Российский президент Владимир Путин вчера критически отозвался о попытках международного сообщества заставить Иран отказаться от ядерной программы, назвав их 'запугиванием'. По мнению президента, Тегеран не поддастся подобному давлению.

'Пугать кого-то, в данном случае иранское руководство или иранский народ, - бесперспективное дело: им не страшно, поверьте мне', - заявил российский лидер на совместной пресс-конференции с канцлером Германии Ангелой Меркель (Angela Merkel) в Висбадене (Германия).

Это замечание прозвучало накануне визита г-на Путина в Тегеран, вызывающего чрезвычайный интерес у международного сообщества. Этот неоднократно откладывавшийся визит, который станет первым случаем посещения Тегерана российским или советским лидером со времен Иосифа Сталина, несомненно привлечет внимание к тому, что США считают наиболее сомнительным аспектом международной деятельности России.

Запад будет пристально наблюдать за встречей г-на Путина с президентом Махмудом Ахмадинежадом (Mahmoud Ahmadinejad) и следить насколько последовательно он будет стараться заставить Иран уступить требованиям Совета Безопасности ООН и остановить программу обогащения урана.

На прошлой неделе российский президент не подтвердил предположение своего французского коллеги Николя Саркози (Nicolas Sarkozy) о том, что он пошел на уступки. Вместо этого он еще раз подтвердил приверженность официальной позиции Москвы, заявив об отсутствии 'данных, говорящих о том, что Иран стремится к производству ядерного оружия', но добавив, что ядерная программа Тегерана должна быть прозрачной.

Россия неохотно присоединилась к двум резолюциям ООН, вводящим санкции против Тегерана за отказ приостановить обогащение урана, но продолжает противостоять инициируемым США попыткам ужесточить санкции. По этой причине некоторые американские политики и журналисты обвиняют Россию в том, что ее деятельность направлена на то, чтобы унизить Вашингтон и защитить прибыльные коммерческие связи с Ираном.

Мнение Запада не изменяют к лучшему ни заключенный между Москвой и Тегераном в 2005 году контракт на поставку в Иран систем противовоздушной обороны на 1 миллиард долларов (491 миллион фунтов, 706 миллионов евро), ни отказ Москвы ясно высказать свое отношение к иранской ядерной программе.

Однако, побеседовав с российскими чиновниками и специалистами по внешней политике, можно увидеть и более разумную позицию, далекую от рефлекторного противостояния США. По их мнению, для России убедиться, что соседний Иран не получит ядерного оружия, намного важнее, чем для Запада.

Американское частное аналитическое Stratfor, на прошлой неделе отметило, что 'многие из российских промышленных центров и крупных населенных пунктов' находятся в пределах досягаемости для иранских баллистических ракет средней дальности 'Шахаб-3' (900 миль).

Помимо этого Россия тесно связана с Израилем, который г-н Ахмадинежад угрожал 'стереть с карты мира' и в который эмигрировал 1 миллион российских евреев. На прошлой неделе г-н Путин на встрече с представителями Европейского еврейского конгресса сказал, что 'Израиль и Россия одинаково обеспокоены иранской ядерной угрозой'.

Главное, в чем расходятся позиции России и Запада - это в том, насколько близка угроза, и каким образом ее можно избежать. Один из высокопоставленных российских чиновников, просивший не называть его имени, сообщил нам, что до создания оружия Ирану осталось от пяти до десяти лет. К этому моменту могут измениться и политическая ситуация и режим.

Согласно заявлению заместителя пресс-секретаря г-на Путина Дмитрия Пескова, Россия верит в возможности многосторонних переговоров и двусторонней дипломатии и считает, что в отношениях с Ираном еще не исчерпаны дипломатические и политические методы.

Российские официальные лица считают особенно опасным доводить санкции до того уровня, при котором Иран превратится в государство-парию, вроде Северной Кореи. Почувствовав себя загнанным в угол, Иран может выйти из договора о нераспространении, и тогда пойдет на все, чтобы создать бомбу.

Россия уже предлагала создать на своей территории совместное предприятие по поставке топлива для иранской ядерной программы и была крайне обеспокоена отказом Тегерана.

Мохаммед Эль-Барадеи (Mohamed El Baradei), генеральный директор Международного агентства по ядерной энергии, в ближайшее время должен представить отчет о том, прояснил ли Иран вопросы, связанные со своей ядерной программой. По мнению дипломатов, на основании этого Москва и будет решать, насколько жесткой должна быть ее позиция.

__________________________________________

Война с Ираном была бы грубой ошибкой ("Christian Science Monitor", США)

Саркози пытается очаровать Путина, но тот остается непреклонен в иранском вопросе ("The International Herald Tribune", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.