Ю. НОРКИНА: Здравствуйте, в эфире радиостанции 'Эхо Москвы' и канала RTVI программа 'Особое мнение', которое, как всегда, по средам высказывает писатель, гл. редактор газеты 'Завтра' и просто умный и талантливый человек Александр Проханов. Здравствуйте, Александр Андреевич.

А. ПРОХАНОВ: Благодарю за аттестацию высокую, спасибо, здравствуйте.

Ю. НОРКИНА: Конечно, это даже не комплимент, а это сущая правда. Ну что, хороший сегодня день, я думаю, для вас, в частности, много событий, которые могут порадовать жителей этой страны, это и очередной полет в космос, и, на мой взгляд, возрождение чего-то подобного комсомольской организации, об этом мы поговорим.

А. ПРОХАНОВ: Для меня это просто огромное счастье. Я сейчас спешу подать заявление в комсомол, я надеюсь, что я пройду стажировку на стройках коммунизма.

Ю. НОРКИНА: Я думаю, что положительно будет решен вопрос, безусловно. Я сначала хотела бы поговорить о другом, мы все знаем, что идет, как говорят эксперты и как заявил сам Виктор Черкесов, война спецслужб, внутри идут разборки, сегодня последовало заявление, что последние аресты высокопоставленных сотрудников федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков России могли быть спровоцированы наркомафией. Об этом заявил не кто иной, как Александр Федоров, это заместитель директора ФСКН. Как вам такая постановка вопроса, это, действительно, наркомафия подстроила?

А. ПРОХАНОВ: Мне эта постановка вопроса очень нравится, особенно еще и потому, что Александр Бульбов, я его называю Бульбов, он близкий мне человек, я его знаю хорошо, испытываю к нему дружеские, товарищеские чувства. Я имел возможность наблюдать его в критические для родины ситуации. Во-первых, Бульбов - это героический человек, у него две Красных звезды за Афганистан, это награда поля боя. Это награда, которая венчает жертвенные подвиги человека. И он таков, это статный, красивый, открытый человек, который в 93 год, в год нашей кровавой катастрофы, когда танки стреляли по нашему парламенту, утверждая демократические принципы господина Ельцина, он находился в Доме советов, в Белом доме, выполнял сложнейшие операции, стараясь предотвратить эту бойню, за что после разгрома Дома советов попал в Лефортово. Потом, когда времена стали меняться, когда этот свирепый либерализм стал отходить в сторону и потребовались настоящие кадры, проверенные в боях, в войнах за отечество, его опять взяли в структуры. И он за это время сделал большую карьеру, он превратился в генерал-лейтенанта. Я его не так давно видел до ареста. Я хочу сказать, что та дефомация, которой он подвергается в прессе определенной, она направлена на то, чтобы создать из него образ грабителя, стяжателя, бесчестного человека, например, говорят, что на Куршской косе под Калининградом какие-то огромные виллы, он чуть ли ни купил всю косу. Там маленький, небольшой домик, принадлежащий его родителям, в деревеньке, где и свет не всегда появляется, газа там нет, вот что такое вилла Бульбова на Куршской косе. Говорят, что у него, когда был обыск дома, у жены, там какие-то горы, россыпи бриллиантов нашли, это все вздор. Там даже не было оперативной съемки, которая зафиксировала бы эти бриллианты. Говорили, что он поехал в Эмираты отдыхать. Он был в Эмиратах по командировке, он устанавливал там контакты со спецслужбами Эмиратов, дабы пресечь наркотраффик, одним словом, это сильный, благородный человек, которого не удастся сломить. Я думаю, что все, что сейчас происходит, еще раз подтверждает представление о том, что в стране существует как бы две власти, условно говоря. Одна власть, которая связывает себя с идеей развития, с идеей прорыва России, с идеей концентрации ресурсов, интеллектуальных, финансовых, материальных для развития.

Ю. НОРКИНА: Т.е. поднять ее с колен, как вы говорите.

