Часть 4. Как создать новую русскую политическую мифологию

Эпиграф: 'Пока мы вместе с ними сладостно мурлыкали банальные заклинания о свободе, демократии и правах человека, пока мы искренне тянулись на Запад, уверенные в том, что нам помогут 'цивилизоваться' в их же собственных интересах, они деловито готовили взрыв нашего дома и раздел нашего имущества.' (Из книги 'МЫ . . . их!')

_____________________________________________

Мифоложество

Одной их архиважных задач современности я считаю низложение наиболее лживых, коварных и опасных мифов, укорененных в сознании русских. Назовем этот сеанс разоблачения черной магии 'мифоложеством' - не из сочувствия к закоренелым грешникам-извращенцам, а в рамках 'стеба', чтобы лучше запомнилось.

Низложить въевшиеся в сознание мифологические структуры крайне трудно - но в России не невозможно. Россия располагает для этого всеми необходимыми ресурсами, нужна только воля, которой пока еще не хватает.

Для будущего России особо опасны следующие политические мифы импортного происхождения:

Вся мифология о демократии как вершине прогресса и светлом будущем мира.

Отдельно миф о процветании и благополучии Запада, утверждающий, между прочим, что это увядающее благополучие принесла Западу именно либеральная демократия.

Миф о какой-то особенной суровости, жестокости, низости и варварстве русской цивилизации, у истоков которого исторически стоят английские авторы и правители, испугавшиеся России триста лет назад и заразившие своим страхом остальной 'цивилизованный' мир.

Миф о фатальном финансово-экономическом детерминизме всего происходящего в мире - в основном американского происхождения и изначально созданный для внутреннего американского потребления. А потом расползшийся по свету вместе с долларами и фондовыми рынками. Этот миф амбициозно попирает всю предыдущую историю человечества и в настоящее время имеет формат легенды о Глобальном Рынке, который якобы управляет миром в соответствии с некими объективными закономерностями, известными только грустному старцу по имени Алан Гринспэн.

Мифы о 'гармонии' европейской интеграции в Евросоюзе, судя по всему, не будут нуждаться в опровержении и отпадут сами, когда пересмотр итогов Второй мировой войны в Европе примет лавинообразный характер.

Как разобраться с эклектикой русского мировоззрения

Первым и самым ценным результатом успешно осуществленного мифоложества станет формирование нового цельного русского взгляда на мир. Лидерам мнения русского общества стоит задуматься над тем, что бесконечно богатый, салатно-эклектический сумбур русской души, начавшийся с петровских реформ и кульминирующий в наши дни, есть состояние в значительной мере непредсказуемое и, значит, небезопасное. Русской душе нужно быть более цельной, компактной, собранной и целеустремленной. Если угодно - черно-белой с разными оттенками серого. Но не всех цветов радуги сразу.

В борьбе за последние ресурсы мира, а значит выживание, даже ограниченные и невежественные янки могут получить значительные преимущества - у них законченный в своей цельности взгляд на мир торговцев, не обремененных никакой метафизикой. Порядочных, нудных торгашей, честных целых пять дней в неделю - потому что это выгодно. Не вполне утративших основы прославленной протестантской этики, давшей толчок к появлению сегодняшнего царства денег и сделавшей 'честность' товаром. Да, янки узколобые. Да, страшно некрасивые и отвратительные - но твердо знают, что им нужно. Отнюдь не эклектики.

Эклектический взгляд на мир - естественный продукт развития русской цивилизации - был присущ высшим слоям русского общества на протяжении веков. Для русских он органичен, имеет много преимуществ, ответственен за знаменитую всемирную восприимчивость русской души.

Но во времена войн, особенно во времена вторжений супостатов в русские пределы, эклектика всегда отходила на второй план - а на первый выступала необходимость победить. Времена войн приходят снова, после короткой и насыщенной оглушительным чавканьем передышки.

Как создать новую русскую политическую мифологию

Этим заняты самые пытливые и дерзкие умы. Творцам нужно пожелать успеха и создавать условия для работы - времени на 'раскрутку' Русского Мифа о будущем России и мира осталось немного. Прогрессивное человечество рассматривает русское мифотворчество под микроскопом и тщательно заботится о том, чтобы не повторилась история с русским коммунизмом.

