связи с этой проблемой.

В некотором смысле глобальное потепление и мировой терроризм похожи друг на друга. Политикам приходится решать, какую именно долю дискомфорта они согласны вытерпеть ради того, чтобы отвести в будущем некоторую угрозу, масштаба которой они себе не представляют.

Однако отсутствие надежной информации - не повод для отказа от оценки рисков. Хорошим началом был бы отказ от выдвинутой вице-президентом Диком Чейни 'доктрины одного процента', согласно которой однопроцентную вероятность завладения террористами оружием массового поражения следует рассматривать как стопроцентную. Шанс в один процент надо рассматривать как то, чем он и является, - то есть как шанс в один процент.

_____________________________________________

Жан Бодрийяр: Дух терроризма ("Le Monde", Франция)

Игнасио Рамоне: Что такое терроризм и с чем его едят? ("La Voz De Galicia", Испания)