А. ПРОХАНОВ: Она уже не на коленях, она уже в рост стоит, но она должна перестать стоять в рост, она должна рвануться вперед. И вторая власть - это власть мафии, которая смотрит на эти огромные деньги, которые сейчас должны пойти в корпорации, для того, чтобы их сожрать, схапать, проглотить. И эти две власти создают в сегодняшней России ситуацию двоевластия. И неизвестно, какая из этих властей победит, мы находимся в роковой сейчас период нашей страны, переживаем. Одно я только вам могу сказать, что коллеги, включая и Александра Бульбова, осуществляли оперативное прикрытие операции по разгрому мафии внутри ФСБ, эти 'Киты', 'Три кита', этот случай с ширпотребом китайским, который крышевали определенные офицеры. Это поручение, как мне кажется, дал им сам президент. Это слишком ответственная операция, это поручение мог дать им только глава государства. Я просто удивляюсь, почему до сих пор президент медлит с этим решением.

Ю. НОРКИНА: Я как раз хотела вас спросить, может быть, он считает, что еще не настал момент, когда можно так взять и, что называется, мальчиков развести? Одного в один угол, а другого - в другой, и сказать - не ссорьтесь.

А. ПРОХАНОВ: Мне трудно сказать, я просто думаю, есть этика.

Ю. НОРКИНА: Т.е. вы считаете, что все-таки это такая внутри, конфликт внутри спецслужб? Эти как раз две или все-таки это извне, это эти, действительно, наркодельцы, которые. . .

А. ПРОХАНОВ: Я вам сказал, что это конфликт этих двух властей, эти власти вовсе не исчерпываются спецслужбами. Эти две власти, власть людей, ориентированных на развитие, на прорыв, и власть людей, ориентированных на мафиозное схватывание остатков наших ресурсов, эти две власти, они не только в спецслужбах, они в экономике, они в культуре, они в СМИ. Поэтому я думаю, что мы увидели в этом лишь элемент этой скрытой борьбы, но эта борьба может выйти во всей своей полноте на поверхность. Я думаю, что мы здесь с вами сейчас разговариваем, мы, так или иначе, участвуем в этой борьбе, во всяком случае, я надеюсь, что, утверждая во всеуслышание, что генерал-лейтенант Бульбов - достойный, отважный, благородный человек, я участвую в этой борьбе на стороне идеи развития.

Ю. НОРКИНА: Спасибо. Мы сейчас прервемся на несколько секунд буквально и вернемся опять в студию.

Ю. НОРКИНА: Мы продолжаем программу 'Особое мнение', в студии Александр Проханов. Александр Андреевич, я бы хотела поговорить, мы войну в спецслужбах с вами обсудили, а теперь давайте поговорим о ценах, о том, как они катастрофически в России растут. Вы же ходите по магазинам?

А. ПРОХАНОВ: Я-то вообще не хожу в магазин.

Ю. НОРКИНА: Жена ходит?

А. ПРОХАНОВ: Я ем.

Ю. НОРКИНА: А сыновья ходят? У вас их трое?

А. ПРОХАНОВ: У меня трое, видимо, они ходят, но я с ними не обсуждаю проблему цен.

Ю. НОРКИНА: Т.е. это вас не очень заботит, на самом деле?

А. ПРОХАНОВ: Это меня заботит только как. . .

Ю. НОРКИНА: В масштабах страны?

А. ПРОХАНОВ: Нет, как ворчит жена, как она экономить начинает вдруг на мне, смотрит, как бы я чего не переел лишнего.

Ю. НОРКИНА: Я смотрю, вы похудели так, смотрите, что есть, то есть, подскочили на 89% цены, только это в сентябре, это я смотрю официальные данные, президент, естественно, сразу обратил на это внимание. Собственно, думцы активизировались, и вот что они предложили, принять закон о продовольственной безопасности, который защитит Россию от колебаний международного рынка продовольствия, с одной стороны, с другой, создаст более комфортные условия для работы отечественным сельхозпроизводителям. Я сейчас ухожу от официальщины такой. Я неделю назад встречалась с фермером в Подмосковье, это нечастое явление, на самом деле, вы знаете, какая самая большая проблема?

