From The Economist print edition

В северной, сербской части разделенного города Митровица то и дело встречаешь портреты местного кумира - Владимира Путина. Россия, по мнению косовских сербов, спасает их от превращения края в независимое государство - этого требуют албанцы (косовары), составляющие 90% двухмиллионного населения Косово. Пока еще рано утверждать с уверенностью, что они правы. Однако 'флирт' между Сербией и Россией всерьез беспокоит западных дипломатов.

Марко Якшич (Marko Jaksic), член сербской делегации на переговорах по Косово, участвует в управлении северной частью края. Он - заместитель главы партии сербского премьера Воислава Коштуницы (Vojislav Kostunica). Якшич полагает: если Америка и большая часть стран ЕС признают Косово после провозглашения независимости в одностороннем порядке, Белград предложит России создать военные базы 'на территории Сербии, и прежде всего на границе с Косово'. Сербии, добавляет он, следует отказаться от стремления вступить в Евросоюз: по его словам, г-н Коштуница думает точно так же, но из-за своего официального поста не может заявить об этом в открытую.

Цель подобных разговоров - напугать Запад. Если Сербия откажется от попыток присоединиться к ЕС, она не только снова, как в 1990-х гг., окажется в изоляции, но и может 'потянуть с собой на дно' весь регион. Насколько серьезен этот риск? Партия г-на Коштуницы поддерживает партнерство с путинской 'Единой Россией', и ее официальная позиция заключается в том, что Сербии следует проводить политику нейтралитета. О потенциальной независимости Косово г-н Коштуница отзывается с пренебрежением: это будет 'натовская провинция'.

Источник, близкий к президенту Борису Тадичу (Boris Tadic), чья партия состоит в не слишком дружеской коалицией с г-ном Коштуницей, признает: если независимость Косово признают, утвердить 'европейские ценности' в Сербии будет непросто. Даже те сербы, кто втайне считает, что эта южная провинция приносит лишь неприятности, и был бы рад от нее избавиться, опасаются, что последствия ее полномасштабной независимости будут катастрофическими. Они прогнозируют, что в этом случае г-н Коштуница если и не откажется официально от заявки на вступление в Евросоюз, то уж точно замедлит этот процесс, и к тому же постарается 'наказать' страны, признавшие Косово, и компании, ведущие деловые операции как в крае, так и в Сербии.

Впрочем, российская альтернатива выглядит не слишком привлекательно. Появление российских баз на сербской территории 'крайне маловероятно', полагает Иван Вейвода (Ivan Vejvoda), возглавляющий Балканский фонд за демократию - крупную спонсорскую организацию, поддерживающую развитие демократических институтов в регионе. Сербию со всех сторон окружают страны ЕС и НАТО. 'Вся эта 'российская история' - временная, конъюнктурная затея, мыльный пузырь, который лопнет, когда проблема Косово останется позади', - утверждает он. В Сербии сегодня поднялся ажиотаж вокруг возможного прихода на местный рынок российских компаний. В списке активов, подлежащих приватизации, которые могут заинтересовать россиян - авиакомпания JAT, Белградский аэропорт, рудник в Боре и государственная нефтяная компания NIS.

9 октября Алексей Миллер, глава российского энергетического гиганта 'Газпром', встречался с сербскими лидерами, чтобы обсудить проекты по строительству трубопроводов. Но пока российские компании (за исключением 'ЛУКойла') заметны на сербском рынке в первую очередь своим отсутствием. По объему инвестиций в Сербии Россия занимает лишь 18 место; крупнейшая фирма-экспортер в стране принадлежит US Steel. ЕС выделяет большие средства на восстановление Сербии. Если она будет и дальше следовать по пути сближения с Союзом, это сулит еще большие деньги - а Россия ничего серьезного не предлагает.

15 октября Черногория заключила 'соглашение о стабилизации и ассоциации' с ЕС: обычно это считается одним из этапов присоединения к Союзу. Возможно в скором времени аналогичный документ сможет подписать и Сербия. Однако представленный в Брюссель негативный доклад Карлы дель Понте (Carla del Ponte), главного прокурора Гаагского трибунала по венным преступлениям, означает: сначала Белград должен продемонстрировать, что он реально пытается задержать скрывающегося генерала Ратко Младича (Ratko Mladic).

Г-жа дель Понте вскоре посетит Сербию, чтобы проследить за ходом этого дела (через 12 лет после предъявления беглому генералу обвинений правительство назначило за его голову награду). Это позволяет предположить, что 'российский вариант', как выразился один дипломат - лишь 'пустая болтовня', по крайней мере пока. Но если в будущем году многие страны ЕС признают независимость Косово, придет их черед выяснить, блефует Сербия, или нет.

______________________________________

Независимое Косово - прецедент ("La Libre Belgique", Бельгия)

Российский козырь в Косово ("Project Syndicate", США)

В косовском вопросе надо стоять твердо ("The Guardian", Великобритания)