В списке повторов великих событий сегодняшняя поездка Путина действительно является исторической, потому что состоялась более чем полвека спустя после поездки Сталина (1943). Тогда 'отец народов' с казарменным хвастливым добродушием занимался плагиатом у прагматика Черчилля и идеалиста Рузвельта. Та 'конференция' на самом деле определила конечные цели Второй мировой войны. Трое великих союзников приняли решение о высадке в Нормандии, забраковав таким образом план Черчилля, предназначенный блокировать советское влияние на Балканах (безусловно исторической - болезненно исторической - была последующая встреча в Ялте в 1945 году, положившая злосчастное начало так называемому ядерному равновесию).

Ключевое слово саммита, прошедшего в Тегеране, имеет двоякое значение: атом. Как известно, Иран не собирается отказываться от 'бомбы', которую, естественно, называет 'мирной'. Сегодня было бы ошибкой думать, что Путин станет поддерживать провозглашенное 'право' Ирана на ядерные разработки.

Тот факт, что Россия навязала себя в качестве авторитетного посредника между Западом и Исламской республикой бомболюбивого президента Ахмадинежада не вводит в заблуждение. Путин не имеет никакого намерения бороться за атом в тюрбане и не доверяет аятоллам. В феврале 2005 г. Москва предложила Тегерану 'переработку' урана, предназначенного для будущих иранских станций, в Сибири (Ангарск), то есть, на советской (так в тексте - прим. пер.) территории. Предложение было заманчивым, но Хаменеи и его выкормыш (да-да, он, Ахмадинежад) от него отказались. Из национальной гордости. Российское предложение предполагало немедленное прекращение иранской стороной 'переработки' ядерных материалов в мирных целях.

Кто-то написал, что эта поездка Путина, официально заявленная как посещение Конференции 'по безопасности' пяти прибрежных каспийских государств (Казахстан, Туркменистан, Азербайджан вместе с Россией и Ираном), в действительности предназначена вновь возродить величие, которое в России видят как мечту о Теплых Морях еще со времен Екатерины Великой. Ахмадинежад выступил на саммите с предложением, которое выглядит несколько абстрактным: создать, и побыстрее, организацию по сотрудничеству и безопасности прикаспийских государств. В глубинах этих морей 'нефть и газ можно доставать руками'. Кроме того Ахмадинежад с привычным пылом предлагает своим гостям договор о безопасности, который пресечет 'безумные авантюры, инспирированные отступниками'. Но здесь следует сказать, что хотя Россия и проголосовала за санкции по Ирану, она осталась привилегированным партнером Тегерана. Бизнес есть бизнес.

У Путина нет никаких намерений уйти в частную жизнь, когда, совсем скоро, закончится второй срок его президентского правления. Совершенно очевидно, что маленький постмодернистский царь ищет повод остаться в Кремле. Удобоваримый повод. Мол, работа трудная, а мы находимся только в начале пути. Плюс еще одно отягчающее обстоятельство: Ближний Восток, вернувшийся к страшным дням там называемой 'бомбы с часовым механизмом'. То, как много трудится в эти недели на Ближнем Востоке госпожа Конди Райс, выдает сильную озабоченность: грядут президентские выборы в Ливане, от 'права контроля' за которыми Сирия не желает отказываться, вновь сомкнувшие ряды воины 'Хезболлы' снова стали конкретной угрозой. Более того: усилия госпожи Конди, ее смелое заявление - 'Наступило время иметь в Палестине два государства' - удостоились лишь 'внимания из вежливости'. И еще: с каждым днем исчезает надежда Абу Мазена на то, чтобы его не воспринимали больше как потенциального Квислинга.

Если ко всему этому добавить провокации ХАМАС и 'Хезболлы', нетрудно предсказать внезапный удар обухом по голове от Израиля тем, кто стремится его уничтожить.

Напомним, что когда Израиль чувствовал себя в опасности, он никогда и ни у кого не спрашивал разрешения: он внезапно действовал и мгновенно давил дракона. Если дела обстоят именно так, то откровенно риторической кажется заинтересованность России, Кондолизы, самого Путина, Д' Алемы в Конференции, которая пройдет в Соединенных Штатах в середине декабря. Планируется принятие анемичной 'декларации о намерениях', призывающей к миру... Нечем похвастаться. Остался лишь тот интригующий факт, что Путин своим визитом придал легитимность республике в тюрбане, таким образом, переложив карты в одну сторону.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.