Тогда в Россию был импортирован политический миф, поначалу взорвавший русскую монархию и разваливший империю Романовых. Но вот потом случилось неожиданное - русские подозрительно быстро усвоили коммунизм, обработали, превратили в могучее оружие и достаточно успешно применяли в течение долгого времени. Окучивали огромный третий мир - и отнюдь не без успеха. Знаю об этом не понаслышке - восемь лет я преподавал в очень особенном учебном заведении, где ковались кадры для дружественных СССР партий Европы, Америки, Азии и Африки. Ковались неплохо, занятие это было совсем не бессмысленным и оборвалось в самый неподходяший момент.

Новый русский политический миф будет антитезой либеральной демократии. Цельной, смелой и не эклектической. И, может быть, словосочетание 'выборное единодержавие', придуманное мною в середине сентября 2007 года, станет ядром нового Русского Мифа.

Как обосновать выборное единодержавие

Просто, легко, весело, с огоньком, без надрыва и ненужных споров. Аргумент первый и бесспорный: Россия не может управляться так, как управляются княжество Монако или Дания с Бельгией. Или даже Германия. Русская цивилизация, русская государственность, русская культура возникли в более сложных, суровых условиях, которые априори не допускали экзотических исканий и тем более экспериментов в сфере Власти. Не случайно все 'измы' в Россию были привнесены извне, то есть не были продуктом русской мысли. А вот единодержавие было продуктом желанным, вожделенным, какое-то время даже священным.

Аргумент второй: единодержавие в России снова возродилось феноменально быстро, если учесть размах усилий прогрессивного человечества, направленных на то, чтобы 'демократизировать' 'империю зла'.

Критики Путина сегодня называют созданную им вертикаль власти 'авторитарным режимом', которому ставится в вину неприятие ценностей гражданского общества, попрание прав человека и далее весь набор аргументов, вытащенных в свое время Исаичом, азартно зарабатывавшим свою Нобелевскую премию. Вся эта критика - третий и пока самый сильный аргумент в пользу того, что государство российское идет в правильном направлении. Раз либеральные совки тявкают, значит все правильно. Плохо было бы, если бы хвалили. Как хвалили Ельцина в начале девяностых.

Не нужно спорить с озлобленными либеральными совками, не сумевшими пробраться в государственно-олигархический капитализм и прозябающими на подачках от неправительственных организаций, нужно с ними публично согласиться.

Да, в России действительно авторитарный режим, и он эффективнее демократического балагана. Вам не нравится - что делать! Привыкайте. В очень скором будущем, возможно, все жизнеспособные режимы в мире будут в вашем понимании авторитарными.

Да, гражданское общество, как в Швейцарии, в России не строится, русские другие, их мир соотносится с миром швейцарцев, как сложное соотносится с простым. Русский мир всегда был качественно более сложен, чем мир Европы и европейцев. У русских другое зрение, они видят то, что швейцарцам увидеть пока не дано. А именно: обживающие Швейцарию, еще недавно богатейшую и сытейшую страну мира, мигранты, среди которых доминируют почему-то косовские албанцы, пользуются швейцарской демократией и гражданским обществом по полной программе. Со стороны кажется, что эту образцовую демократию швейцарцы строили веками исключительно для того, чтобы в конечном итоге сделать косовским албанцам приятное. Ибо этот совсем новый, 'синтетический' народ наслаждается в Швейцарии правами человека, которые у себя в нищем Косове никому даже не снились. И это хорошо. Для косовских албанцев.

Чтобы албанцам удобнее было решать проблемы доставки некоторых деликатных товаров массового спроса во все уголки Европы, Швейцария даже услужливо вступила в Шенген.

Зато живущие в России, и особенно в Москве, 'лица кавказской национальности', к счастью, пока не так требовательны, как албанцы в Европе, и в построении гражданских обществ упражняются в основном дома, на Кавказе. А в России они скромнее, лиц кавказской национальности в России в целом устраивают их, на первый взгляд, птичьи права и совсем необременительные обязанности в этом зловещем царстве авторитаризма.

При всем этом гражданское общество в России действительно строится. Правда, в России другие граждане и сравнивать их с гражданами Швейцарии можно, но делать это нужно правильно. Без передергиваний.

Начать такое сравнение справедливо было бы с вопроса, когда, в каком колене предки граждан Швейцарии в последний раз воевали. Не топтались по Ватикану все в желтом и в перьях, как гигантские канарейки с опереточными копьями, а реально воевали. Этим вопросом сравнение можно и приостановить, сказав: а вот предки граждан России воевали так или иначе почти все поголовно, от поколения к поколению на протяжении веков и даже тысячелетий.

