Бросив вызов толпам террористов-самоубийц (по крайней мере, российские спецслужбы стараются убедить нас в этом), Владимир Путин прибыл в Тегеран. С собой он привез целый мешок заявлений, как общих, так и частных. Общие в основном направлены против Вашингтона, что всегда хорошо принимается и в Тегеране, и в Москве. На саммите прикаспийских государств г-н Путин подписал декларацию, запрещающую представлять прикаспийскую территорию 'третьим странам' для военных операций. Это - реакция на слухи о планах США использовать Азербайджан в качестве плацдарма для удара по Ирану. С учетом наличия у США авианосцев в Персидском заливе, многочисленных баз в Ираке и большой базы в Афганистане слухи эти недорого стоят. Второе заявление, столь же риторичное, гласит, что трубопроводы по дну Каспия можно будет прокладывать только с согласия всех пяти стран Каспийского бассейна. За этим кроется попытка блокировать осуществление западного плана по доставке нефти из Центральной Азии, минуя Россию.

Частные заявления г-на Путина, адресованные президенту Ирана Махмуду Ахмадинежаду (Mahmoud Ahmadinejad) и верховному руководителю аятолле Али Хаменеи (Ali Khamenei), отличались большей тонкостью. На прошлой неделе г-н Путин заявил, что у него нет 'объективной информации' о том, что Иран планирует создать ядерное оружие, но он будет продолжать добиваться от Тегерана согласия с резолюцией Совета Безопасности ООН о приостановке обогащении урана. В двусторонних отношениях с Ираном г-н Путин соблюдает не меньшую осторожность. На юге Ирана в порту Бушер Россия построила атомную электростанцию, однако отказывается поставлять топливо для нее, ссылаясь на задержку выплат по контракту. Запуск реактора был назначен на эту осень, но теперь откладывается на неопределенный срок. Вчера российский президент открыто отказался назвать дату запуска. Г-н Путин определенно не собирается так просто уступать Тегерану - играть роль 'честного брокера' для России намного выгодней, чем принимать сторону Ирана.

Г-н Путин также заявил о том, что после переговоров, которые он на прошлой неделе провел с госсекретарем США Кондолизой Райс (Condoleezza Rice) и министром обороны Робертом Гейтсом (Robert Gates), позиция Америки по вопросу о противоракетной обороне претерпела 'определенную трансформацию'. Похоже на то, что после многих лет риторики 'холодного мира', в ходе которых Россия восстанавливала свой зарубежный имидж сильной державы (пусть эта сила и проявлялась, в основном, в виде вето) г-н Путин вновь открывает для себя выгодность международного диалога. До сих пор своей внешней политикой Москва усердно помогала собственным противникам объединиться. Но даже нефтегазовым державам нужны друзья, и в какой-то момент России снова придется добиваться союза с Западом. Когда это произойдет, ей придется серьезно изменить многое в своей теперешней политике.

___________________________________________

Россия-Иран: Тяжелое прошлое просто так не отбросишь ("The Guardian", Великобритания)

Русские умеют играть на обострение - и играют ("The Washington Times", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.