План предвкушающего тираническую власть над Россией Владимира Путина по восстановлению в стране единоличной диктатуры вызвал беспокойство в поредевших рядах российских либералов, и у сторонников гарантированной независимости из бывших советских республик. Однако он должен был бы стать причиной для озабоченности также в Европе, США и на Дальнем Востоке - ведь всем очевидно, что Путин стремится вернуть России сферу влияния, временно утраченную в связи с крушением коммунизма.

Мало кто заметил, что Путин прибегает к оружию, верой и правдой служившему его предшественникам - абсолютным монархам: панславистскому ультранационализму, преподносящемуся как солидарность православных народов. Сегодня острие этого клинка мы видим невооруженным глазом в неблагополучных государствах-преемниках бывшей Югославии. Россия восстанавливает позиции региональной державы на Балканах.

Путин и его приспешники из российской бизнес-мафии взяли под 'опеку' Сербию, и продолжают блокировать предоставление Косово полной и законной независимости. В граничащей с Косово Черногории, добившейся независимости от Сербии в прошлом году, инвесторы-путинисты скупили немалую часть лучшей недвижимости на побережье, намереваясь возродить местную туристскую индустрию на двух 'китах' - казино и борделях.

Российские банковские и иные коммерческие структуры активно проникают в так называемую 'Республику Сербскую' на северо-востоке Боснии и Герцеговины. Сегодня, через 12 лет после Дейтонского соглашения о прекращении боевых действий в этой многострадальной стране, власти 'Республики Сербской' по-прежнему контролируют почти две трети территории Боснии.

Сербы используют существование этой 'республики' в Боснии в качестве аргумента против американо-еэсовского предложения о предоставлении независимости Косово. Доводы Белграда и Москвы просты до грубости: если Косово обретет независимость, боснийская 'Сербская Республика' потребует для себя аналогичного статуса. Одновременно сербы с Путиным изображают косовских албанцев как потенциальных 'рекрутов' 'Аль-Каиды': сербские пропагандисты внутри страны, да и в Вашингтоне, не упускают случая напомнить, что большинство албанцев - мусульмане. Этот факт хорошо известен, однако среди косоваров, да и албанцев вообще, ислам исповедуют не все. Кроме того, несмотря на утверждения сербов, что независимое Косово превратится в 'мусульманское деструктивное государство', на деле его жители не проявляют склонности к исламистской идеологии.

10-15% из двухмиллионного населения Косово составляют католики. В большинстве крупных, и некоторых малых городах края есть католические церкви; в 1998-99 г., накануне и в ходе интервенции в Косово стран НАТО во главе с США католики, как и мусульмане, становились жертвами насилия со стороны сербов. Католическое духовенство и интеллигенция пользуются куда большим влиянием на соплеменников, чем можно было бы предположить исходя из численности этой общины. Не случайно после 1999 г. главную улицу столицы Косово Приштины переименовали в честь Матери Терезы - албанки по происхождению, родившейся в соседней Македонии. Кроме того, национальные чувства албанцев настолько лишены религиозной окраски, что даже в том случае, если Запад бросит их на милость сербов, они даже от отчаяния вряд ли обратятся к радикальному исламу. Албанцы хотят, чтобы их признали европейцами, а не воспринимали как 'пришельцев', явившихся на континент с Ближнего Востока.

Сербы и те, кто им сочувствует - включая лоббистскую группу бывших американских дипломатов и чиновников - также грозят: если косовские албанцы получат полную свободу, серьезных потрясений не избежать. Сербы и их ходатаи мрачно пророчат: неподчинение албанскому большинству начнется с захвата северной оконечности Косово, населенной преимущественно сербами, где расположены значительные природные и иные экономические ресурсы.

Вмешательство России в ситуацию в этой 'зоне неблагополучия' нельзя рассматривать как простое стремление покрасоваться перед славянскими и иными православными народами. Косовский вопрос использует в собственных интересах не только Россия, но и Китай. Пекин заявляет, что воспользуется правом вето в Совете Безопасности ООН, чтобы не допустить освобождения Косово: причина - его собственные проблемы в Тибете и Восточном Туркестане. Коренное население этих регионов утверждает, что превращается в меньшинство на собственной исторической родине из-за массовой миграции и политико-экономического засилья китайцев. К антикосовской позиции российско-китайского антидемократического тандема в ООН присоединилась и Испания, называя в качестве причины националистические тенденции среди басков и каталонцев. Кипр поддерживает Сербию из-за собственного конфликта между православными греками и мусульманами-турками, обернувшегося разделением острова. Наконец, против независимости Косово выступает Словакия. Почему именно она? Дело в том, что словаки уже давно слывут российскими марионетками: именно они осуществляли репрессии в бывшей ЧССР после советского вторжения в 1968 г. Кроме того, лидеры этого государства обыгрывают опасения славянского большинства перед венгерским меньшинством, составляющим до 10% населения Словакии.

В глазах большинства граждан западных стран вопрос о судьбе Косова затмевается проблемами с Ираком и Ираном. Тем не менее, как это ни парадоксально, политические 'пикейные жилеты' в Вашингтоне утверждают, что процесс государственного строительства на Балканах - включая катастрофический по своим последствиям раскол Боснии и Герцеговины - увенчалось успехом, и может послужить образцом для подражания при решении иракского вопроса. Боснийские мусульмане, хорваты и косовские албанцы говорят о другом: их вера в благотворность вмешательства извне подрывается некомпетентностью, - если не чем-то похуже - продемонстрированной ООН и ЕС при решении проблем на Балканах.

Отсутствие реакции на путинские балканские интриги лишь усилит неоимпериалистическую политику Москвы в других регионах. Россия также блокирует создание 'единого фронта' международного сообщества по Ирану и Бирме. 2 декабря в России состоятся парламентские выборы, а вскоре после этого - 10 декабря - истечет срок, отпущенный для переговоров по Косово под эгидой ООН. США должны занять последовательную и принципиальную позицию, и не сдаваться перед лицом путинских махинаций вокруг Косово - иначе внешнеполитическое 'наступление' России продолжится с новой силой, подрывая тенденцию к демократизации в других регионах, куда более важных со стратегической точки зрения, чем малые государства бывшей Югославии.

Стивен Шварц - внештатный обозреватель Weekly Standard

____________________________________________

Будущее Сербии: российский вариант ("The Economist", Великобритания)

Косово: 2 миллиона человек под домашним арестом ("The Economist", Великобритания)