Президент Махмуд Ахмадинежад (Mahmoud Ahmadinejad), может быть, и не получил всего того, что хотел получить от визита в Тегеран своего российского коллеги Владимира Путина, но главного ему добиться все-таки удалось. Речь идет о поддержке ему лично и его стране в тот момент, когда Запад усиливает свое давление на Иран.

Это был первый визит кремлевского руководителя в Тегеран со времен Второй мировой войны. И в этом есть нечто большее, чем простая символичность. Советский лидер Иосиф Сталин посетил Тегеран после того, как войска союзников разгромили силы Гитлера во Второй мировой войне (так в тексте. Тегеранская конференция состоялась в 1943 году - прим. перев.). Ахмадинежад для Запада - это 'новый Гитлер'. Лидер Германии в свое время бросил мир в пучину катастрофической мировой войны. Но согласно новому лексикону, чтобы прослыть Гитлером, не нужно замышлять военные планы против соседей или думать о своем величии и величии своей страны. Достаточно просто не согласиться с западными представлениями о том, каким должен быть идеальный мировой порядок.

По мнению многих обозревателей, как в Иране, так и за его пределами, именно это несогласие Тегерана раздражает Израиль и его западных сторонников, а отнюдь не планы создания ядерного оружия.

Да, Совет Безопасности ООН дважды вводил ограниченные санкции против Ирана в связи с его ядерной программой. Это решение поддержала Россия и пять других мировых держав - Соединенные Штаты Америки, Франция, Германия, Великобритания и Китай. Вашингтон и Париж настаивают на введении более жестких санкций. Тот сигнал, который подал Путин во вторник, означает следующее: это предел, дальше не пойдем. Москва заявляет, что не видит никаких доказательств наличия военной ядерной программы. Она также обеспокоена пронзительными криками о войне, необходимой якобы для того, чтобы не дать Ирану возможность производить ядерное оружие. Крики эти звучат несмотря на то, что Тегеран отрицает подобные планы и устремления.

Но ведь Ирак тоже выступал с такими отрицаниями, однако это не помешало ему оказаться под пятой англо-американских войск. Прошло четыре года с начала войны, а эта страна по-прежнему погружена в хаос и угрожает стабильности региона и стран за его пределами, не говоря уже о поднимающейся волне убийств и насилия. Неужели нам хочется повторения этой кровавой бани на Ближнем Востоке?

Путин так не думает, и он заявил об этом ясно и недвусмысленно во время своего визита в Тегеран. Россия больше чем любая другая мировая держава заинтересована в сохранении стабильности на своих южных рубежах.

Поэтому Путин дал ясно понять Вашингтону, что для России военные акции против Ирана неприемлемы. 'Мы должны согласиться с тем, что использование территории одного прикаспийского государства против другого в случае агрессии недопустимо', - сказал он президентам Ирана, Азербайджана, Казахстана и Туркменистана на саммите прикаспийских государств, прошедшем в Тегеране накануне. Это был ясный намек в адрес иранского соседа, бывшей советской республики Азербайджан, где американские военные уже инспектируют аэродромы.

Кое-кто говорит о том, что визит Путина в Иран был больше нацелен на продвижение российских интересов в области экономики и безопасности, нежели на оказание поддержки Ирану. Возможно, это и так. Но нельзя отрицать того, что Путин 'послал минимально позитивный сигнал иранской стороне по поводу ее ядерной программы, и максимально негативный сигнал Западу', как сказал специалист по Ближнему Востоку из московского Института США и Канады Александр Шумилин.

Может быть, это и не предотвратит войну в регионе, но российскому лидеру хватило мужества и настоящей приверженности нормам поведения на международной арене, чтобы сказать об этом открыто.

______________________________________

Путин умиротворяет Тегеран ("Haaretz", Израиль)

Провальные переговоры в Москве ("The Washington Times", США)

Иран-Россия: Тяжелое прошлое просто так не отбросишь ("The Guardian", Великобритания)

Россия оставляет за собой последнее слово ("The New York Times", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.