В последнее время многие задаются этим вопросом, хотя ответа на него нет, поскольку ответ может дать только будущее. Однако этот факт способен добавить еще одну проблему к перечню уже существующих, как на региональном уровне, так и на уровне стран арабского мира, что вернет нас в то время, когда мы были бессильны перед лицом раскола.

После того, как ШОС под председательством России стала политической и военной реальностью, а НАТО приблизилось к границам нашего региона и, оказывая давление, начало нарушать целостность наших границ, разве не должны арабские страны проводить абсолютно новую внешнюю политику?

Разве они не должны думать над тем, к какому блоку им присоединиться: к российскому лагерю или западному, а, может быть, им вообще стоит создать свой блок, куда войдут страны, не желающие присоединяться?

Некоторые из нас полагают, что ответ очень прост и логичен. Однако они не понимают, что стоящие по обе стороны разграничения - Восток и Запад - избрали для нового противостояния идеологическую основу, согласно которой и происходит отбор членов блока.

То же самое происходило, когда 'холодная война' шла на почве идеологического раскола между коммунистами и капиталистами. Новое противостояние, конфронтация и поляризация на старой идеологической базе, после того, как капиталистами все стали, и мы в том числе, стали невозможны.

Можно утверждать, что обе стороны - восточная под руководством России и западная, которую возглавляют США - вступили в стадию подготовки к ведению нового международного противостояния или возобновлению старой конфронтации на основе нового идеологического раскола.

В свете последних событий я считаю, что возобновление полетов российских стратегических самолетов-ракетоносителей, которые проводились в годы 'холодной войны' над базами Североатлантического блока, подтверждает, что Владимир Путин, без сомнения, открыто дал понять: в течение последних семи лет он попытался вернуть России ее международное положение, и не позволит ей, что бы ни случилось, стать 'бархаткой' для обуви западных политиков.

Во-вторых, Путин за счет своего влияния в близлежащих соседних странах будет работать над тем, чтобы остановить распространение НАТО, его оборонных проектов и западных разведслужб на восток - к границам России. В-третьих, ради достижения этих целей он, не задумываясь, начнет вторую 'холодную войну' и прибегнет к тем действиям и мерам, которые раньше были на вооружении у Советского Союза. Говоря другими словами, Россия, чего бы ей это ни стоило, не позволит Западу окружить себя, и оказаться в политической и военной блокаде.

Прошло немало времени, пока Россия, как мы наблюдали, за последние семь лет терпеливо и упорно восстанавливала свои утраченные в годы правления Бориса Ельцина силы. Еще двумя годами раньше мы были свидетелями восхождения Владимира Путина по лестнице спецслужб - 'единственной национальной базы', которая, в то время как большинство учреждений были расформированы, частично уцелела во время анархии в стране, управляемой из-за рубежа.

Мы также видели, как правительство Путина, когда нефтяные ресурсы и многие компании в стране, как частные, так и государственные, находились в руках иностранных владельцев, смогло вернуть их в лоно государства и начало реструктуризацию страны. Много времени у Путина заняло построение идеального союза с православной церковью, то есть, с религиозным учреждением в стране, которое он обещал уберечь от влияния западной церкви и ее миссионеров. За ним числились и другие заслуги. В его планах по реструктуризации страны многие видели определенную пользу.

Затем мы стали свидетелями, как Россия постепенно продвигалась в сторону эскалации напряжения с Западом. Путин, почувствовав уверенность в своих силах, на Мюнхенской конференции по безопасности в феврале 2007 года произнес знаменитую речь, после которой последовали смелые и опасные шаги, приведшие к окончательной конфронтации.

Среди них: установка российского флага на дне Северного Ледовитого океана (на глубине 4000 метров); нарушение российскими самолетами воздушного пространства Британии; приостановка членства в ДОВСЕ; объявление Калининградской области ракетной базой для защиты от западных ракет наземного и космического базирования; осуществление российскими самолетами полетов в Тихом океане над американской базой Гуам и над британскими территориальными водами; обращение к Сирии с просьбой о предоставлении базы в Тартусе для российского флота, с тем, чтобы закрепить право на свое возвращение в Средиземное море; проведение с вооруженными силами азиатских стран, входящих в ШОС, совместных военных учений, которые мы посчитали официальным рождением нового военного блока, под предводительством России.

