В воскресенье польская демократия заметно повзрослела: избиратели отвергли непримиримый ксенофобский национализм Ярослава Качиньского. Эти выборы были важны не только потому, что впервые голосовало поколение родившихся после 1989 г. И не потому, что за всю посткоммунистическую эпоху ни у одного премьер-министра не было такого прочного мандата, как у либерального консерватора Дональда Туска - победителя этих выборов. Их важность заключается в том, что новое поколение избирателей показало, что ему надоело руководство, смотревшее на развитие Польши исключительно через призму вторжений и оккупации ХХ века. Хотя брат-близнец Качиньского по-прежнему занимает президентский пост, Польша перевернула одну из страниц своей истории.

Реакция европейских столиц на уход Ярослава Качиньского, который интеллектуально доминировал в тандеме со своим братом-близнецом, - не самый лучший способ оценки результатов досрочных выборов. Но все же она показывает, насколько близнецы за время своего недолгого, но полного инцидентов правления преуспели в ухудшении отношений с другими странами. Так, Германия обнаружила, что страна, которой она проложила дорогу в ЕС, использует теперь свое членство для сведения старых счетов. Россия переживает кризис отношений с ЕС из-за Польши, которая решила отомстить ей за эмбарго своих мясных продуктов.

Наконец, сам ЕС летом столкнулся с угрозой провала реформы конституционного договора из-за того, что Польша потребовала для себя больше голосов. Исход выборов был значим как для образа Польши за рубежом, так и для судьбы толерантности и свободы в стране. Если, по Качиньскому, Польша должна была стать воинственной, ксенофобской страной, видящей врагов в своих соседях и полагающейся лишь на все менее влиятельных американских неоконсерваторов, то эта модель была отвергнута тысячами поляков, живущих в Британии и Ирландии, которые смотрят на место Польши в Европе более спокойно и менее истерично.

Победа 'Гражданской платформы' Туска не приведет к мгновенной смене внешней политики Польши. Именно 'Платформа' выступила с лозунгом 'Ницца или смерть' в ходе спора о числе голосов в Совете ЕС, которое Варшава получила по Ниццкому договору. Польша продолжит критически относиться к ЕС и с недоверием смотреть на Россию Владимира Путина. Она согласится на размещение базы противоракетной обороны на северо-западе страны, но Радек Сикорский, которого прочат на пост министра иностранных дел, будет требовать за согласие Варшавы помощи в модернизации польских вооруженных сил. Польша продолжит защищать свои национальные интересы, но у нее будет больше прагматизма и меньше вредоносной антинемецкой риторики.

Лех Качиньский остается у власти, и, словно в насмешку, после разгрома брата на выборах он будет вынужден назначить нового премьер-министра. Накануне выборов он обещал воспользоваться правом вето для того, чтобы заблокировать любой не устраивающий его законопроект. Если он выполнит свою угрозу, то тем самым лишь прибавит 'Гражданской платформе' союзников в парламенте.

Правительство будет создано коалицией 'Гражданской платформы' с Крестьянской партией. Это гарантирует им парламентское большинство, но не дает 60 процентов, необходимых для преодоления президентского вето. В таком случае 'Левые и демократы' - альянс социал-демократов и бывших коммунистов, которые ненавидят Качиньских больше, чем кто-либо еще, почти наверняка выступят на стороне правительства.

В Польше установился более прочный политический порядок. Ушли в прошлое шаткие политические коалиции, грозившие распасться при первом намеке на скандал. Парламент покинули неприглядные экстремистские партии - популистская 'Самооборона' и правая 'Лига польских семей'. Если на прошлых выборах два года назад за них проголосовало 18 процентов избирателей, то сейчас они получили всего 3 процента голосов. В новом парламенте будут три основные фракции: либерально-консервативная 'Гражданская платформа', националистическая партия Качиньского 'Право и справедливость' и социал-демократы, стоящие на левоцентристских позициях. Мерой трансформации Польши служит то, что она мало отличается от других стран.

______________________________________________

Реваншизм и страх перед Россией давно стали в Варшаве мейнстримом ("ИноСМИ", Россия)

Поляки осознали силу своего голоса ("Польское радио для заграницы", Польша)

Качиньский пострадал от собственной агрессивной предвыборной кампании ("The Guardian", Великобритания)