А. ПРОХАНОВ: Я знаю.

Ю. НОРКИНА: Сбыт.

А. ПРОХАНОВ: М?

Ю. НОРКИНА: Сбыт, у него 120 голов крупного рогатого скота, он сказал, что 70 руб. за килограмм, причем неважно, телка это годовалая или семилетняя. Но и то подчас довольно сложно с этим. Что нужно сделать для того, чтобы все-таки наша сельскохозяйственная вообще страна-то, просторы какие, чтобы наш фермер все-таки, как вы говорите, на ноги встал? И не только встал, а пошел?

А. ПРОХАНОВ: Только что ездил в очередной раз на мою любимую Псковщину, это, конечно, трагедия. Едешь по пустыне, в этих бурьянах такие скелеты, скелеты погибшей цивилизации, как скелеты китов.

Ю. НОРКИНА: Коровники стоят, свинарники.

А. ПРОХАНОВ: Коровники, скотные дворы, эти рухнувшие, заржавелые эти башни силосные, водонапорные. Действительно, прошла война.

Ю. НОРКИНА: Это да, а что делать-то, Александр Андреевич?

А. ПРОХАНОВ: Меня во всей этой истории одна вещь страшно ранит и возмущает, ханжество нашей власти, которая говорит о ценах. Конечно, есть сговор посредников.

Ю. НОРКИНА: Безусловно.

А. ПРОХАНОВ: Наверное, есть проблемы сбыта. Но ведь цены растут потому, что сумасшедший рост тарифов. Ведь сумасшедший рост электрических тарифов на газ, на горючее, это все входит в цену хлеба, это все входит в цену техники. Ведь власть об этом ничего не говорит. Есть установка - подымать внутренние тарифы на газ до мировых уровней. И эти поднятые до мировых уровней тарифы будут сказываться на цене. А ведь мировой потребитель, скажем, горючки, фермер, он получает дотации от государства. Там рост, эти тарифы покрываются спонсированием сельского хозяйства со стороны государства. Поэтому все, что сейчас идет, вся эта говорильня по поводу. . .

Ю. НОРКИНА: Нет, говорят, что все хорошо, на самом деле, да, они поднимаются, и все.

А. ПРОХАНОВ: . . . возгонки цен, во всем этом, мне кажется, виновата ужасная тарифная политика власти, которая идет на поводу у этой концепции встраивания России в мировой экономический, в том числе, и финансовый контекст. Так мы погубили свой ВПК, так мы погубили, разорили свое сельское хозяйство, по существу, так мы продолжаем разорять все наши еще сохранившиеся уклады. Должна быть дифференцированная тарифная политика. Мы не должны, обладатели баснословных богатств, в том числе, углеводородных, мы не должны эти богатства использовать во вред нашей стране, в том числе, во вред нашему сельскому хозяйству. Сельское хозяйство наше страдает от того, что мы самая богатая газо-нефтеносная страна в мире, это абсурд.

Ю. НОРКИНА: Т.е. вы считаете, что пока у нас есть газ и нефть, мы не можем себе позволить встать на ноги даже хотя бы сельскому хозяйству?

А. ПРОХАНОВ: Нет, я считаю, что пока у нас. . .

Ю. НОРКИНА: Мы закрываем этим дыры?

А. ПРОХАНОВ: Пока у нас господствует этот экономический бред, это сумасшествие, которое вместо благополучия из-за того, что Ермак открыл, присоединил к России Сибирь, мы получаем разорение, этот бред грефовско-кудринский, этот наилиберальный подход к нашей стране, до этих пор мы будем несчастные и униженные. Грефа убрали, а политика осталась.

