Только перемены в политической элите России могут помочь Литве решить исторические проблемы, утверждает политолог Гядиминас ВИТКУС, в беседе с журналистом Ричардасом ЧЯКУТИСОМ

- Жители Литвы высказались на референдуме за то, чтобы СССР возместил вред, нанесенный оккупацией. Позже был принят закон о возмещении этого ущерба. Поэтому правительство было обязано предпринять конкретные действия. Недавно министр иностранных дел Пятрас Вайтекунас косвенно признал, что с 2000 года, когда был принят закон, в этой области почти ничего не было сделано. Является ли сам закон бессмысленным, или его саботирует правительство, или оно просто не в состоянии выполнять действия, предусмотренные законом?

- Обычно закон применяется внутри государства. Его, как известно, принимает парламент, который и является ответственным за внутренний порядок страны. В данном случае получается, что по закону нам должно другое государство. Решения нашего парламента для этой другой страны недействительны. Правительство пыталось выполнить закон, но Россия очень ясно сказала 'нет', на этом все и закончилось. Закон правильный, но это и все. С другой стороны, мы можем принять законы, чтобы нам подчинялись все другие страны, обязать их платить нам определенную часть своих доходов. Только вряд ли нам от этого будет лучше.

- Министр П.Вайтекунас, отвечая на вопросы парламентариев, заявил, что с Россией не нужно говорить языком ультиматумов, а 'действовать дипломатично по различным направлениям'. Указал и одно конкретное направление действия. По его словам, сами потерпевшие граждане должны обращаться в суды и судиться с Россией. Может ли этот способ, по вашему мнению, быть эффективным?

- В какие суды нужно обращаться? Есть случаи, когда обращались в литовские и русские суды, но результат пока что был одинаков. Дальнейший и наиболее прямой путь - в Страсбург. Это, по моему мнению, нормальный путь - когда используешь все правовые возможности в конкретной стране, особенно когда есть очевидный ущерб, очевидные доказательства и так далее. Было бы очень интересно, чем бы такой процесс закончился.

- Россия, вступая в Совет Европы, официально обязалась финансово поддерживать бывших ссыльных, желающих вернуться на родину. Может быть, один из возможных видов деятельности в этом направлении, это постоянно поднимать вопрос в Совете Европы, парламенте ЕС или ООН, напоминать России обязательства, а также искать потенциальных союзников среди международного сообщества, чтобы действовать не в одиночку?

- Абсолютно с вами согласен - такой путь был бы логичным. С русскими всегда говорить легче, когда есть компания твоих единомышленников. Но все нужно взвесить. Я не очень верю в то, что это действительно возможно. Русские очень красиво умеют играть на различных противоречиях, и они бы рассорили и развалили такую коалицию, если она была бы создана. Например, русские извинились перед венграми и чехами, но не извинились перед поляками и литовцами. Поэтому общий фронт тут маловероятен. Но здесь стоит поразмышлять, не попробовать ли обменять это на что-то более реальное и полезное. В конце концов, не попробовать ли продвинуться к примирению. Ведь нам не эти деньги важны.

- Верите ли вы, что с Россией вообще возможно конструктивно общаться? А, может, надо просто ждать лучших времен?

- Конечно, лучшие времена могут придти только тогда, когда в самой России будут перемены. Без этих перемен мы ничего не добьемся. Этот закон есть и пусть он будет. Придут лучшие времена, и мы его вспомним. Что можно было бы сделать? Прежде всего, нужно попробовать говорить с российскими демократами. Я бы сказал, что нужно пробовать их перевоспитать, так как и они являются империалистами. Они не понимают, сколько свинств и различных злодеяний наделало их государство. И об этом они говорят без особой охоты, хотя и декларируют такие бесспорные ценности как демократия, права человека и т.п.

- Как вы представляете, кто и как это должен делать?

- Мы повлиять, конечно, не можем. И не только мы - даже Америка или Европейский Союз тоже не могут. Конечно, мы можем работать с конкретными людьми, приглашать их, общаться с ними и надеяться, что, может быть, это в будущем даст результаты. Но не стоило бы оставаться только пассивным наблюдателем процесса. Мы можем быть просто посредниками или помощниками в таком диалоге. В конце концов, периодически в Вильнюсе проходят международные дискуссии, на которых ЕС мог бы общаться или сотрудничать с Россией. Мы уже стали своеобразными переводчиками. С другой стороны, можем и с теми же русскими разговаривать, только без ультиматумов.

