Эксперт Французского Института международных отношений Тома Гомар (Thomas Gomart) считает, что природа отношений между Парижем и Москвой меняется, они приобретают более обыденное звучание.

Тома Гомар руководит программой изучения России и СНГ во Французском Институте международных отношений. Он недавно закончил статью о роли Франции в отношениях ЕС-Россия. В связи с двухдневным визитом Николя Саркози в Москву, эксперт описывает природу отношений между Парижем и Москвой и объясняет суть разногласий между двумя столицами.

_________________________________________________

- Как складываются отношения между Францией и Россией после того, как в Елисейский дворец пришел Николя Саркози?

- Природа отношений между этими двумя странами меняется. Безусловно, можно говорить об ужесточении французских позиций в отношении России. Мы это заметили, слушая выступление французского президента перед послами в конце августа в Париже.

- Николя Саркози жестко отозвался о Москве . . .

- Да, он говорил о некоторой степени 'грубости', с которой Россия использует свои энергетические активы. Совсем недавно Саркози также заявил, что Россия не помогает решению важных международных проблем. Елисейский дворец хочет порвать с внешнеполитическим курсом эпохи Ширака, положить конец отношениям, которые расценивались, как некоторое попустительство.

Эти изменения можно сравнить с тем, что происходило в Германии. Когда Ангела Меркель стала канцлером, ее публичные выступления носили более критичный характер, чем высказывания ее предшественника, она больше внимания уделяла вопросам прав человека и свобод гражданского общества, но она не подвергала сомнению суть германо-российских отношений в области энергетики.

То же самое происходит сейчас во Франции. Нельзя говорить о том, что мы встаем на антироссийскую позицию, что происходит сейчас в Вашингтоне, но мы и не потворствуем России.

- С одной стороны, отказ от излишней терпимости, с другой стороны - нежелание прямого столкновения. Справится ли с такой деликатной задачей Николя Саркози?

- Дипломатия, чтобы существовать, должна определиться с позицией. Прежняя идея заключалась в том, что между Парижем и Москвой сложились особенные отношения, определявшиеся особой позицией Франции в вопросах обороны и в отношениях с НАТО. Если Париж вернется в интегрированную структуру НАТО, он утратит значительную часть своей дипломатической заинтересованности в России.

Франция, со своей стороны, предпочитает отдавать приоритет отношениям с новыми членами Евросоюза, начиная с Польши и заканчивая странами Балтии.

К тому же не стоит забывать об экономическом измерении этих отношений. Объем французских инвестиций в Россию не снижается, но мы не уделяем достаточного внимания, и это неправильно, стремлению России инвестировать во Францию и в Европу. Некоторые французские предприятий должны изменить свое представление о России.

- Можно ли сказать, что отношения между Россией и Францией становятся более обыденными?

- Да, я, пожалуй, соглашусь с этим. Для обеих стран двухсторонние отношения являются второстепенной проблемой. Зато, становится очевидным, что связи между Россией и Евросоюзом обретают приоритетное значение: смогут ли они стабилизировать отношения или нет? От этого зависит будущее нашего континента.

- По каким вопросам позиции Франции и России расходятся?

- Первым конфронтационным вопросом является Иран. Москва недооценила, насколько Франция ужесточила свою позицию по этому вопросу, что заметно не только по заявлениям Бернара Кушнера или Николя Саркози.

Москва стремится в первую очередь занять отрицательную позицию в отношении санкций, вводимых за рамками Совбеза ООН, и не допустить ударов по Ирану, которые окажут дестабилизирующий эффект на весь регион.

Еще одним камнем преткновения является Косово. Переломным моментом для международных отношений Москвы стали не события в Ираке, а удары НАТО по Косово без мандата ООН.

- В основе разногласий между Россией и Западом лежит также кризис, случившийся в 1999 году?

- Да. В позиции России чувствуется жажда реванша и стремление показать, что с Москвой нужно считаться при решении внешнеполитических проблем, и что стабильного решения для Косово без ее участия найти невозможно. Кроме того, Россия считает, что существует реальная опасность открыть ящик Пандоры - запустить сепаратистские процессы в Европе и на Кавказе.

Также конфронтационными вопросами остаются планы по размещению противоракетного щита в Европе и расширение НАТО. Но тут я бы не хотел вдаваться в подробности, поскольку Франция пока только вырабатывает свою позицию по данным вопросам.

- Будут ли на встрече французских и российских президентов обсуждаться вопросы прав человека и ситуация в Чечне?

- Скорее всего, будут. Николя Саркози во время своей президентской кампании жестко высказывался по поводу Чечни и убийства Анны Политковской. Елисейский дворец хочет высказать свою позицию по этим вопросам хотя бы для того, чтобы продемонстрировать, насколько она отличается от линии Жака Ширака. Но тут существует опасность того, что за кадром останутся такие важные проблемы, как обострение ситуации в Дагестане, в Ингушетии, на Южном Кавказе. Эти вопросы должны обязательно быть подняты.

______________________________

Николя Саркози: новые жесткие условия отношений с Владимиром Путиным ("The Times", Великобритания)

Политика и глянец: Путин против Саркози ("ABC News", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.