Ю. НОРКИНА: Видите, вы сказали одну интересную вещь, я для себя отметила, что правительство не говорит о том, что здесь это, это, а где оно должно говорить? По телевидению нам талдычат, что все замечательно.

А. ПРОХАНОВ: Оно опять эту проблему списывает на других, может быть, второстепенных виновников этой проблематики.

Ю. НОРКИНА: Но говорить-то все-таки нужно, я просто. . .

А. ПРОХАНОВ: Я говорю за правительство, я говорю - да, я, Проханов Александр Андреевич, премьер-министр. . .

Ю. НОРКИНА: Свобода слова все-таки нужна.

А. ПРОХАНОВ: . . .я беру на себя вину за то, что мы на протяжении последних лет по-сумасшедшему взвинчиваем тарифы то бишь цены на электричество, на газ и на. . .

Ю. НОРКИНА: Так, сейчас будет опять во всем Чубайс виноват, понятно, хорошо. Так, я не напомнила все-таки номера наших, номер нашего смс, + 7 985 970 4545, пожалуйста, присылайте свои вопросы Александру Андреевичу. Так, здесь уже есть кое-что, набралось, но у меня следующая тема, рейтинги политических партий. Ну что, по данным ВЦИОМ, 'Единая Россия' с Путиным прибавила за неделю с 48 до 54%, при этом КПРФ - 6%, ЛДПР - 5, у 'Яблока' около 1. Мы приходим к однопартийности, я так понимаю?

А. ПРОХАНОВ: Мы пришли к однопартийной системе.

Ю. НОРКИНА: Вас это радует или огорчает?

А. ПРОХАНОВ: Меня это радует, вы знаете, меня это радует вот по какой причине.

Ю. НОРКИНА: Т.е. это такая коммунистическая партия, которая была в Советском Союзе, такое единовластие?

А. ПРОХАНОВ: Почему, есть много стран, у которых однопартийная система. Например, есть такая маленькая страна, может, вы о ней слышали, она называется Китай.

Ю. НОРКИНА: Совсем маленькая, да.

А. ПРОХАНОВ: Это крохотная маленькая страна, которая, тем не менее, демонстрирует сумасшедшие темпы роста и развития, где парламентаризм задавлен, где этим партиям не дают пикнуть, на знамени которого есть одна большая звезда, это звезда большой правящей партии, много микроскопических маленьких звездочек, как снежинок, которые ранжируют реальную партию. Пока в нашей великой России торжествовал парламентаризм, сначала горбачевского разлива, а потом ельцинского, мы разметали вдребезги сначала Советский Союз, а потом едва не довели до краха Россию. Теперь этому кладется предел. Я за однопартийную авторитарную страну.

Ю. НОРКИНА: Это, в общем, мы все знаем, Александр Андреевич.

А. ПРОХАНОВ: Чтобы не забывали.

Ю. НОРКИНА: Вы же понимаете, что в Китае простой маленький человек, это Болтянская говорила вам как раз, Нателла, об этом в прошлую среду, я слышала, живет, прямо скажем, мягко говоря, не очень хорошо.

А. ПРОХАНОВ: Ужасно он живет. Это ужасно.

Ю. НОРКИНА: А вы думаете, величие страны в том, чтобы она наращивала военную и экономическую свою мощь за счет того, чтобы. . .

А. ПРОХАНОВ: Нет, величие страны, чтобы. . .

Ю. НОРКИНА: . . .гноить каждого человека?

А. ПРОХАНОВ: Нет, величие страны в том, что парламенты болтали с утра до ночи, чтобы партии врали, лгали, кривлялись, плевали в эфир, в этом величие страны. А этот маленький человек в Китае, который живет ужасно, вы знаете, что за последние 10 лет рост среднего китайского человека увеличился на 10 см. Этот маленький человек буквально, антропологически, маленький китайский человек увеличил свой рост на 10 см. А рост русского человека уменьшился ровно на 9, на 8, на 10 см, посмотрите этих солдатиков.

