Ни одна из моих статей, написанных для этой газеты за последние пару лет, не вызвала такого мощного резонанса, как эссе о Великой войне 2007 г., опубликованное в январе прошлого года. Прошло полтора года, а мне продолжают ее цитировать.

Эссе было написано от лица будущего историка, рассуждающего о войне, которая волей моей фантазии разгорелась в этом году. По моему соображению, если бы в 2007 г. началась масштабная война, то будущие историки без труда указали бы ее истоки.

Моя воображаемая война началась на Ближнем Востоке и продолжалась четыре года. Оглядываясь назад, историк будущего назвал бы ее причинами: а) борьбу за богатые ближневосточные запасы органического топлива б) демографическое давление, связанное с высоким уровнем рождаемости в регионе в) рост радикального исламизма и г) стремление Ирана к получению ядерного оружия.

Мой кошмарный сценарий предусматривал обмен ядерными ударами между Ираном и Израилем в августе. Вероятно, вы заметили, что этого не произошло. Однако та статья не замышлялась как пророчество. Никто не в силах предсказать будущее, потому что (как я часто напоминаю своим студентам-историкам) будущего в единственном числе нет, есть 'будущие' - во множественном числе.

При написании той статьи я не стремился предсказать. Моей целью было предупредить читателей о серьезности угрозы, которую представляет ядерная программа Ирана, и убедить их в том, что Соединенные Штаты должны сделать что-то, чтобы его остановить. Да, после всех неудач в Ираке американцы вовсе не горят желанием начинать очередную превентивную войну, чтобы не позволить очередному хулиганскому режиму получить еще больше оружия массового поражения, которого в настоящий момент у него нет. Также несложно представить себе разрушения, которые спонсируемые Ираном террористы могут в отместку посеять в Ираке. Так что существует большое искушение надеяться на чисто дипломатическое решение.

Однако реальность такова, что шансы на подобный исход тают с каждым днем, как раз потому, что другие постоянные члены Совета Безопасности ООН исключают использование силы, а без угрозы силой дипломатия редко приносит плоды. Шесть дней назад президент России Владимир Путин провел в Иране дружескую встречу с президентом Махмудом Ахмадинежадом. Путин говорит об отсутствии доказательств того, что Иран пытается создать ядерное оружие. Вернувшись в Москву, он открыто осудил 'политику угроз, каких-то санкций, а тем более силового давления'.

Похоже, что и новый премьер-министр Великобритании Гордон Браун менее склонен к поддержке превентивного удара, чем его предшественник в случае Ирака. Остаются Китай - чья позиция по иранскому вопросу по-прежнему представляет собой загадку - и Франция - ее новый президент-'ястреб' переживает наихудший из возможных внутренних кризисов: развод.

Между тем, Израиль, самый надежный союзник Вашингтона на Ближнем Востоке, недавно продемонстрировал, с какой легкостью современные ВВС могут уничтожить предполагаемый ядерный объект. Сентябрьские удары по цели на северо-востоке Сирии были нанесены не только без потерь со стороны Израиля, но и без возмездия со стороны Дамаска. Сигнал Эхуда Ольмерта Джорджу Бушу: 'И вы можете сделать это, причем безнаказанно'.

Так что большой вопрос 2007 г. заключается в том, сделает ли он это.

С каждым днем СМИ уделяют все меньше внимания президенту и все больше - его соперникам. Однако на прошлой неделе о Буше заговорили вновь: на пресс-конференции в Белом доме он заметил, что 'если вы стремитесь избежать Третьей мировой войны, то, похоже, нужно стремиться к тому, чтобы не позволить им [иранцам] получить информацию, необходимую для создания ядерного оружия'. Может сложиться впечатление, что он будет готов использовать военную силу против Ирана, если сочтет, что альтернативой является лишь потакание возможному агрессору. Один известный эксперт по ядерному оружию сообщил мне на прошлой неделе, что вероятность авиаударов по Ирану он оценивает в 30%.

Во внутренней политике всегда бывает полезно следить за перемещениями денег. Однако, когда речь идет о большой стратегии, нужно следить за перемещениями флота - а, точнее, авианосцев, которые непременно станут базой для нанесения массированных ударов по ядерным объектам Ирана. Для этого не нужно обладать особыми навыками в шпионаже. ВМС США свободно предоставляют информацию по адресу http://www.gonavy.jp/CVLocation.html или в колонке "Around the Navy", публикуемой каждую неделю в Navy Times.

У США в строю находится 11 авианосцев. 'Китти-Хок' стоит в порту в Японии. 'Нимиц' и 'Рейган' - в Сан-Диего. 'Вашингтон' - в Норфолке (Виргиния). 'Линкольн' и 'Стеннис' - в штате Вашингтон. А 'Эйзенхауэр', 'Винсон', 'Рузвельт' и 'Трумэн' проходят разнообразные ремонтные и профилактические работы где-то на побережье западной Атлантики. В Персидском заливе только один - 'Энтерпрайз'.

Так что, в настоящее время разговоры о Третьей мировой войне - это, скорее, бряцание саблей, чем серьезная стратегия. Да, американские авианосцы способны передвигаться быстро. Максимальная скорость составляет более 30 узлов (морских миль в час). Утверждается, что, наряду с 'Трумэном', 'Эйзенхауэром' и 'Нимицем', он 'готов к бою'. Но взгляните на карту. Путь от Сан-Диего до Ормузского пролива очень далек. Даже выходя из Норфолка, группа авианосцев достигает Бахрейна через 17 с половиной дней. Насколько бы вы волновались на месте Ахмадинежада?

А я бегу с корабля. Это моя последняя колонка на этих страницах. Но, когда, наконец, разразится Большая война в Заливе, помните, что впервые вы прочли о ней здесь.

_______________________________________

Сталин, Мао... и Ахмадинежад? ("Newsweek", США)

Последнее танго в Тегеране ("The Economist", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.