Такая вот существенная разница есть между русским и швейцарским гражданскими обществами. Поэтому граждане России при правильном развитии будут похожи на воинов античной Спарты, на купцов и путешественников средневековой Венеции или Голландии, на русских кавалергардов 19 века и на великих советских полководцев середины двадцатого.

И только на швейцарских граждан граждане России похожими не станут никогда, и не надо так убиваться по этому поводу. Потому что швейцарскими гражданами скоро будут почти исключительно косовские албанцы или кто-то очень на них похожий. А вот эти бывшие аборигены Швейцарии, легендарно занудливые в своей пунктуальности, ухоженные, двуязычные, с усами, швейцарскими часами, дорогими клиниками, бесконечными банками и банчишками, перекочуют на кладбище, прошептав многодетным косовским албанцам на прощание: 'Здравствуй, племя молодое, незнакомое!'

Трудно ли сказать все это или что-то похожее на тему авторитаризма и гражданского общества лидерам мнения России? Нет, сегодня не трудно. Почему не говорят? Не хватает смелости, уверенности. Куража мало, а без куража идеология получается бедная, убогая, сиротливая.

Но если уж хватило в свое время смелости развалить СССР двумя росчерками пера, то должно хватить и на то, чтобы выбросить на помойку истории набившую оскомину демократическую болтовню и предложить русским людям поток новых мыслей и образов, соответствующий ужесточающимся условиям жизни в нашем мире.

Да, пусть режим в России будет авторитарный - завидуйте, вас, гнилых либералов всего мира, в скором будущем ждут еще более авторитарные режимы у себя дома. Только автократы и деспоты у вас будут чужие и в качестве универсального решения предложат вам ту самую эвтаназию, за которую вы так благородно боролись, которая вашими стараниями уже практически включена в реестрик новых прав человека. Рядом с однополыми браками и правом детей на богатую сексуальную жизнь - последнего добивается в Голландии новая политическая партия идейных педофилов, которую пока никто даже не пытается запретить. Ну как же запрещать, если у части гражданского общества в Голландии есть такое мнение, что детей нужно любить по-настоящему, нельзя лишать малышей счастья половой жизни - свобода этим попирается!

Выборное единодержавие как философия власти и жизни

Это то, к чему идет русское общество, к чему придут многие другие народы и цивилизации. Система власти, при которой выбираются правители, принимающие решения и ответственность за них, а не временные люди, в компетенцию которых входит разбирать на части госбюджет и до хрипоты спорить во время разборки.

Принцип единодержавия самый древний в нашем мире, на его основе действуют любая армия, любой отряд, любая банда. Принцип военного единодержавия при участии демократических институтов был детально разработан и осуществлен римлянами во времена первых империй и императоров. Напомню просвещенным читателям, что война до недавнего времени была главным, часто единственным занятием сильных мира сего. Причем чем сильнее были эти сильные, тем больше воевали. Война была главным содержанием их жизни.

Единодержавие по способу и эффективности принятия и осуществления решений будет стремиться к модели военной организации. Но 'приниматели решений', правители, будут не назначаться, а выбираться, поскольку назначить их некому. И этот Выбор - подчеркиваю, Выбор, а не выборы - станет новым словом в человеческой истории.

Я подхожу к ключевым понятиям концепции. Выбор при выборном единодержавии означает противоположность всему, что есть не выбор - самозванству, узурпаторству, захвату власти с помощью грубой силы или обмана.

Моделей выбора вождей, князей, царей и королей в истории было бесчисленное множество. Народы-воины, а в недавнем прошлом их было очень много, выбирали командующих с помощью самых разных, иногда экзотических процедур.

Принципиальная разница в том, что народам-воинам недавнего прошлого выбирать было проще, поскольку им не приходило в голову поставить принцип единодержавия под сомнение. Глядя на сегодняшнюю демократию, наши предки- воины бы страшно удивлялись и не верили в то, что нечто подобное может работать.

Возможность поставить единодержавие под сомнение появилась в нашем мире совсем недавно в связи с торжеством демократического мифа о мире без войн. Мифа, который терпит крах у нас на глазах, но пока не хватает смелости сказать об этом в полный голос.