Ю. НОРКИНА: Этот рост, он влияет как-то на уровень жизни маленького китайского человека?

А. ПРОХАНОВ: Рост человека?

Ю. НОРКИНА: Да.

А. ПРОХАНОВ: Он характеризует продовольственную корзину, количество. . .

Ю. НОРКИНА: Т.е. кушают они хорошо, не только мисочку с рисом?

А. ПРОХАНОВ: . . .калорий, количество питания.

Ю. НОРКИНА: Понятно.

А. ПРОХАНОВ: Они живут ужасно, но едят хорошо, одеваются блестяще, у них в домах телевизоры, они ездят в мир, они демонстрируют огромные темпы развития. Живут страшно, чудовищно, но Хэйхэ, который 20 лет назад был ничтожным городом на берегу Амура, он покрылся небоскребами. Несчастный Китай, нам бы это несчастье. И не дай бог им наш парламентаризм.

Ю. НОРКИНА: Хорошо, так, кадровые перестановки у нас с вами продолжаются. Перед эфиром мы с вами поговорили немножечко об этом. Михаил Фрадков назначен главой службы внешней разведки, вы знаете об этом. А как вы считаете, это правомочное решение?

А. ПРОХАНОВ: Трудно сказать. . .

Ю. НОРКИНА: Ведь внешняя разведка - это всегда была элита, согласитесь.

А. ПРОХАНОВ: Внешняя разведка - это всегда была элита, я думаю, что Фрадков не является абсолютно человеком, посторонним внешней разведке, его работа. . .

Ю. НОРКИНА: Это да.

А. ПРОХАНОВ: . . .что он работал, посвящено на международной арене, в экономике. А вы думаете, что такое внешняя разведка? Это нелегалы, это Штирлицы, которых забрасывают в штабы в вермахты.

Ю. НОРКИНА: Это романтический такой образ, да.

А. ПРОХАНОВ: Внешняя разведка, в том числе, как и Главное разведывательное управление, ГРУ, занимается, во многом, экономическим и политическим шпионажем, под прикрытием ГКС в свое время работали наши разведчики, они занимались поставками вооружений в близкие нам страны. Поэтому Фрадков - человек, близкий к этой сфере, а, может быть, даже из этой сферы, я не знаю, что там под его пиджаком, потому что когда он ложится в постель, он вместо пижамы надевает генеральский мундир генерала внешней разведки, поэтому, я думаю, это не самое плохое назначение. Во всяком случае, оно лучше, чем назначение Сердюкова на пост министра обороны, ясно совершенно.

Ю. НОРКИНА: Так, и сегодня стало известно, что Василий Якименко возглавил комитет по делам молодежи, мы в начале программы так парой слов перебросились. Т.е. у нас новая организация, которая будет очень похожа на комсомольскую, и вас это тоже радует, я так понимаю? Т.е. молодежь будет, будет направляться в нужное русло, как вы считаете, мы в одночасье покончим с наркотиками, с алкоголизмом среди молодежи, с преступностью?

А. ПРОХАНОВ: В одночасье-то мы, конечно, не покончим, во всяком случае, впервые предпринимается попытка вырвать молодежь из рук мерзавцев, которые насаждают среди молодежи культ насилия, ничего не делания, сибаритства, отморозки, которые насаждают эту наркокультуру, это все делается, делается осознанно. А этому нет противодействия. Немножко церковь пытается что-то мешать всему этому, но молодежь находится во власти этих замечательных манипуляторов, страшных, злокозненных. Теперь предпринимается контрпопытка, она не нравится людям, потому что, оказывается, маячит образ комсомола. А комсомол ведь это же плохо, правда же, ведь Немцов-то вышел не из комсомола, Кириенко же вышел не из комсомола, и Чубайс был не комсомолец.

Ю. НОРКИНА: Ходорковский тоже вышел из комсомола.

А. ПРОХАНОВ: Кто?

Ю. НОРКИНА: Ходорковский.

