Представьте, чего могла бы добиться армянская диаспора, если бы она добивалась утверждения демократии на исторической родине столь же упорно, как и официального признания Конгрессом, что почти сто лет назад армяне стали жертвой геноцида. Возможно, тогда современная Армения была бы не менее демократической страной, чем современная Турция.

На прошлой неделе армянская община в США одержала политическую победу: Комитет Палаты представителей по международным делам 27 голосами против 21 принял резолюцию, требующую от правительства официально признать факт геноцида армян в Турции в начале 20 века. Анкара настаивает: да, в это время творились ужасные вещи, но приравнивать их к геноциду нельзя. Администрация Буша, не желавшая оскорблять важного союзника, пыталась не допустить принятия резолюции.

Обе стороны конфликта страстно отстаивают свою позицию: одни напоминают, как важно честно смотреть в лицо фактам истории, другие полагают, что подобные вопросы не решаются политическими декларациями. Прискорбно, однако, другое: хотя Конгресс называет результаты голосования по геноциду победой в деле защиты прав человека, в самой сегодняшней Армении с правами человека дело обстоит очень плохо.

В 1991 г., когда развалился Советский Союз, казалось, что ни в одной из его пятнадцати республик не существует таких благоприятных условий для установления демократии, как в Армении. Эту прекрасную страну с живописными горными вершинами, долинами и виноградниками отличало более четкое ощущение национальной идентичности, чем многие другие республик; она обрела государственность еще в древние времена; у нее был свой язык, письменность и церковь; наконец, неравнодушная армянская диаспора готова была поделиться с Ереваном не только профессиональными навыками, но и обычаями демократии и гражданского общества. Из 10 миллионов армян, разбросанных по всему миру, лишь 3 миллиона живут на исторической родине; более 2 миллионов проживают в России, и еще 1,5 миллиона - в Соединенных Штатах.

Начиналось все хорошо: в стране прошли честные выборы, в результате которых главой государства стал бывший диссидент. Однако вскоре дали о себе знать и авторитарные тенденции: тот самый диссидент в 1996 г. подтасовал результаты голосования, чтобы обеспечить собственное переизбрание, и с тех пор страна покатилась по наклонной плоскости. Как отметила в прошлом году правозащитная организация Freedom House, 'все общенациональные выборы в Армении после обретения независимости в той или иной степени компрометировались подделкой бюллетеней, фальсификацией результатов голосования, и тому подобными нарушениями'. Одновременно оппозиционных политиков бросают за решетку, акции протеста жестоко подавляются, а электронные СМИ попали под контроль властей.

В целом ситуация в Армении складывается лучше, чем в большинстве постсоветских республик. Хотя коррупция приобрела всепроникающий характер, в экономике наблюдается рост, и по некоторым показателям свободы предпринимательства страна занимает высокое место в международных рейтингах. Состоявшиеся весной парламентские выборы были более честными, чем прежние. Правящая олигархия терпимо относится к некоторым оппозиционным партиям, неправительственным организациям и газетам, не следующим официальной линии.

Но в то же время условия, существующие в Армении, сильно отличаются в худшую сторону от положения в некоторых из бывших советских республик, особенно Латвии, Литве и Эстонии. Там многие представители диаспор тоже вернулись на землю предков, где они страстно борются не только за национальное возрождение, но и за торжество демократии и некоррумпированного капитализма.

С чем связана эта разница? Армению уже в первые годы независимости сбила с пути война с соседним Азербайджаном из-за армянского анклава, находившегося на его территории. Сегодня этот анклав контролирует Ереван, но прекращение огня не переросло в мирное урегулирование. В результате две главные лоббистские организации армянской общины в США сосредоточивают внимание скорее на проблемах безопасности (выступая, в частности, против поставок оружия Азербайджану, или против союзника Баку - Турции), чем на укреплении демократии в Ереване. Правители Армении знают: как бы они не топтали права личности на родине, в нашей стране их всегда 'прикроют' лоббистские группы.

Главы обеих организаций американских армян утверждали в разговоре со мной, что они стараются, порой без лишнего шума, поощрять становление демократии и гражданского общества на исторической родине. Несомненно, их влияние небезгранично, сколько бы усилий они не прикладывали. Но что если бы они отдались этому делу с той же страстью, с какой добивались принятия Конгрессом резолюции о геноциде? Трудно не прийти к выводу, что в этом случае 3 миллиона армян жили бы и богаче, и свободнее, чем сейчас.

__________________________________________

Турция и США на пути к столкновению ("The Financial Times", Великобритания)

В мутной воде армянской политики ("The Economist", Великобритания)