From The Economist print edition

Казалось бы, Косово должно быть охвачено радостным ожиданием 17 ноября, когда в крае пройдут парламентские выборы. Почти сразу после них косовские албанцы (косовары) надеются объявить о своей независимости и стать седьмым государством, восставшим из пепла Югославии. Однако над краем, где прямое управление Организации Объединенных Наций было введено еще после войны 1999 года, нависли политические тучи. Косовары, составляющие 90 процентов 2-миллионного населения края, видели уже слишком много нарушенных обещаний, чтобы еще чего-то радостно ожидать.

На самом деле выборы мало что изменят. Ни у одной из партий нет - кроме объявления независимости - никакой политической платформы. Все они построены вокруг определенных личностей, постоянно ссорящихся между собой и меряющихся военными подвигами. 'Колода просто будет перетасована', - вздыхает источник, близкий к правительству.

Однако есть здесь и своя 'темная лошадка'. Зовут ее Беджет Паколли (Behgjet Pacolli). Косовар Паколли - миллионер, сделавший состояние на строительных подрядах в России и других странах бывшего Советского Союза. Все Косово завешано его плакатами с изображением Кремля и других объектов, на которых он работал, с указанием количества косоваров, которым он дал на этих проектах рабочие места.

На переговорах между Косово и Сербией, которые должны продлиться до 10 декабря, посредничает тройка представителей России, Америки и Европейского Союза. После десятого числа - поскольку на переговорах вряд ли чего удастся достичь - косовары планируют сами объявить о своей независимости. Однако эта декларация будет бесполезной, если ее не поддержит большое количество других стран - особенно стран ЕС. Дальше пойдут праздники; на формирование правительства еще понадобится какое-то время; в общем, до начала следующего года вряд ли стоит ожидать каких-то крупных событий. А к тому времени, боятся лидеры косоваров, кто-нибудь обязательно начнет призывать продолжать дипломатию.

Косовары не хотят повторения прошлого Балкан. В 1878 году Босния попала под власть Австро-Венгрии, при этом номинально она оставалась частью Османской империи. И косовары боятся, что после замены миссии ООН миссией ЕС крупные державы могут заставить их признать, что, хотя Косово и начнет функционировать как независимое государство, Сербия - по крайней мере на несколько лет - сохранит над краем свой официальный суверенитет.

Этого косовские лидеры не примут. Не случайно на косовское телевидение прорвалась вооруженная группировка, лидер которой Альбин Курти (Albin Kurti) находится под домашним арестом как предводитель выступления студентов, закончившегося насилием. Курти заявил, что сегодня в Косово два миллиона человек находятся под домашним арестом и призвал не вести больше никаких переговоров. Переговоры, сказал он, всегда направлены на компромисс - а по вопросу независимости Косово не может идти ни на какие компромиссы.

__________________________________

Секс, деньги и Косово ("L'Espresso", Италия)

Окупается ли поддержка Сербии Москвой? ("The Wall Street Journal", США)

Косовские вопросы ("The Financial Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.