Без сомнения, механизм выбора правителей будет бесконечно многообразен и изменчив, новое или банально забытое старое заключается в осознании того, что единодержавие - еще раз подчеркну, независимо от того, каким именно образом оно будет осуществляться - есть единственно эффективный способ управления для тех народов и цивилизаций, которые не выбрали для себя эвтаназию.

Избиратель сегодня - это несчастный бездомный ребенок

Один из вопиющих абсурдов либерального мира заключен в том, что грязный бомж, живущий под мостом, имеет избирательный голос той же силы и значения, что и убеленный сединами профессор истории или владеющий огромной собственностью олигарх. Правда, с последним все не так однозначно, олигарх теоретически и практически имеет в руках ресурсы для того, чтобы повлиять на поведение избирателей, то есть сманипулировать выборы в свою пользу. И хотя такое влияние громогласно признается нечестным и коррупционным, оно остается составной частью демократической процедуры везде и всюду.

На Западе предан забвению простой и естественный принцип античных демократий, на основе которого право выбирать имели те граждане, кто мог носить оружие и был готов защищать государство. То есть не все, а те, кто берет на себя ответственность.

Современный же избиратель выглядит как несчастный бездомный ребенок, до которого четыре года подряд никому нет дела, пока не приходит праздник свободного волеизъвления. И тогда к нему приезжают богатые дяди и тети с конфетами, а некоторым самым запущенным ребятишкам даже утрут носы. А потом появится вдруг чистенько одетый мальчуган, привезенный взрослыми на дорогой машине, и продекламирует высказывание сэра Уинстона Черчилля в том духе, что вся эта демократия есть ужасная мерзость, но ничего лучше этой мерзости пока не придумали.

Здесь нужно еще раз повторить простую, но экзотическую для воспитанного в демократическом мире человека суть выборного единодержавия - оно не отменяет ни законов, ни судов, ни сложившихся тысячелетиями способов человеческого общежития. Оно просто приводит все это в мобилизационный режим, соответствующий эпохе начинающейся войны за выживание.

Не за богатство, не за роскошь, не за победу коммунизма или демократии во всем мире. Мы свидетели и участники Войны за выживание, войны всех против всех, и только единодержавный механизм настоящей Власти дает некоторым народам и цивизациям в такой войне шанс. Некоторым, но не всем.

Суть единодержавия - в передаче Власти единому центру, единому механизму принятия решений. В осознанном делегировании власти и ответственности одному субъекту при ясном осознании того, что субъект этот может и будет ошибаться. Что право на ошибку ему должно быть признано, а вот в праве на дробление власти, уход от ответственности субъекту единодержавия должно быть категорически отказано. Иначе мгновенно будет воспроизведено демократическое безвластие.

Смысл единодержавия - в возвращении к реальной Власти вместо бесконечного многообразия демократических пародий на власти и властишки разного уровня, существующие только потому, что объекты такой 'власти', члены 'гражданского общества', сыты и довольны так, как никогда еще не были в человеческой истории. И свою сытость и довольство понимают как конечный итог развития человечества, счастливую пристань, финал. Конец истории.

Нет, конца истории в виде Золотого века и благоденствия пока не предвидится. Знаменитый английский поэт, романтик, демократ и масон, призывавший вешать аристократов на их собственных подвязках, Роберт Бернс писал триста лет тому назад на фоне кровавого кошмара французской революции:

The golden age we will then revive

Each man will be a brother

In harmony we all shall live

And share the earth together

'И тогда придет золотой век,

Все люди станут братьями,

Мы все будем жить в гармонии

И разделять вместе землю'.

Вместо слова 'земля' достаточно вставить 'демократические ценности', и Бернса можно смело ставить во главе любой неправительственной организации со специализацией на 'нежные' и 'цветочные' революции.

Выборность и выборщики

Как создать выборный механизм русского единодержавия? Запланировать, организовать, устроить? Да никак его не создашь, выборность единодержавия вырастет сама собой. Как сама собой вырастает Власть.

Кто и как запланировал железного канцлера Бисмарка, сделавшего Германию мировой державой? Кто мог, возвращаясь к майору Джонсу из романа 'Комедианты', знать, что именно в это время произойдет очередной бунт на Гаити и 'майор' окажется вместе с бунтовщиками в горах?

