From the Economist Intelligence Unit

Бывший министр обороны Грузии, который после ухода в оппозицию к президенту Михаилу Саакашвили был арестован по подозрению в совершении многочисленных преступлений, в телевизионном интервью публично отказался от своих обвинений в том, что г-н Саакашвили приказал убить одного из своих политических оппонентов. По данному делу ни об одном из его участников нельзя сказать ничего хорошего. Сложившаяся ситуация подчеркивает недостатки грузинской демократии, кроме того, она совпала по времени с визитом в страну генерального секретаря НАТО, приехавшего, чтобы оценить ход реформ.

В ноябре 2006 года Ираклий Окруашвили покинул правительство Грузии после того, как г-н Саакашвили уволил его с поста министра обороны. В то время казалось, что популярный, воинственный министр - открыто заявивший, что он собирается отметить Новый год в своем родном городе Цхинвали, неофициальной столице стремящейся отделиться от Грузии Южной Осетии - был уволен для того, чтобы предоставить некоторые гарантии НАТО, куда г-н Саакашвили хочет вступить. После ухода из правительства г-н Окруашвили вел себя тихо, однако разговоры о том, что он может присоединиться к грузинской оппозиции - и активировать ее деятельность - никогда не затихали.

Я обвиняю

25 сентября г-н Окруашвили весьма неожиданно нарушил молчание, выступив по телевидению с обвинениями г-на Саакашвили в том, что он приказывал убивать своих оппонентов. В частности, г-н Окруашвили сказал, что он не подчинился приказу президента убить Бадри Патаркацишвили, бывшего соратника российского олигарха Бориса Березовского и самого богатого, по всеобщему мнению, человека Грузии. Он также подверг сомнению официальную версию смерти бывшего премьер-министра Зураба Жвании, умершего от отравления угарным газом в тбилисской квартире в феврале 2005 года. Кроме того, г-н Окруашвили обвинил президента в коррупции и в том, что тот защищает своих родственников от правоохранительных органов.

Обвинения г-на Окруашвили активировали действия оппозиции, которая организовала около парламента акции протеста с требованиями отставки г-на Саакашвили, кроме того, они сыграли положительную роль в усилиях бывшего министра по созданию собственной партии, Движения за единую Грузию. 27 сентября он был арестован по обвинению в совершении многочисленных преступлений, в том числе в вымогательстве, отмывании денег, злоупотреблении властью и халатности. После этого оппозиция начала протестовать еще активнее, в то время как г-н Саакашвили, назвавший обвинения абсурдными и необоснованными, продолжал хранить молчание.

8-го октября грузинское телевидение показало часть интервью г-на Окруашвили со следователями, в котором он отказался от своих обвинений в сторону г-на Саакашвили, сказав, что он сделал их для того, чтобы заработать политический капитал. Его адвокат, не присутствовавший на этом интервью, позднее предположил, что это признание было сделано под принуждением. Во время интервью интересы г-на Окруашвили защищал назначенный государством адвокат. На следующий день власти выпустили г-на Окруашвили под залог в размере 6,1 миллиона долларов США.

Неприглядный спектакль

Ни один из основных игроков не заслуживает в этом деле добрых слов. Г-н Окруашвили выдвинул против президента сенсационные обвинения, однако не предоставил никаких доказательств. Даже по меркам грузинской политики, допускающим очень многое, его поведение было признано неприемлемым.

Г-н Саакашвили тоже не сильно отличился. Хотя он остался в стороне от этих событий, он все же несет ответственность за действия властей. Обвинения против г-на Окруашвили имеют душок политического преследования. Даже если они окажутся обоснованными, то возникнут вопросы: почему же г-н Окруашвили не был призван к ответу? Почему обвинения были вынесены только после того, как бывший министр обороны присоединился к оппозиции?

Опасения относительно отправления правосудия на этом не заканчиваются. С политической точки зрения желание г-на Саакашвили показать признание г-на Окруашвили по телевидению понятно. Однако вопрос о том, не было ли это признание сделано под давлением, остается.

Созданная г-ном Саакашвили политическая система тоже выглядит небезупречно. Если предположить, что обвинения в широкомасштабном нецелевом использовании фондов министерства обороны обоснованны, то возникают сомнения в эффективности парламентского комитета по надзору, который должен был внимательно следить за военными расходами: все четыре члена этого комитета входят в Национальное движение г-на Саакашвили. В виду этого появляется желание сделать вывод о том, что однопартийное правление не пошло Грузии на пользу.

Защита демократии

В свете стремления Грузии вступить в НАТО дело Окруашвили развернулось в самый неподходящий момент. 4 октября генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер (Jaap de Hoop Scheffer) посетил Грузию, чтобы проверить ход реформ. Г-н Саакашвили надеется, что на саммите, который состоится в Бухаресте в апреле 2008 года, его стране будет вручен план по вступлению в НАТО, что откроет его стране путь в эту Организацию.

Г-н Саакашвили отдает армии приоритет с момента своего прихода к власти в конце 2003 года: в государственном бюджете она является самым крупным получателем средств, на ее долю приходится 22 процента всех расходов и 7 процентов валового внутреннего продукта. Это значительно выше установленной НАТО минимальной планки расходов и полностью соответствует прозападной политике Грузии. Эти расходы являются краеугольным камнем заявки страны на вступление в Альянс. Однако оценивая готовность страны, НАТО будет изучать не только военные аспекты. Во время визита в Грузию генеральный секретарь НАТО подчеркнул, что судебная система должна быть более независимой, и что в стране должна быть большая политическая прозрачность. Дело Окруашвили не свидетельствует о том, что в каком-либо из этих направлений имеется прогресс.

И это не единственный случай. В совершенном в феврале 2006 года убийстве банкира Сандро Гиргвлиани были обвинены четыре офицера министерства внутренних дел, однако существуют подозрения в том, что к убийству имеют непосредственное отношение высокопоставленные чиновники министерства. Когда речь заходит о вопросах безопасности, то при общении с иностранной аудиторией г-н Саакашвили занимает умеренную позицию. Однако своему народу он сказал, что обратный отчет времени до возращения утерянных территорий (Абхазии и Южной Оссетии) уже начался. Конечно, применять к Грузии те же самые стандарты демократического развития, что и к западным странам, нереалистично, однако у нее имеется столько недостатков, что возникает вопрос, в правильном ли направлении движется эта страна.

Хотя страны Запада сохраняют определенное хорошее отношение к Грузии, ее шансы на получение весной 2008 года плана по вступлению в НАТО висят на волоске. Год назад г-н Саакашвили уволил г-на Окруашвили, чтобы сохранить перспективу вступления страны в Североатлантический альянс. Сегодня выдвинутые бывшим министром обороны обвинения и реакция официальных властей на них угрожают свести эти шансы на нет.

____________________________________________________________

Проверка для Саакашвили ("The Economist", Великобритания)

И ты, Ираклий... ("Telegraf", Латвия)