А. ПРОХАНОВ: И Ходорковский вышел. . . и вышел (НЕРАЗБОРЧИВО) из комсомола. . .

Ю. НОРКИНА: Из комсомола.

А. ПРОХАНОВ: Так все эти ребята. . .

Ю. НОРКИНА: Там были и такие, и такие.

А. ПРОХАНОВ: А какие там были-то?

Ю. НОРКИНА: Какие? Разные там были, любые.

А. ПРОХАНОВ: Комсомол - это то, повторяю, я не могу сказать ни одного плохого слова в адрес комсомола, хотя я не очень-то с ним был всегда связан, я беспартийный человек, но я знаю, что комсомол - это огромные массы молодежи, которые вкалывали на стройках, а не занимались развратом и не пили пиво, бухали в подворотнях.

Ю. НОРКИНА: Александр Андреевич, давайте мы с вами продолжим этот разговор через несколько минут.

А. ПРОХАНОВ: Давайте, давайте.

Ю. НОРКИНА: Продолжим.

НОВОСТИ

Ю. НОРКИНА: Мы к вам вернулись, дорогие друзья, программа 'Особое мнение', это 'Особое мнение' Александра Андреевича Проханова. Я сейчас с удивлением узнала, мы пока говорили о комсомоле, я узнала, что у Александра Андреевича, помимо того, что у него трое детей, двое сыновей и одна дочь, у него восемь внуков.

А. ПРОХАНОВ: Спасибо, что вы разглашаете мои семейные тайны.

Ю. НОРКИНА: А это тайна?

А. ПРОХАНОВ: Конечно, это вторжение в частную жизнь. Как хорошо, что я был не так болтлив во время перерыва и не все вам высказал.

Ю. НОРКИНА: Слушайте, это просто замечательно, что у вас восемь внуков, вы богатый человек, на самом деле. Так что, в комсомол, все-таки это будет комсомол или это будет нечто иное?

А. ПРОХАНОВ: Не знаю, мне трудно сказать, я повторяю.

Ю. НОРКИНА: Но вы как, честно если, положа руку на сердце, не выбалтывая всех секретов, но так, чисто по-человечески, похожи они на тех ребят, которые, действительно, с огнем в душе в 70-х строили, возводили эту страну своими руками, своим сердцем, своей душой, своей жизнью?

А. ПРОХАНОВ: Комсомол тоже, он прошел несколько стадий, иногда патетичных, иногда трагических.

Ю. НОРКИНА: Я не говорю о верхушке, которая сидела и занималась. . .

А. ПРОХАНОВ: Нет, я говорю о комсомольцах.

Ю. НОРКИНА: А люди, которые верили, действительно, в то, что этот строй, он самый правильный в мире, я, между прочим, комсоргом была в свое время, действительно, радовалась, что родилась не в Америке, кстати говоря.

А. ПРОХАНОВ: Эти парни, скажем, комсомол 30-х гг., вы знаете, какое количество, было поколение героев, было поколение мучеников ГУЛАГа, одновременно с теми, кого отправляли на каторгу, они умирали в страшных мучениях, режим взращивал героев из молодежи. И это был страшный дуализм эпохи, одна часть была подвержена репрессиям силовым, подавлению, а другая (НЕРАЗБОРЧИВО) героизма, эти герои выиграли войну, по существу.

Ю. НОРКИНА: Эти 'Наши', которые сейчас, видимо, будут довольно интенсивно вливаться в наше общество, особенно среди молодежи, они могут выращивать таких героев сейчас, сегодня?

А. ПРОХАНОВ: Во всяком случае, такая задача должна быть поставлена. Пока она не стоит. Но я встречался с этими молодыми людьми, в частности, с теми, кто принадлежит к 'Нашим', ведь 'Наши' тоже демонизированы либералами. Их боятся, считают, что это такая. . .

Ю. НОРКИНА: Но они себя иногда, согласитесь, ведут. . .

А. ПРОХАНОВ: Наверное.