Я далек от попытки предложить в миллионный раз очередную систему 'справедливых выборов'. Если где-то в нашем мире гнездится справедливость, то не в сфере борьбы за власть. Суть в изменении самого отношения к выбору лидеров, которое произойдет после того, как неизбежность единодержавия станет аксиомой для широких народных масс. Выбирать будут надолго и всерьез - кто, как, когда и почему, еще не знаю. Но убежден в том, что по мере распространения идеи единодержавия вернутся из прошлого обычаи освящения Выбора Вождя, естественные в мире людей.

В либеральной демократии система выборов аппелирует к моральным идеалам - свободе, равенству, братству, плавно перетекающим в справедливость, равноправие, права человека. Все эти идеалы пока еще опираются на не вполне исчерпавшую себя мечту о Золотом веке - сытой, спокойной, довольной жизни, полной потребления всех видов и разновидностей. Для части либерального общества эти идеи в той или иной мере осуществляются. В Дании действительно сегодня больше свободы, чем в Китае. Равноправия больше, права человека реальнее. Пока. С равенством и тем более справедливостью все сложнее.

Люди Запада и тем более русские люди сегодня в целом согласятся с тем, что справедливых выборов не бывает, что нет и никогда не будет никакого равенства, но пока многие из них еще так сыты и довольны, как сейчас, они не будут склонны менять правила игры. Зачем, если пока еще действуют эти?

Новый выбор лидеров будет исходить не из идеалистических или моралистических, а чисто рациональных, трезвых постулатов. Это будет выбор практический и прагматический и начнется он, возможно, с возникновения института выборщиков.

Я не призываю вдохновляться американской избирательной системой, а просто констатирую - в ситуации реального Выбора единодержавных правителей не менее важны и те, кто выбирает. Лидера единодержавной России, обреченной на возрождение своей имперской сущности - неважно, царь он, президент, генсек, премьер или диктатор, - разумно доверить выбирать не всем подряд, а тем, кто действительно на это способен. Достойным Выбора. В таком решении не будет равенства, но будет большая справедливость. Только кто они, эти достойные?

У истории есть множество законов, людьми отчасти описанных, но все равно не познанных. Например, логично ли, чтобы лидера выбирали самые сильные? Конечно, логично! В конце девяностых в России самыми сильными чувствовали себя олигархи. Они и выбрали Путина в качестве преемника Ельцина.

Логично ли, чтобы выбранный сильными олигархами лидер, обретя власть, обратил ее против сильных, его выбравших? Конечно! Он обязан это сделать, если он лидер, тем более единодержавный.

Хорошо ли в таком случае быть выборщиком, ответственным за Выбор? Знающим, что Первое Лицо обязательно употребит свою власть и в лучшем случае загонит своего выборщика в угол? Наверное, не очень хорошо. И чем уже круг лиц, которые реально выбирают, тем хуже для них. Но и массовость не всегда спасала. Сталину, например, однажды не понравилось, как голосовал съезд, и съезд расстреляли.

Однако, альтернативы Выбору нет в нашем мире - все другие формы борьбы за власть, которые не есть Выбор или выборы, при наличии уже существующего оружия самоубийственны уже сейчас и будут еще более самоубийственны по мере совершенствования орудий массового убийства.

Самая эффективная действующая в нашем мире система Выбора и выборщиков это компартия Китая с ее десятками миллионов членов. И хотя китайцы тоже не чужды разговоров о демократии, понимают под этим словом они что-то свое, единодержавно-китайское. Глубоко чуждое, если не прямо противоположное либеральному Западу. Несмотря на то, что число долларовых миллиардеров в Китае перевалило за 100.

'Генсек много говорит о строительстве общества 'сяокан' (общество 'среднего достатка', основанное на 'дружных семьях') - этот термин ввел в политический оборот страны именно Дэн Сяопин (впрочем, он был упомянут еще в сборнике песен 'Шицзин', отредактированном, по легенде, самим Конфуцием)'.

Такие новости доносятся с проходящего в эти дни съезда компартии Китая. И вроде бы китайский 'сяокан' очень похож на учение о среднем классе, столь популярное в Европе и даже в России. Но если подойти поближе, окажется, что общего мало, почти ничего. Ибо главное в китайском 'сяокане' это по-китайски дружная семья, которой в Европе никогда не было.