- Как вы оцениваете текущие отношения Литвы и России?

- Очень просто: 'холодная война'. Мы этот процесс не можем изменить, просто не надо прибегать к провокациям, не надо ухудшать отношений и действовать через Европейский Союз. Может быть, в будущем будет возможен и двусторонний диалог по волнующим нас вопросам.

- Может быть, Литва, общаясь с Россией, совершила какие-нибудь ошибки?

- Не считаю, что мы их совершили. Сами русские признают, что с Литвой у них вроде и нет сложностей, в отличие от латышей или эстонцев, например, по вопросу гражданства. Но все равно эта 'холодная война' идет. И это только из-за решения самой России.

- Очевидно, что одно правительство не в состоянии сдвинуть вопрос о компенсациях с мертвой точки. Тогда возникает вопрос: нужно ли вообще решать этот вопрос? Если да, тогда кто и как это должен делать?

- Конечно, нельзя ничего пускать на самотек. И этот вопрос надо решать. Ведь пострадало множество людей, ужасающий ущерб нанесен государству. Это вопрос техники. Пострадавшим людям должны предоставляться льготы, делаться определенные скидки, может быть проведена даже частичная компенсация их ущерба. Но для этого необходима соответствующая политическая воля.

- Прокомментируйте еще одну мысль министра, что Россию нельзя сопоставлять с Советским Союзом. Ведь Россия объявила себя правопреемницей СССР. Значит, права и деньги можно перенимать, а обязанности можно оставить в стороне?

- Ясно, кроме прав, есть еще и обязанности, их также нужно перенимать. Но нельзя на Россию сбрасывать ответственность за совершенные Советами преступления. Современная Россия просто не в ответе за те преступления, которые совершил предыдущий режим. Ведь сын не в ответе за действия своего отца. Просто можно сказать: я так не буду делать, как сделал мой дед или отец. Современная Россия, являясь правопреемницей СССР, должна заявить, что чувствует моральную ответственность за своих предков, и ясно объявить, что в будущем она больше не будет делать так, как они. Это был бы цивилизованный подход, но это пока не так.

- Все мы знаем, как цивилизованно был решен вопрос такой ответственности в мире. Немцы ведь сегодня не говорят, что военные преступления совершали национал-социалисты, так у них и требуйте компенсации. Германия сегодня другая, демократическая, поэтому ничего никому не должна.

- Германия возместила ущерб и приняла ответственность за совершенные нацистами преступления. В то же время поступить цивилизованно России, прежде всего, мешают реваншистские настроения. Ведь Россия проиграла 'холодную войну' и теперь стремится к реваншу. Мы, на их взгляд, являемся только мелочью в повсеместной реваншистской игре. С другой стороны, общий знаменатель внешней политики Литвы - попытка сбалансировать Россию. Это и НАТО, и Европейский Союз, и наша политика на Украине, в Грузии. Все это - попытки противостоять влиянию России, а также, насколько возможно, уменьшить эту постоянно ощущаемую угрозу. Считаю, что наши люди в этом направлении работают достаточно профессионально. Не думаю, что мы что-то делаем неправильно и не по-европейски.

- В России близятся парламентские и президентские выборы. Поменяется власть. Сможем ли мы после этих выборов назвать перемены положительными?

- Сказать однозначно, что ничего не поменяется, не могу. Поживем - увидим. Но, считаю, большинству понятно, что после выборов у власти в России останутся две партии: 'Газовая партия' и 'Нефтяная партия'. Но кое-что значат не только партии, но и личности. Ведь на мышлении В.Путина стоит клеймо КГБ. Он не может признать такие вещи, которые легко мог признать Борис Ельцин. Остается надеяться, что придут люди, с которыми будет просто легче общаться. Наконец, надеюсь, сами русские начнут понимать, что нынешний их реваншизм никуда не ведет. Это прямой путь в тупик. До тех пор пока Россия сильна, пока нефть дорожает, нам с ней сложно найти общий язык.

_______________________________________________

Пятрас Вайтекунас: 'Россия не унаследовала вины за оккупацию' ("Delfi", Литва)

Витаутас Ландсбергис: Россия нападает на балтийские народы ("Veidas", Литва)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.