Наконец, свершилось - волна антиамериканизма пошла на спад! По всему миру американцев снова чествуют как мудрых и доблестных героев борьбы за свободу.

Судите сами: Эл Гор (Al Gore) получил Нобелевскую премию мира, 'Оскара' и 'Эмми' - тройной лавровый венец высшего признания в глазах самовлюбленных хранителей всемирной благонамеренной, элитарно-либеральной, ортодоксии. В Каннах и Венеции рукоплещут пророку Майклу Муру (Michael Moore), подсовывающему почтеннейшей публике свои сказочки об Америке, которая травит своих бедняков, посылает на войну исключительно черных, и занимается самоистреблением благодаря свободной продаже огнестрельного оружия. Всякий раз, когда какая-нибудь щебетунья из девичьей кантри-группы Dixie Chicks или вечный бунтарь (Sean Penn) произносит уничтожающую реплику о безнадежной порочности собственной страны, всемирная аудитория понимающе кивает в знак сочувствия и согласия. Биллу Клинтону, естественно, поклоняются как божеству. Протокол не позволяет ему говорить гадости о стране, которую он не так давно возглавлял - но ведь в большинстве случаев достаточно просто покачать головой и многозначительно подмигнуть.

Меня всегда забавлял один парадокс: те, кто клеймит Америку как 'помойную яму', переполненную слепым обскурантизмом и ханжеством, как-то забывают, что именно она порождает самых ярких своих критиков. Если в глазу американской политической системы появляется очередная 'соломинка', никто не укажет на это с таким любовным прилежанием, с таким дотошным вниманием к деталям, как сами американцы.

Так было всегда. В 1960-х самыми яростными и эффективными критиками американской внешней политики были не парижские студенты или Политбюро вьетнамской компартии, а Джейн Фонда, Бобби Кеннеди и музыкант Марвин Гэй (Marvin Gaye).

Поэтому сегодня образ бушевской Америки, бытующий на страницах многих международных СМИ, вызывает у меня лишь смех. Люди, называющие себя серьезными журналистами, без малейшей иронии заявляют, что свобода слова в стране оказалась под угрозой, что этот ужасный, телефоны-прослушивающий, Гуантанамо-строящий, у-туристов-отпечатки-снимающий бушевский режим настолько запугал американцев, что они, бедняжки, вынуждены молча мириться с чудовищными преступлениями собственной страны.

На самом-то деле Америка не только пригревает на груди собственных велеречивых и шумных антиамериканистов, но еще и обеспечивает безбедную жизнь тем, кто съезжается туда со всего света, чтобы ее клеймить.

Прогуляйтесь по любому университетскому кампусу в США: вы услышите настоящую какофонию голосов, на сотне языков ругающих все, что связано с Америкой - от фаст-фуда до хеджевых фондов. Много лет одним из самых уважаемых ученых в Америке считался Эдвард Саид (Edward Said), палестинец-агитатор и по совместительству преподаватель: он катался как сыр в масле на вершине интеллектуального Олимпа страны, в Колумбийском университете, делясь с нами мудрыми сентенциями о прегрешениях США на Ближнем Востоке.

Голливуд превратился во всемирную Мекку для тех, кто яростно осуждает все американское. Они стекаются сюда отовсюду, чтобы, собрав все мужество в кулак, 'прозябать' в этой 'ужасной стране' на виллах с зелеными газонами, безупречно ухоженными благодаря дешевому труду мигрантов из Мексики. Этой осенью ничего не подозревающим американцам (и всей планете, конечно), преподнесут особенно мощную порцию антивоенной, антиамериканской пропаганды - в виде серии голливудских фильмов, снятых в основном иностранными режиссерами; среди них и выходящий на экраны в эти выходные вероятный лидер бокс-офиса под названием 'Особая процедура' (Rendition).

А вот еще вопрос: откуда бы мир получал ежедневную порцию леденящих кровь медийных историй об ужасах американской жизни, если бы их репортеры не обосновались с комфортом в Соединенных Штатах, за очень неплохую зарплату упоенно кусая руку, что так щедро их кормит?

Конечно, самокритика всегда эффективнее любых 'советов постороннего'. Попытаемся честно ответить - насколько велик реальный нравственный вес осуждения мотивов и действий Америки, когда оно исходит от Владимира Путина или Махмуда Ахмадинежада? Все критики Америки, кроме совсем уж свихнувшихся, в глубине души, в том потаенном уголке сознания, к которому они стараются не прислушиваться, понимают: сколько ни называй Буша 'вашингтонским Гитлером', не так уж уютно стоять по одну сторону баррикад с бывшим громилой из КГБ, обосновавшимся в Кремле, или новоявленным доктором Стрейнджлавом, отрицающим Холокост, сидя верхом на исламистской бомбе. Те же аргументы звучат куда убедительнее, когда слышишь их от Эла Гора или Майкла Мура.

Но спросите себя - почему это так? Не потому ли, что только критика из уст американцев кажется по-настоящему легитимной? Лишь той стране, что с энтузиазмом, и даже в ущерб себе, следует знаменитому афоризму Вольтера о свободе слова, можно доверять, когда она высказывает суждение по какому угодно вопросу.

Впрочем, у особой популярности, которой пользуются в мире американцы, строже всего критикующие собственную страну, есть и другая, более важная подоплека. Те люди, что удостаиваются высшего признания в Осло или ООН, не просто критикуют нынешний курс США. Они хотят создать такой миропорядок, который никогда не позволит Америке преследовать собственные цели, выстроить систему противовесов, призванную ослабить и ограничить способность Соединенных Штатов к самостоятельным действиям. Для них предпочтительнее ситуация, в которой американская демократия будет подчинена некоему 'мировому правительству', глобальной элите, уполномоченной принимать решения от лица всех во имя торжества мультилатерализма.

Эл Гор хочет, чтобы США отказались от экономической самостоятельности и подчинились режиму обязывающих международных соглашений о сокращении выбросов двуокиси углерода. Некоторые кандидаты на пост президента от Демократической партии стремятся связать американского Гулливера по рукам и ногам сетью международных договоров. Британское правительство, если верить недавним заявлениям его министров, сегодня всерьез склоняется к идее о том, что только ООН обладает легитимными полномочиями определять, как следует вести себя всем государствам. Иными словами, решение судеб человечества следует доверить структуре, где Россия и Китай обладают правом вето, и высоко ценится 'вклад' таких стран, как Сирия или Северная Корея, в дело защиты прав человека.

Но этим парадокс ситуации не ограничивается. Ведь речь идет о том, что от Америки, демонстрирующей открытость своего общества, беспрецедентную способность к анализу и корректировке собственных действий, демократизм своей политической системы, основанной на абсолютном верховенстве закона, требуют подчиняться мнению Москвы, Пекина и Брюсселя.

К счастью, американская политическая система, при всей ее великодушной толерантности по отношению к людям, проповедующим дикие и даже опасные идеи, как правило не допускает их к управлению страной.

____________________________________________

Считайте имидж Америки еще одной жертвой ("The International Herald Tribune", США)

Энн Аппельбаум: За что они нас не любят? ("The Washington Post", США)

Антиамериканизм сегодня ("The International Herald Tribune", США)

Можем ли мы сделать так, чтобы они меньше нас ненавидели? ("Los Angeles Times", США)

Путь Америки к фашизму ("The Guardian", Великобритания)