В этих учениях приняли участие вооруженные силы шести стран, в том числе, Китая, а также наблюдатели от Индии, Ирана и Пакистана, которые стремятся присоединиться к нему.

С другой стороны, мы стали свидетелями политики и действий, которые, в частности, предпринимались с целью сохранить однополярный мир в руках США. Не секрет, что европейские державы объединились с тем, чтобы начать против России новую военную, политическую и экономическую блокаду, провоцировать волнения и устраивать акции неповиновения в соседних с ней странах, создавать новые военные базы Североатлантического альянса в странах, недавно примкнувших к блоку.

Большинство этих стран граничат с Россией. Ранее Запад обещал России, что продвижение НАТО на восток не выйдет за определенные границы, взамен Россия позволит балтийским странам вступить в блок. Но Запад нарушил свое обещание и начал вести работу по приему в члены НАТО Украины и Грузии.

Действительно, США в этих двух странах добились определенных благоприятных условий и получили возможность размещать на их территориях свои военные базы, как они это сделали в странах Средней Азии: в начале обосновались, а теперь на требования начать вывод баз отвечают отказом.

Возможно, это явилось основным фактором, стоящим за созданием ШОС. Политические аналитики России и Китая считают, что США пытаются извлечь максимальную пользу из создавшейся в Афганистане и Ираке ситуации. То же самое они намечают сделать и в отношении Ирана, чтобы в конечном итоге, обеспечить, прямо или опосредованно, свое военное присутствие в регионе, начиная от Ливана и Палестины на западе, и кончая на севере, северо-востоке и на востоке у границ России и Китая.

Ясно, что и Россия и Китай стремятся снизить напряженность в регионе с того уровня, к которому стремятся США, несмотря на то, что это нелегко, ввиду критической политической ситуации, как на всем Ближнем Востоке, так и в большинстве стран исламского мира.

Мы и с нами сам мир снова приобретает форму квадрата, который предпочитал еще Генри Киссинджер. Мир нуждается в новом балансе сил. Несомненно, что на этот раз Генри Киссинджер будет стремиться убедить Вашингтон сделать невозможное: не дать Китаю и России образовать союз. Такая цель была поставлена перед Киссинджером во время вьетнамской войны, когда он вел 'открытую политику' с Китаем и шел на перемирие с Россией.

Мы снова оказались в квадрате, который, как известно, предпочитают арабы. Это большая политика 'в квадрате' с целью извлечь пользу из конфронтации между Востоком и Западом. Однако прежняя ситуация немного отличается от нынешней. Во время 'холодной войны' мир делился на три части: первая часть включала в себя страны с капиталистическим укладом, вторая - страны с марксистско-социалистической идеологией и часть стран, которые предпочли соблюдать нейтралитет и взяли курс на неприсоединение. Эта идея оказалась правильной, несмотря на то, что американцы не смирились с ней и, в свое время, посчитали ее злом.

Однако когда Джон Фостер Даллес счел социалистический лагерь 'сатанинским злом', в отношении которого нельзя занимать нейтральную позицию, арабов, отказавшихся соблюдать принцип неприсоединения, постигла горькая участь.

Извлечь пользу 'в квадрате', как это происходило в годы противостояния между коммунизмом и капитализмом, от новой 'холодной войны' не представляется возможным. Новый идейный и идеологический раскол основывается на резком противоречии между двумя лагерями, один из которых проповедует демократию, второй - диктатуру.

Майк Гейбс, глава комитета по внешним делам Палаты Общин, отвечая на призыв Америки, заявил, что основная причина новой конфронтации между Востоком и Западом кроется в резком расколе, который произошел между сторонниками демократии и диктатуры. Согласно такому разделению, блок, ведомый США, включит в себя все демократические страны в мире.

Во второй блок, ведомый Россией и Китаем, войдут все страны с деспотическими режимами, или противостоящие демократии, или же сомневающиеся в целесообразности верховенства демократических принципов.

Будет странным, если Индия, страна с демократическими устоями, присоединится к 'блоку деспотизма' под руководством России.

В большей степени будет странным, если арабы примкнут 'демократическому блоку', который возглавляют США. И таким же странным будет казаться предположение, что арабы станут думать над созданием отдельного блока, куда войдут страны, сохраняющие нейтралитет, то есть те страны, которые отвергают как демократию, так и деспотизм.