Бывшим лидерам, оказавшимся на скамье подсудимых, отказывают в презумпции невиновности, потому что процессы организуют их соперники-победители

Если в наши дни глава государства или правительства оказывается на скамье подсудимых, то правозащитники называют такое событие беспрецедентным. Процесс над Слободаном Милошевичем был 'прорывом', приговор Жану Камбанде (Jean Kambanda) из Руанды был 'историческим', суд над либерийским лидером Чарльзом Тейлором (Charles Taylor) стал 'разрывом с прошлым'. Так что неудивительно, что организация Human Rights Watch приветствовала экстрадицию Альберто Фухимори из Чили на родину в Перу, где он предстанет перед судом в ноябре, и заявила, что 'впервые суд постановил выдать другой стране бывшего главу государства, обвиняемого в его родной стране в грубых нарушениях прав человека'.

Исторический опыт показывает, что процессы над бывшими лидерами обычно организуют не суды а те самые политики, которые их свергли. Милошевича отправили в 2001 г. в Гаагу его противники из правительства Сербии, вопреки решению конституционного суда Югославии, запретившего экстрадицию бывшего президента. Однако незаконность выдачи не обеспокоила Human Rights Watch, которая ликовала, увидев на скамье подсудимых человека, которого, как и Фухимори, она к тому времени уже объявила виновным.

Но в судах над бывшими главами государств как таковых нет ничего нового. Фухимори стал двадцать четвертым главой государства, представшим перед уголовным судом с тех пор, как в 1649 г. был казнен Карл I. Кроме того, было немало процессов над главами правительств. Однако за три столетия судов над бывшими политическими лидерами ни один из них не был оправдан. Как мрачно заметил в 1792 г. Дантон, обращаясь к французскому эмигранту, который вернулся из Англии, чтобы помочь защите Людовика XVI: 'Можно ли спасти находящегося под судом короля? Он мертв с той самой минуты, как предстанет перед своими судьями'.

Обвинительного приговора избежали лишь Эрих Хонеккер и Слободан Милошевич - первый находился при смерти, а второй умер во время процесса. Нулевой процент оправданий связан с тем, что процессы над поверженными врагами организуют режимы-победители. Осуждение старого лидера - это важный источник легитимности для нового. Новыми международными трибуналами заправляют великие державы, желающие оправдать свою доктрину военного и судебного интервенционизма в отношении слабых и принадлежащих к третьему миру государств. А дело против Фухимори возбудил в 2000 г. сам новый президент Алехандро Толедо (Alejandro Toledo), а не перуанская полиция.

Толедо вынудил свое правительство предъявить Фухимори более 60 обвинений, поставив ему в вину абсолютно все - от отставки в 2000 г. до приобретения тракторов из Китая в годы президентства. Однако Толедо нельзя назвать нейтральной фигурой. Он возглавлял оппозицию Фухимори и еще находился у власти, когда Фухимори объявил о своем намерении вернуться в Перу, чтобы в следующем году принять участие в выборах. Задержание Фухимори в Чили по перуанскому ордеру ликвидировало эту угрозу.

Режимы-победители часто пользуются процессами над бывшими лидерами, чтобы укрыть собственные преступления. Американцы так обставили суд над Саддамом Хусейном, что вторжение в Кувейт в 1990 г. можно было считать преступлением, а вторжение в Ирак в 1979 г. - нет. Хотя последнее обошлось в миллион жизней, американцы, по всей видимости, не хотели, чтобы в суде обсуждали поддержку, которую они оказывали Ираку. Процесс над Фухимори состоится под эгидой президента Алана Гарсиа (Alan García), которого Фухимори разгромил на выборах 1990 г. В годы первого срока Гарсиа (1985-90) было убито гораздо больше партизан-маоистов, чем при Фухимори, который фактически закончил грязную гражданскую войну в Перу. Но за нарушения прав человека будут судить 'Китайца', а не Гарсиа. Кроме того, Фухимори обвиняется в коррупции, которая при Гарсиа была распространена еще больше.

На таких процессах вина ответчика часто объявляется заранее. В 1941 г. во Франции маршал Петен открыто заявил о вине премьер-министров Третьей республики Эдуара Даладье и Леона Блюма еще до начала суда над ними и настаивал, что задача суда - лишь вынести соответствующие обвинительные приговоры. Виновным Фухимори объявили и его преемник и предшественник на посту президента, а также основные мировые правозащитные организации - Amnesty, Human Rights Watch и Межамериканская комиссия по правам человека (Inter-American Commission on Human Rights), являющиеся, по сути, главными обвинителями. Похоже, они не заинтересованы в презумпции невиновности, а СМИ в основном не оспаривают правомерность предъявленных обвинений.

Невзирая на неизбежность приговора, часто бывшие лидеры словно смакуют дни, проводимые в суде. Норвежский коллаборационист Видкун Квислинг в 1945 г. и бывший президент Словакии монсиньор Тисо в 1947 г. выступали на своих процессах часами. Вскоре после этого они были расстреляны. Бывшие лидеры часто обращаются к внешнему миру с помпезными речами и говорят, что их судьей будет история - однако, когда глава греческой военной хунты Георгиос Пападопулос попытался заявить это в 1975 г., судья парировал: 'Вы думаете, истории нет сегодня в этом зале?'. В Перу у Альберто Фухимори много сторонников, и, возможно, он воспользуется этой стратегией. Если успешно - то это будет поистине беспрецедентно.

Книга Джона Лафлэнда 'История политических процессов от Карла I до Саддама Хусейна' (A History of Political Trials from Charles I to Saddam Hussein) выйдет в свет в мае будущего года.

_______________________________________

Что делать с деспотами: дилемма Европы ("The Economist", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.