Ю. НОРКИНА: Мягко говоря, некорректно.

А. ПРОХАНОВ: Эти дурацкие преследования Сорокина и прочих, это все от небольшого ума. Но я с ними пообщался, с их контингентом, это очень вдумчивые, интересные люди, которые, особенно студенты даже технических вузов, не только гуманитарных, у них большие проблемы такие духовные, им интересно очень многое. Они тянутся к духовным знаниям, к духовному совершенству. Говорить, что это герои, нет, герои наступят тогда, когда Россия будет как бы устремлена в развитие реальное, когда потребуется героизм. Но сейчас герои, мне кажется, люди, прошедшие чеченскую войну, они не были комсомольцами, не были 'Нашими', но там были истинные герои. Во всяком случае, из того, что сейчас выстраивается, мне кажется, что все это положительно. А то, что лидер 'Наших' стал частью кабинета министров, вошел в исполнительную власть, какой-то комитет, в этом тоже есть определенный резон. Наконец-то, кадровая политика становится, очень слабо, конечно, еще, остается прерогативой партии, что кадровые назначения, кадровый резерв и кадровая эскалация не идет за счет вкусовщины. Необязательно. . .

Ю. НОРКИНА: А вкусовщина, вы имеете в виду выбор всенародный?

А. ПРОХАНОВ: Нет, вкусовщина - назначение на ключевые посты своих, близких тебе по службе в ФСБ или по месту рождения, этот кадровый подход связан со страхом власти потерять эту власть. А если бы власть все больше была окутана этой одной, единой главенствующей партией, то у этой партии была бы большая задача формировать в своих недрах кадровую политику, сепарация, посмотреть, как он ведет себя на этом посту, как он на этом. Если ты хорошо себя проявил, иди дальше, выше, а не мгновенно из мебельщика в министры обороны.

Ю. НОРКИНА: Из грязи в князи, как говорят в народе.

А. ПРОХАНОВ: Да, поэтому, повторяю, все это, несмотря на то, что, действительно, к этому есть предвзятость, предубеждение, желание посмеяться над этим традиционное, я внутренне отношусь к этому хорошо.

Ю. НОРКИНА: Т.е. поставлен на свое место организатор, который себя проявил?

А. ПРОХАНОВ: Конечно, конечно, это правильно.

Ю. НОРКИНА: Так, Грузия, я думаю, что она вас интересует, во-первых, потому, что вы родились в Тбилиси.

А. ПРОХАНОВ: Да-да.

Ю. НОРКИНА: Сколько вы там прожили?

А. ПРОХАНОВ: А?

Ю. НОРКИНА: Сколько вы там прожили, вы маленьким уехали?

А. ПРОХАНОВ: Я в Тбилиси прожил огромное количество времени, я прожил там примерно 3.5 недели.

Ю. НОРКИНА: Да вы что.

А. ПРОХАНОВ: Родившись, я сразу переехал обратно в Москву. Но, тем не менее, родившись в Грузии, я считаю себя уроженцем этого города. И однажды после. . .

Ю. НОРКИНА: В Тбилиси?

А. ПРОХАНОВ: Может быть, через 30 лет побывав там, я увидел свое родовое гнездо, увидел дом, где я родился, где были мои фамильные, молокане жили там, т.е. для меня Грузия - абсолютно небезразличный край. Тем более что вообще для писателя русский Кавказ - это духовная родина.

Ю. НОРКИНА: Да, смотрите. . .

А. ПРОХАНОВ: Кстати, сейчас, только что я перечитывал Пастернака, там есть потрясающие слова о любви русского человека к Кавказу. Страны не знали в Петербурге, и злясь, как на сноху свекровь, жалели сына в глупой бурке, за чертову его любовь. Русские неслись на Кавказ, обматывались буркой, шли под пули и сабли чеченцев.

