Как практически коренной москвич, могу сказать, что на меня явственно повеяло духом старых времен. Тогда советские диссиденты тайно, по несколько человек, собирали у себя на квартирах западных корреспондентов, обличали нерушимый и непробиваемый режим Кремля и предлагали способы, как Америке и ее союзникам поскорее и посильнее на него надавить.

Сегодня Россией правит уже другой, хотя и столь же непробиваемый, режим, против которого уже выступают другие диссиденты. Однако их слова остаются теми же, что и тогда: если этот или какой-нибудь другой состав Белого дома хочет что-то изменить в поведении Кремля, он должен в первую очередь сам избегать двойных стандартов в общении с окружающим миром.

Сегодня, конечно, на дворе 2007-й, а не 1977 год, и происходит все не на кухне какой-нибудь тесной московской квартирки, какие я хорошо помню по тем годам, что провел в этом городе в качестве корреспондента, а в роскошном зале в фешенебельном пригороде Вашингтона. Да и выступает не взъерошенный кабинетный ученый и не широко известный в узких кругах поэт - выступает человек, имя которого знает и которого считает лучшим в мировой истории практически каждый, кто играет в шахматы. Выступает Гарри Каспаров.

Сегодня Каспаров взялся за дело, по сравнению с которым бледнеет даже то, что он с 1985 по 2000 год не выпускал из рук звания чемпиона мира. Три недели назад он был выбран кандидатом от оппозиционной партии 'Другая Россия' на мартовские президентские выборы, где ему придется сразиться с тем, кого выберет в преемники нынешний русский царь Владимир Путин.

Понятно, что в этом сражении у него нет шансов. Скорее всего, Каспарова не допустят даже до регистрации, а даже если допустят, то 'Другая Россия', по опросам, может рассчитывать от силы на три-четыре процента голосов. Но, как известно, кто трус - то не мужчина, а этот - не трус.

Сам Каспаров сравнивает сегодняшний день с 1984 годом, когда он готовился к решающей схватке с тогдашним чемпионом Анатолием Карповым. Тогда Каспаров, никому не известный выскочка, замахнулся на чемпиона коммунистической системы, любимца кремлевского истеблишмента. Матч игрался до шести побед, и сначала Каспаров проигрывал со счетом 5:0. Когда он начал выравнивать ситуацию и счет стал 5:3, власти прекратили матч, заявив, что оба участника слишком выложились. Судя по всему, Карпов действительно сгорел - на следующий год шахматная корона досталась Каспарову.

Но в шахматном матче победителя всегда определяют в конце. В политической же игре может быть так, что победителя определяют уже в начале. Обладая практически полным контролем над прессой и телевидением, Путин сделался так же неуязвим, как коммунистические лидеры старого времени. Конечно, многое изменилось - по крайней мере, на первый взгляд. Тот же Каспаров может свободно въезжать в страну, выезжать из нее, рекламировать свою книгу 'Как жизнь уподобляется шахматам' ("How Life Imitates Chess") - одно из тех произведений в стиле 'как я добился успеха в жизни', которые так любят американцы. Но реальность гораздо хуже: любой, кто восстает против Кремля и его интересов, подвергается опасности.

Если Путин и Ко - умные люди, они позволят Каспарову свободно баллотироваться, доказывая этим, что выборы, как бы ни был предсказуем их результат, в России 'демократические'. В любом случае, когда на каждого участника любой акции 'Другой России' власть может выставить одного своего наемного крикуна и двух полицейских, такой власти трудно что-либо противопоставить. Но все может быть гораздо, гораздо хуже: ведь и независимую журналистку Анну Политковскую застрелили в Москве, и Александра Литвиненко отравили в Лондоне. Поэтому я спросил Каспарова, считает ли он, что теперь в опасности его собственная жизнь.

- Да, я опасаюсь за нее, - отвечает он. - Но что делать? Выбора нет.

Каспаров старается не летать самолетами 'Аэрофлота' и не есть в незнакомых ресторанах. Его жена и ребенок живут в основном в Нью-Джерси, а в России он тратит огромные деньги на личную охрану.

- Я хотел бы думать, что даже у них есть какие-то ограничения. Но если они решатся меня достать, то, конечно, все предосторожности ничего не дадут.

Что же делать нам, всем остальным? Здесь Каспаров говорит то же самое, что говорили все диссиденты прошлого: самое мощное оружие Америки - ее мораль. Америка должна вести людей за собой личным примером, сама делать то, чему она учит других, и не допускать двойных стандартов. Чтобы 'когда Путин поведет себя плохо, вы могли ему об этом сказать. Когда он поведет себя как Мугабе, с ним можно было бы обращаться, как с Мугабе'.

Но увы - в своем нынешнем составе Белый дом возвел двойной стандарт в ранг искусства. На прошлой неделе мы получили еще один яркий пример того, до какой степени это искусство развито: правительство Буша, не жалея усилий, всю неделю давило на Конгресс с целью заставить его отказаться от резолюции, объявляющей геноцидом резню армян турками в 1915 году, во времена Османской империи. Зачем? Чтобы, не дай Бог, не огорчить Турцию, одного из главных союзников в войне против Ирака.

Ничто не создало в мире такого количества двойных стандартов, как нынешняя 'война с террором'. Поскольку никакого оружия массового поражения в Ираке так и не было найдено, в ход пошла обновленная версия: мол, Америка с самого начала намеревалась посадить зерно свободы и демократии в самом сердце Ближнего Востока. Сразу вспоминаются хватающие за душу слова из инаугурационного выступления Буша в 2005 году о том, что 'тирания будет стерта с лица Земли' - если, конечно, вы не Саудовская Аравия, у которой уж очень много нефти, и не Пакистан, то есть основной союзник Америки в регионе. Много ли стоит свобода и верховенство закона, когда вокруг сплошные "Абу-Грейб", Гуантанамо и 'передача особым порядком'?

Больше всего от 'войны с террором' пострадало доброе имя Америки. Из всех ран, нанесенных ей иракским конфликтом, эту залечить будет труднее всего. И Каспаров прекрасно понимает, что для Путина Ирак - подарок судьбы. Буквально на прошлой неделе, собрав в Москве нынешних корреспондентов западных изданий, президент России сравнил себя с Франклином Д. Рузвельтом, реформатором общества и спасителем нации. Перебор? Еще какой - но чего еще ждать тому, кто сам погряз в двойных стандартах?

________________________________________

Истерическое наследие Буша ("Gulf News", Объединенные Арабские Эмираты)

Америка развязывает новую 'холодную войну' ("The Nation", США)

Упущенные возможности ("The National Interest", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.