Выдержка из интервью президента США Джорджа Буша

WSJ: Есть человек, который проводит несколько иную экономическую политику, и его имя всплывет в связи с предстоящей на следующей неделе встречей 'большой семерки'. Это президент Путин, активно занимающийся национализацией различных отраслей экономики, что вызывает серьезную обеспокоенность в странах Западной Европы. Вызывает ли это беспокойство у вас? Какое послание хотели бы вы направить президенту Путину по этому поводу?

ПРЕЗИДЕНТ БУШ: Ну, я очень много говорил с ним о его решениях, о необходимости иметь систему сдержек и противовесов в российском обществе. И я говорил с ним о рынках. В наших взаимоотношениях интересно то, что мы оба хотим вступления России в ВТО. Я хочу этого, потому что заинтересован в наличии набора правил, которым будет следовать Россия. Я хочу, чтобы была защищена наша интеллектуальная собственность. И я думаю, что очень интересно - очень важно, чтобы существовал механизм разрешения споров.

Есть много людей, которые ... много американцев, которые инвестируют средства в Россию, потому что они обнаружили там вполне приличный инвестиционный климат для своих капиталовложений. В качестве примера мне на ум приходит финансовая отрасль. С другой стороны, из России приходят довольно сомнительные сигналы, когда речь заходит о выполнении контрактов в энергетической сфере. Поэтому мы сделали ... когда возникают такие сомнения, я стараюсь их разрешить вместе с президентом Путиным.

WSJ: Каковы ваши оценки относительно состояния дел со вступлением России в ВТО? Какими могут быть сроки вступления, и какие вопросы вам предстоит проработать до этого?

ПРЕЗИДЕНТ БУШ: Я должен передать этот вопрос послу Шваб (Schwab). Она присутствовала в Австралии на нашей встрече с президентом Путиным, и мы говорили о вступлении в ВТО. Мы вернемся к этому вопросу о состоянии дел. Я не хочу делать предположения, не выяснив все точно.

WSJ: А как насчет Северной Кореи? Позвольте спросить вас об этом. Похоже, что вам удается добиться от Северной Кореи закрытия ее ядерных предприятий, но сможете ли вы пойти дальше и добиться извлечения оружейных ядерных материалов, которые...

ПРЕЗИДЕНТ БУШ: Северные корейцы в виде письменных соглашений выразили свое намерение не только закрыть свои объекты, свои ядерные объекты, но и объявить о своем отказе от оружейных ядерных материалов, а также прекратить деятельность в области распространения ядерного оружия.

Таким образом, мы сейчас находимся на начальном этапе реализации таких соглашений. Я говорю 'соглашений', потому что одно из них было заключено в сентябре 2005 года, и еще одно разъясняющее соглашение в феврале 2007 года, если мне не изменяет память. Надо проверить эти даты. Мне кажется, первая декларация была в сентябре пятого года, а потом был разъясняющий документ зимой этого года.

Структура соглашения такова. Вы выполняете условия этого этапа, и тогда наступают последствия - нефть. Вы делаете то, о чем говорили, на втором этапе - наступает второе последствие. Есть надежда, что все программы будут раскрыты, и все оружие уничтожено, а это приведет к мирному соглашению, которое положит конец корейскому конфликту.

Для корейцев очень важно - для северных корейцев - им важно напоминать, что, во-первых, у нас есть соглашение, и мы ждем выполнения всех его положений всеми сторонами; и что очень важно продолжать работу по реализации этих соглашений. Вы видите, что нам это удается.

____________________________________________________________

Московская миссия по смягчению отношений ("The Washington Times", США)

Как быть с Путиным? ("The International Herald Tribune", США)