Ю. НОРКИНА: Все-таки не зря я предварила программу тем, что вы умный и талантливый человек. Смотрите, события в Грузии. Там просматриваются приметы обострившейся подковерной политической схватки, собственно, она, конечно, не прекращалась, но сейчас, на мой взгляд, это переросло все в какой-то фарс. Может быть, я не права, может быть, вы меня поправите, потому что сначала обвинения Окруашвили, потом опровержения этих обвинений, после того, как энное количество он провел под арестом. На днях наш президент сказал, что видели мы в гробу такую демократию, а вот мне кажется, что демократией-то здесь, в общем, как-то и не пахнет, тем более что накануне буквально католикос Грузии заявил о том, что наконец-то, наконец-то может возродиться то, о чем тайно многие мечтали. Это ни больше, ни меньше, конституционная монархия. И как?

А. ПРОХАНОВ: По-моему, замечательно. Очень скоро мы будем свидетелями династических войн в Грузии, скажем, Сванетия пойдет войной на Кахетию, борьба за трон, великие монархи Грузии из города Поти будут соперничать с монархами откуда-нибудь из Зугдиди. Это замечательная процедура, потому что Грузия. . .

Ю. НОРКИНА: Вы говорите об этом серьезно?

А. ПРОХАНОВ: Конечно.

Ю. НОРКИНА: Это, действительно, может быть?

А. ПРОХАНОВ: Серьезно, я вижу династические войны в Грузии. Если будет монархия, причем она ведь, как говорил католикос, она не будет связана с престолонаследием, каждый монарх заново будет выбираться, будет обряд помазания, в общем, там будет большое развлечение. Все это будет напоминать такой Сухумский заповедник.

Ю. НОРКИНА: А вам жаль?

А. ПРОХАНОВ: Мне жаль, мне бесконечно жаль грузин.

Ю. НОРКИНА: А что бы вы хотели для Грузии?

А. ПРОХАНОВ: Я считаю, что грузины - замечательные люди.

Ю. НОРКИНА: Абсолютно, безусловно.

А. ПРОХАНОВ: Талантливые люди, у меня масса грузин, перед которыми я преклоняюсь, я вижу их утонченность, деликатность, их певучесть, чем бы они ни занимались, делают ли они операции на сердце, либо поют в Большом театре, как Соткилава, или ставят фильмы, как Данелия, в них есть какая-то поразительная певучесть. И они заслуживают лучшей доли, мне кажется, что Грузия в советское время была восхитительной республикой, самой богатой, там каждый, по-моему, второй человек был интеллигентом, а какой ценз образовательный, какой уклад, какое благосостояние. И они помогли, какое искусство, какая поэзия, какой кинематограф был, т.е. это было лучшее время в истории Грузии.

Ю. НОРКИНА: Значит, конституционная монархия для них не самый лучший вариант, насколько я понимаю?

А. ПРОХАНОВ: Нет, я думаю, пускай будет конституционная монархия, пускай будет теократическая республика, пускай будет неандертальский социализм, это не изменит этого состояния общества грузинского, которое находится в гигантском кризисе. Их вырвали как часть огромного организма, ведь Грузия в советское время не была одна.

Ю. НОРКИНА: Александр Андреевич. . .

А. ПРОХАНОВ: Она была со всеми нами.

Ю. НОРКИНА: Я вынуждена извиниться перед вами, потому что мы так и закончим, что Грузия находится и находилась в кризисе, пока что и продолжает.

А. ПРОХАНОВ: Грузия в беде.

Ю. НОРКИНА: Ну что же, на этом мы закончим наше 'Особое мнение', спасибо вам, Александр Андреевич.

А. ПРОХАНОВ: Спасибо вам.

Ю. НОРКИНА: У нас в гостях был писатель и гл. редактор газеты 'Завтра' Александр Проханов, всего доброго.

_________________________________________________

А.Проханов: Ну а как же самолюбивая Америка, эмоциональный Израиль, Запад? ("Эхо Москвы", Россия)

А.Проханов: "Мы предотвратили крах России" ("Эхо Москвы", Россия)