Забудьте о всеобщих выборах, которых не было - самое крупное политическое событие этой осени должно произойти на следующей неделе. Завтра в Пекине начнет свою работу 17-й съезд Коммунистической партии Китая. В течение пяти дней все важные фигуры коммунистического Китая от мэров городов до руководителей государственных предприятий будут вместе заниматься политической деятельностью - а затем выберут председателя КНР, который в 2012 году сменит Ху Цзиньтао (Hu Jintao).

Характер и цели будущего китайского руководителя важны сами по себе. Обойдя к концу года Великобританию, Китай затем обгонит Германию и станет третьей в мире экономической державой после США и Японии. Он уже занимает второе место в мире по военной мощи. Он также является крупнейшим в мире экспортером и владельцем валютных резервов. Но как знает каждый депутат съезда КПК, их выбор будет иметь дополнительный и особый резонанс.

Им предстоит выбрать пятое поколение руководства коммунистической партии с момента революции 1949 года. Это уже не те лидеры, которых привела к власти революция, и которые полны решимости выполнять свою коммунистическую миссию. Это менеджеры и администраторы, стремящиеся к тому, чтобы система работала. В Советском Союзе готовность Михаила Горбачева поставить коммунизм под сомнение была тесно связана с тем, что он принадлежал к такому же пятому поколению советских лидеров. Он выступал за гласность и перестройку не в одиночку; значительная часть номенклатуры к тому времени уже решила, что советская экономическая и социальная модель не действует, что она коррумпирована, неэффективна и поэтому должна быть изменена.

Окажется ли один из двух 'Ли' Ху Цзиньтао - Ли Кэцян (Li Keqiang) или Ли Юаньчао (Li Yuanchao) - достаточно популярным, чтобы прийти на смену Ху? С какими чувствами два главных претендента на пост председателя КНР выйдут в пятницу навстречу камерам из зала заседаний партийного съезда? Сможет ли один из них стать китайским Горбачевым?

2200 тщательно отобранных делегатов съезда столкнутся с тем, что их потянут в разные стороны. Эти люди получают выгоду от масштабной коррупции, процветающей в Китае. Директор китайской программы из вашингтонского Института Карнеги Миньсинь Пэй (Minxin Pei) считает, что 10 процентов от контрактной стоимости всех сделок по продаже земли и инвестициям уходит в карманы коммунистических бонз. Сумма взяток составляет 86 миллиардов долларов в год, и она постоянно увеличивается. По словам Пэй, это представляет смертельную угрозу существующей системе в связи с ростом недовольства населения. Он прав, и с ним соглашается китайское руководство. Нет сомнений, что Ху на этой неделе вновь выступит против коррупции - в который уже раз.

Проблема заключается в том, что несмотря на всю его риторику, лишь три процента коррумпированных чиновников попадается на злоупотреблениях. В значительной степени это обусловлено тем, что антикоррупционные кампании возглавляют руководители, которые сами нечисты на руку. Еще хуже то, что никто уже не верит в основополагающие нравственные ценности коммунизма. Возвращаются старые привычки, в том числе, имперская система внебрачного сожительства. И возвращаются они в усиленном виде. Все это создает реакцию противодействия. Все большее количество представителей китайской номенклатуры - как и советской до них - начинает понимать, что коммунистическая система, несмотря на все ее успехи, изживает себя.

Есть проблемы окружающей среды. До 750000 человек умирает ежегодно от загрязнения воздуха. Существует хроническая и постоянно усиливающаяся проблема неравенства между городом и деревней. Министерство труда и социального обеспечения КНР в этой связи предупреждает, что если такое неравенство будет расширяться, оно после 2010 года не сможет гарантировать социальную стабильность в стране. Существуют также и проблемы экономики, которая чрезмерно зависит от экспорта и инвестиций, а также от огромных крестьянских денежных сбережений и от дешевой крестьянской рабочей силы. Кроме того, в прошлом году Китай зарегистрировал всего 0,3 процента международных патентов, действующих на территории 'триады' государств (Японии, ЕС и США).

Китай - гигантский субподрядчик Запада. Его конкурентоспособность зависит от того, насколько крепко ему удастся привязать свою собственную валюту к доллару. Это означает следующее: объем валютных запасов Китая ежегодно увеличивается на поражающую воображение сумму в 500 миллиардов долларов. Он не в состоянии справиться с таким притоком средств, в связи с чем инфляция в КНР достигла рекордной за десятилетие отметки.

Ху и его политбюро хорошо понимают угрозу кризиса, который может захлестнуть их всех. Они осознают, что единственно верное решение проблемы заключается в усилении подотчетности, открытости и контроля. Политическая проблема состоит в том, как привнести в общество больше элементов 'социалистической демократии', которая обеспечила бы наличие этих позитивных моментов, и в то же время не дала процессу вырваться из-под контроля в условиях, когда общество все чаще требует проведения состязательных выборов. Интрига начинающегося на этой неделе партийного съезда заключается в том, как Ху сумеет лавировать между консерваторами, стремящимися остановить любые, пусть даже самые малые реформы из страха утратить политический контроль, и реформаторами из лагеря Дэн Сяопина, которые знают - китайская экономическая и политическая власть должна согласиться на более тщательный надзор над самой собой и на укрепление норм права - иначе игра будет окончена.

Ху стоит на стороне реформаторов - пока. В июне он заявил, что на предстоящем съезде к своей давней приверженности гармоничному развитию экономики, социальной сферы и науки он прибавит призыв к 'освобождению мысли' и политической реформе. Он дал ведущим теоретикам из партийной школы возможность на протяжении шести последних месяцев обсуждать преимущества демократии. В либеральном еженедельном издании Yanhuang Chunqui ведутся свободные дебаты по данному вопросу. В преддверии партийного съезда это очень показательно.

Другой вопрос заключается в том, удастся ли Ху ввести обоих 'Ли' в состав политбюро - ведь это первый шаг на пути передачи власти. Ли Кэцян является партийным секретарем в важной промышленной провинции Ляонин. В прошлом он возглавлял китайский комсомол. В ведущейся дискуссии он на стороне умеренного реформатора Ху.

Ли Юаньчао возглавляет не менее важную провинцию Цзянсу. Он моложе и известен как по-настоящему прогрессивный реформатор, продвигающий демократический социализм в полном объеме. Он дает свободу местным средствам массовой информации, выступает за усиление законности и подвергает партийные кадры общественным проверкам. Его осуждают консерваторы. Если в политбюро появится первый Ли, это будет неплохой сигнал; если там появятся оба, сигнал будет очень сильным.

На этой неделе произойдет развязка. Политика Коммунистической партии Китая непрозрачна, но ее последствия будут теперь оказывать воздействие не только на сам Китай. И ее умение пройти через рифы следующего этапа развития страны без крупных политических и социальных эксцессов окажет свое воздействие на всех нас.

___________________________________________________________

Китай: 'информатизация армии' в действии ("The Guardian", Великобритания)

"Мягкое влияние" - новая статья китайского экспорта ("Los Angeles Times", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.