По крайней мере, для российско-американских встреч в Москве на прошлой неделе была выбрана правильная повестка дня. Что не может не радовать.

Госсекретарь Кондолиза Райс (Condoleezza Rice) и министр обороны Роберт Гейтс (Robert Gates) встречались с президентом России Владимиром Путиным и своими российскими коллегами и обсуждали два вопроса, решение которых жизненно важно для национальной безопасности США: планы Америки по развертыванию в Европе своей системы противоракетной обороны и дипломатические стратегии, цель которых - не дать Ирану создать собственное ядерное оружие.

Однако - судя по тому, что рассказывают те, кто видел реакцию Райс и Гейтса на результаты переговоров - они явно не ожидали, что в первом вопросе Путин с самого начала пойдет на публичный сарказм ('Мы ведь с вами можем когда-нибудь решить, что противоракетные системы можно разместить и на Луне. . .'). То, что он застал их врасплох, тоже имеет важное значение для безопасности Соединенных Штатов, поскольку пока наше правительство не научится правильно говорить с Путиным, у нас не будет никаких гарантий, что ядерные технологии или материалы не попадут в руки отдельных террористов или целых государств, намеренных ударить по нашей стране - и это самое больное место в отношениях между Вашингтоном и Москвой.

Со стороны Америки главнейшая проблема - небрежность в сочетании с гордыней. Правительство Буша считает, что сила Америки - в которой, кстати, никто не сомневается - позволяет ей все делать, ни у кого ни о чем не спрашивая. Именно из-за этого США отказались подписывать и исполнять сразу несколько основополагающих договоров по контролю над вооружениями. Нынешнее правительство вышло из Договора по ПРО и не стало продолжать серьезные переговоры по продлению прекращающего свое действие в 2009 году исторического соглашения СНВ-1, по которому было не только снижено количество ядерных боеприпасов, но и создана тонкая система взаимного наблюдения. Кроме того, оно не сочло нужным должным образом финансировать и выполнять Программу совместного уменьшения угрозы (Cooperative Threat Reduction Program), имеющей целью повышение уровня безопасности российских ядерных материалов.

Но это еще не все. При том, что наше правительство спокойно разваливало одну из наиболее важных областей политики безопасности - заметим, одну из немногих, в которых русские действительно хотят с нами сотрудничать, - оно к тому же упустило и без того невеликое число возможностей войти с Путиным в дружеский контакт, пусть даже он и его режим создают систему, все более и более враждебную интересам США.

Путин раз за разом выступает с обвинениями в адрес Америки в том, что она стремится раздробить Россию, направить на ее войска свои ракеты и подорвать ее торговые связи с Ираном. А на прошлой неделе он включил режим полной заморозки, заявив, что не верит, что запланированная к развертыванию система ПРО действительно направлена против иранских ядерных ракет, и пригрозив Америке выходом из знаменитого Договора о ракетах меньшей и средней дальности, запрещающего развертывание в Европе ядерных ракет среднего радиуса действия.

При этом, стоит взглянуть на риторику российского лидера с учетом внутриполитической ситуации в России, как она тут же перестает казаться серьезной угрозой для США. Очевидно, что Путин разыгрывает циничную стратегию на удержание власти в своих руках и в руках своих подручных: как показывают результаты опросов, чем больше русские боятся и презирают Соединенные Штаты, тем сильнее они готовы поддерживать своего президента и терпеть то, как он обходится со своим собственным народом.

Путин использует якобы существующую угрозу со стороны США для оправдания своего наступления на независимую прессу, оппозиционные партии и политически активных бизнесменов и гражданские организации. Путин всегда рад ухватиться за внешнеполитические просчеты правительства Буша - например, план размещения противоракетной обороны в Европе, не согласованный с европейскими союзниками, - потому что это помогает ему запугать российский народ и заставить его стерпеть грядущие выборы, которые, по мнению большинства экспертов, будут организованы так, что выбранный им преемник выиграет их, не пошевельнув ради этого и пальцем.

А в это время в России на объектах, охрану которых можно назвать в самом лучшем случае удовлетворительной, остаются тысячи ядерных боеголовок и тонны ядерного топлива. Уже не первый год между Соединенными Штатами и Россией продолжаются ссоры по поводу прав доступа на эти объекты, по поводу юридической ответственности и прочей бюрократической ерунды. И все это время ни та, ни другая сторона не относится всерьез к необходимости сокращения своих огромных ядерных арсеналов. Единственное достижение в этой области, совершенное двумя нынешними президентами - договор о сокращении числа боеготовых боеприпасов (но не боеприпасов вообще) - мало того, что никак не сокращает количество вооружений, но еще и действует только до 2012 года.

Эти склоки не дают обеим сторонам вступить в реальное, конкретное сотрудничество, необходимое для ограничения распространения ядерных материалов. То, что мы все увидели на прошлой неделе - Путин в Тегеране заявляет, что ядерная программа Ирана исключительно мирная, а Буш на следующий день говорит, что если у Ирана появится техническая возможность создать ядерное оружие, то миру будет грозить Третья мировая война - способно привести лишь к разрастанию склок. И что, кто-то еще думает, что если одна страна боится другую и не доверяет ей, то у нее будет желание доверить другой стране безопасность своего оружия, к которому она, наоборот, надеется в случае чего прибегнуть в качестве последнего довода?

Двум нашим странам необходимо срочно приступить к реальному сотрудничеству по совместной противоракетной обороне, глубокому и проверяемому сокращению обоих ядерных арсеналов и совместному обеспечению безопасности ядерных материалов во всем мире - пока эти материалы не попали в руки 'Аль-Каиды' или других деструктивных сил.

Селеста А. Уолландер - приглашенный профессор Факультета международных отношений имени Эдмунда А. Уолша (Edmund A. Walsh School of Foreign Service) Джорджтаунского университета (Georgetown University).

____________________________________________

Джордж Шульц, Генри Киссинджер, Уильям Перри, Сэм Нанн: Мир без ядерного оружия ("The Wall Street Journal", США)

Михаил Горбачев: Ядерная угроза ("The Wall Street Journal", США)

Ядерная небезопасность ("Foreign Affairs", США)

Американцы! Мы уже подвели самих себя ("Columbia Spectator", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.