Применительно к России некоторый интерес представляют незатухающие искания около Народного Собора, призванного изменить форму правления в России. Подразумевается, но не говорится вслух, о возврате к православной монархии и православной империи. В этих исканиях много красивых и правильных слов, но выглядит это все пока еще как нарочито наивный идеализм. Для реализации монархического единодержавного проекта предлагается воспользоваться демократической процедурой референдума - и это предложение опровергает все сразу и окончательно.

Единодержавие и Путин

Два года назад я привез из Москвы книжку под названием 'Проект Россия', которую читал в самолете быстрым чтением. Достаточно серьезные и неплохо изложенные рассуждения о пользе монархии для России и мира. Тогда я оценил эту книжку как некий тест общественного мнения, соединенный с попыткой организовать мозговой штурм. И оценка оказалась правильной.

Несколько месяцев назад вокруг этой книги начался информационный бум - большие тиражи, презентации на выставках, интрига вокруг неизвестных авторов, дорогой качественный пи-ар. Получился ли мозговой штурм, не знаю, но книга пошла в массы. И это лучше, чем загонять в массы тупые и чисто конъюнктурные поделки - любимое занятие всех больших издательств мира.

В 'Проекте Россия' нет прямого призыва 'Путина на трон!' или 'Народ, кричите за царя!'. Но сторонников такого, на первый взгляд, гениально простого решения в России найдется достаточно.

Президент Путин между тем переживает в эти дни и недели переломный момент своей судьбы Первого Лица. И то, что многие в России понимают этот переломный момент в судьбе отдельного человека как перелом для страны и народа, есть лучшее доказательство того, что Путин идет по единодержавному пути. Изящное выражение 'Первое Лицо', так легко вдруг прижившееся, говорит само за себя.

Вероятно, президент России не испытывает недостатка в желающих ему помочь. Наверное, таких людей в России и мире много и люди эти плодят значительное количество советов и рекомендаций. В столь массовой поддержке президента России грешно не поучаствовать, тем более, что все мы вырастали в Стране Советов.

Советы президенту Путину

Держаться за Власть. Независимо от того, какой будет новая конфигурация будущего устройства России, важно не выпустить Власть из рук. Потерявшие Власть, как правило, ее уже никогда не обретают. Тем более в России, где поле власти отличается высочайшим напряжением и суровостью.

Главной политической целью сделать Доверие России и мира, главным личным устремлением - сохранить это Доверие и умножить его, несмотря ни на какие политические перипетии. Об этой цели заявить публично, торжественно и даже патетически.

Думаю, многие со мной согласятся - Путин это не просто политический брэнд, Путин это символ новой эпохи истории России. Это образ лидера с совершенно определенными характеристиками, в число которых входит решительность. Не надо поэтому никого расстраивать, тем более разочаровывать колебаниями и двусмысленностью.

В Словакии, например, многие фигуры местной политики, доброжелательно относящиеся к России, искренне недоумевают: почему это Путин должен уйти из Кремля? Спрашивают совсем как симпатичная ткачиха на съезде 'Единой России', хотя ткацкого станка в глаза не видели.

Я присоединяюсь к коллегам по словацкой политике и вместе с ними говорю: не надо уходить из Кремля. Назад могут и не пустить. Как не уходить - трудный вопрос для президента России и для тонких, штучных специалистов. Вопрос в высшей степени актуальный.

Решая его, не нужно заигрываться в игры с преемниками. В этом уже сейчас наметился перебор. Как человек, знакомый с политическими и рекламными технологиями, я достаточно четко представляю себе, как и зачем ведутся эти информационные игры. Как русский человек, желающий России добра, оставлю эти знания при себе. Но недооценивать проницательность русских нельзя.

Еще президенту Путину можно пожелать тщательно, лично, хотя и с участием самых доверенных людей, контролировать информационные потоки. Есть основания предполагать, что президент Путин это делает с самого начала своего восхождения. Нужно продолжать и дальше, несмотря на груз политической работы нельзя снижать уровень контроля за процессом непрекращающегося, конвейерного мифотворчества. Ибо политик в нашем мире, и тем более Первое Лицо России, это на 90 процентов миф и только на 10 процентов все остальное.

Лабораторию информационных потоков нужно хранить как зеницу ока, она важнее ядерного чемоданчика. Предательство в советскую эпоху угнездилось именно там, в сфере идеологии и СМИ. Там легче всего предавать и оставаться незамеченным и безнаказанным. Ценой предательства стал развал дрежавы. Нужно помнить об этом всегда.

