Первый визит Николя Саркози к его российскому коллеге Владимиру Путину заставляет вспомнить тот момент, когда на саммите 'большой восьмерки' они стояли на берегу Балтийского моря в Хайлигендамме (Германия).

Тогда у Саркози совсем не было дипломатического опыта - шли буквально первые дни его президентства. Они с Путиным выглядели как близкие друзья: Саркози говорил с кем-то по сотовому телефону, а потом передал трубку Путину, и тот как ни в чем не бывало продолжил с разговор с тем же собеседником. Картина была запоминающаяся. Конечно, возникали вопросы по поводу того, кто мог быть таинственным общим знакомым двух президентов, зато было ясно, что президенты хорошо ладят друг с другом.

Теперь им снова предстоит встреча, на которой и выяснится, удастся ли Саркози заручиться поддержкой Путина в вопросе франко-европейской политики по отношению к Ирану. Еще предстоит выяснить, до какой степени Путин готов поддержать Саркози в вопросе обеспечения невмешательства Сирии (союзника России) в процесс президентских выборов в Ливане.

Саркози указал в своей речи, адресованной французским послам, что вопрос проведения президентских выборов в Ливане в предусмотренный конституцией срок является ключевым для нормализации отношений Франции с Сирией. Франция весьма заинтересована в иранском и сирийском вопросах, каждый из которых кажется весьма взрывоопасным в контексте общих проблем Ближнего Востока. Французы всерьез рассматривают возможность нанесения удара по Ирану и его военным заводам, хотя Франция не является сторонницей силового варианта разрешения проблемы, считая его крайне опасным. На официальном уровне считается, что решение по Ирану будет объявлено американским правительством весной или летом 2008 года. Президент Буш неоднократно заявлял, что не покинет своего поста, если у Ирана будет ядерное оружие.

Французы полагают, что вероятность нанесения удара по Ирану составляет двадцать процентов. Это означает, что Саркози будет уговаривать Путина ужесточить санкции против Ирана, ибо дипломатическое решение проблемы предпочтительно по отношению к военному, потенциально могущему воспламенить весь ближневосточный регион.

Так или иначе, Франция обсуждает со своими европейскими союзниками введение против Ирана непосредственных санкций, таких, как отказ иранским официальным лицам (в частности, участвующим в ядерной программе) в выдаче виз в европейские страны. Обсуждаются также санкции, способные парализовать экономическую жизнь в Иране. Если Европа, например, прекратит все взаимодействия с банком 'Мелли Иран' и закроет его представительства в Лондоне, Риме, Франкфурте и других городах, - это будет сильный удар по тегеранскому режиму.

Несмотря на звучащие требования рассмотреть возможности еще большего ужесточения санкций ООН против Ирана, Саркози и министр иностранных дел Бернар Кушнер твердо заявили, что перспектива удара по Ирану вызывает у них беспокойство и что они хотели бы избежать подобного удара. По их мнению, ужесточение санкций вкупе с продолжением переговоров являются наилучшей мерой в сложившейся ситуации. В результате Франция ведет переговоры с Ираном, а Иран использует в этих переговорах ливанский фактор, хотя Париж рассматривает ливанский и иранский вопросы по отдельности.

Однако объединение этих двух проблем в одну было бы в интересах Ирана, так как можно было бы предложить Франции сделку - компромисс в ядерном вопросе в обмен на компромисс по Ливану. Париж в ответ на это заявляет, что реальный интерес Ирана в том, чтобы в Ливане сохранялась стабильность и чтобы 'Хезболла' оставалась составной частью суверенного Ливана. Однако срабатывает 'базарная' психология, побуждающая иранскую сторону торговаться всегда и везде. Что касается России, то именно эта страна обладает возможностью успешно надавить и на Иран (с которым Россия связана тесными политико-экономическими отношениями), и на Сирию (с которой ее связывает долгой традицией сотрудничества).

Сможет ли Саркози убедить Путина в том, что интересы России в Европе и странах Запада в целом более важны, чем продолжение взрывоопасной политики Ирана и Сирии? Если Иран продолжит развивать свою военную программу, правительство Буша, да и правительство демократов, которое, вероятно, придет ему на смену, будет препятствовать его превращению в ядерную державу. Более того, поддержание статус-кво в Ливане и препятствование выборам приведет к положению двоевластия, а в дальнейшем - к еще большему ухудшению ситуации и, возможно, к новой войне в регионе. Понимает ли Путин всю опасность положения? Подействуют ли на него доводы Саркози? Поддастся ли Россия соблазну удовлетворить свои амбиции и действовать по сценарию советских времен, когда главнейшим приоритетом этой страны было противостояние политике США?

_______________________________________

Николя Саркози: новые жесткие условия отношений с Владимиром Путиным ("The Times", Великобритания)

Бедная Франция, кто занес тебя на эти галеры? ("Le Monde", Франция)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.