Президенту Путину и дальше предстоит строить свой образ самостоятельно. Многие успешные и великие политики 20 века были сами себе режиссерами и имиджмэйкерами. Не все, правда, как Чавес, вели еженедельное ток-шоу с народом в прямом эфире, но ключевые решения с сфере мифотворчества принимали сами. Последние американские президенты потому и выглядят так неубедительно, что их образ есть продукт деятельности огромного и алчного бюрократического аппарата.

Президенту России сегодня полезно дружить с Китаем и китайцами. Если не по зову сердца, то по расчету. У китайцев на самом деле есть чему учиться - и России это дано. Как фамилия Путин не может вдруг превратиться в Пу Тинь-тао, так и система власти в России не может в одночасье переродиться в китайское единодержавие. Но именно в сфере настоящей Власти, не принимающей западного либерализма, Россия и Китай могут найти общий язык и стать надолго союзниками.

Если Россию теоретически и практически пытались и будут пытаться завоевать, подчинить, оккупировать или ограбить, то положение Китая в мире уже таково, что ничего подобного с ним никто и никогда не попытается делать. С Китаем возможно или сосуществовать, или его уничтожить. Похоже, одержимые больным эгоцентризмом янки склоняются к последнему. А это значит, у нас и китайцев есть много чего сказать друг другу.

Вместо заключения включаю в этот очерк эпилог книги 'Наша Империя Добра', написанной в конце 2004 года, прямого отношения к президенту Путину не имеющий.

Письмо Самодержцу Российскому

Написано с некоторым опережением и верой в то, что Самодержец появится.

Милостивый Государь!

Вы стали тем, кто вспомнил и понял главное для русской истории слово - самодержавие. Великолепное слово, равного которому по значению нет в других языках. Сам держит - вот честная и истинная формула власти. И того, кто держит сам, в России называют Самодержец.

Самодержец Российский это человек, на которого обращены взгляды всего мира. Но ни один разумный человек не может Ему завидовать и не пожелает себе оказаться на Его месте. Самому держать Россию есть тяжкое испытание. Но многие люди искренне захотят Ему помочь, автор этого письма один из этих многих. Помочь Самодержцу Российскому в моем случае значит вслух сказать следующее:

'Богу было угодно решить так, что на Ваши плечи легло бремя ответственности за судьбу России, а значит судьбу мира.

Достойно нести такое бремя, которое выпадает одному из

миллиардов человеческих существ, можно, только став вождем сильным, державным.

И хотя Россия переживает черную полосу своей исторической жизни, возможность стать сильным вождем существует. Не упустите ее - ради России и русских, в Вас поверивших, ради Себя самого.

Судьбы слабых правителей нигде и никогда не были исполнены счастья. В России судьбы слабых вождей были ужасны, и этот ужас вынуждены были разделить со слабыми вождями многие их подданные. Храни Вас Бог от такой злой судьбы.

В один из переломных моментов русской истории испуганному, плачущему юноше, будущему Самодержцу Российскому, впоследствии поставившему на место выскочку Наполеона, было сказано: 'Ступайте царствовать!' И юноша преобразился в Государя.

В России некому сегодня произнести такие слова вслух, но, я уверен, многие говорят это про себя. Вам нужно только прислушаться и услышать.

Безвластие губительно для России и ее народа, многие в России и вне ее надеются на то, что Вы способны положить начало новой, сильной России. В числе этих многих, желающих возрождения России, надеюсь на это и я.

Очерк 'Демократический тупик, или выборное единодержавие' завершен 18 октября 2007 года .

Сергей Хелемендик - депутат парламента Словакии от Словацкой народной партии

_____________________________

Сергей Хелемендик: Демократический тупик, или выборное единодержавие. Часть III

Сергей Хелемендик: Демократический тупик, или выборное единодержавие. Часть II

Сергей Хелемендик: Демократический тупик, или выборное единодержавие. Часть I ("Preco?", Словакия)

Сергей Хелемендик: Россия пока не доминирует, а пытается зализать огромные раны ("Preco?", Словакия)

Сергей Хелемендик: Империя пришлась русским по вкусу ("Preco?", Словакия)

Сергей Хелемендик: И России, и Европе для счастья не хватает главного - убедительного образа будущего ("Preco?", Словакия)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.