Special to washingtonpost.com's Think Tank Town

Wednesday, October 24, 2007; 12:00 AM

Сделанная ими мина была как никогда хороша - и тем не менее невооруженным глазом видно, что на недавней встрече в Москве президент России Владимир Путин публично унизил госсекретаря США Кондолизу Райс (Condoleezza Rice) и министра обороны Роберта Гейтса (Robert Gates). Даже не дав представителям Администрации начать говорить, Путин отпустил несколько саркастических замечаний по противоракетной обороне и сразу выдал несколько новых серьезных возражений против этого проекта.

Что бы кто ни думал о необходимости развертывания системы ПРО, Райс и Гейтса раздели так, что поневоле напрашивается мысль о новой 'нижней мертвой точке' в американо-российских отношениях. Любые слова об общих ценностях, как и об общих интересах, отскакивают от русских как от стенки. После этого становится совершенно ясно, что, чтобы привлечь их внимание и по вопросу иранской угрозы, и по массе других вопросов, надо уже не говорить, а действовать. К счастью, Путин создал для Вашингтона прекрасную возможность выйти с козыря и переориентировать Москву на сотрудничество. Имя этой возможности - Косово.

Президент Путин остановил обсуждение окончательного статуса Косово, видя в этом очередное средство утверждения пошатнувшегося некогда мирового авторитета России. Однако при этом он отвернулся не только от США, но и от ООН, генеральный секретарь которой одобрил компромиссный план предоставления этой сербской провинции 'независимости под наблюдением' с одновременным созданием фактической автономии для косовского сербского меньшинства. Пока что на Балканах Путину удается играть на внутриевропейских противоречиях: верные союзники США - Великобритания и Франция - вынуждены противостоять другим европейским столицам, где либо симпатизируют сербам, либо боятся беспорядков, которые наверняка возникнут, если независимость Косово не будет одобрена ООН.

Однако возможные последствия такого развития событий бледнеют перед тем, какую угрозу представляет российский контрсценарий - причем не только для Косово, но и вообще для проводимой Западом стратегии умиротворения этого все еще неспокойного региона. Мало того, что Россия использует своего балканского вассала в качестве мегафона для усиления своего голоса - она еще и превращает Сербию в форпост, противостоящий расширению ЕС и НАТО. Послушный России премьер-министр Сербии уже не раз говорил о необходимости 'третьего пути' между Востоком и Западом и утверждал, что Белграду нет никакой необходимости вступать в НАТО - то есть фактически вызвал к жизни перспективу фундаментального отхода страны от курса на евроатлантическую интеграцию.

Позиция Белграда чревата серьезными последствиями для Европы, поскольку ее сверхзадача состоит в том, чтобы, приняв в ЕС и НАТО все страны бывшей Югославии, тем самым свести к минимуму противоречия между ними. Однако пока что ни в одну из этих организаций не вошло ни одно из государств, где после распада Югославии имели место какие-либо серьезные конфликты. Самое раздробленное из них, Босния, за последний год уже несколько раз удалялась от этой перспективы, а между лидерами ее сербской и мусульманской общин проскочила самая воинственная риторика за все время, что прошло с окончания войны. Одна из причин этого - как раз косовский вопрос.

Косово упало прямо в руки России благодаря трем ключевым ошибкам, совершенным вашингтонской Администрацией. Во-первых, в Вашингтоне не увидели, что задачи, которые ставит перед собой Россия при Путине, уже не те, что прежде. Вашингтон, как и многие его союзники в Европе, посчитал, что Москва, пару раз тявкнув что-нибудь против плана предоставления Косово независимости, в конце концов - как за прошедшие годы случалось уже не раз - со всем согласится, потребовав для себя, может быть, каких-то формальных уступок, чтобы только сохранить лицо.

Во-вторых, Белый дом повторил грубейшую ошибку, совершенную в начале 90-х годов, когда кризис Югославии грозил не оставить камня на камне от атлантического единства: позволил внутриевропейским раздорам задержать начало согласованных действий. Вот и сегодня консенсус, существующий между наиболее крупными державами относительно того, что статус Косово в любом случае надо менять, не был использован для начала быстрого движения к 'независимости под наблюдением' на основе плана ООН. Начались разнообразные задержки, а за это время противоречия внутри Европы лишь усилились. Каждый раз, откладывая время действия, Запад словно расписывался перед Белградом и Москвой в отсутствии решимости, что лишь подстегивало Россию. В результате неизбежные обсуждения по Косово стали еще более сложными и конфликтными.

В-третьих, Администрация продолжает курс на дипломатию, не приносящую абсолютно никаких результатов. Любому, кто знаком с ситуацией, совершенно понятно, что вероятность достижения какой-либо договоренности между косовскими албанцами, составляющими более 90 процентов населения края и требующими независимости, и Сербией, продолжающей считать своим этот край, контроль над которым Белград потерял восемь лет назад в результате военного вмешательства НАТО, спровоцированного массовым выселением оттуда албанцев, равна нулю. Уже скоро наступит очередная 'контрольная точка', но и после нее Россия, скорее всего, потребует продолжения так называемых 'переговоров'.

После унижения, испытанного в Москве, Вашингтон просто обязан пойти на решительные действия в Косово. При этом Вашингтон должен понимать, что то, что происходит на Балканах, имеет значение не только для тех, кто на них живет, но и вообще для отношений между Западом и Россией. У нас в Европе есть союзники, понимающие: уже приближается момент последнего шанса на разрешение косовского вопроса. Многие союзники также осознают, что энергетическая зависимость Европы от России настоятельно требует, чтобы континент показал решимость объединяться, когда речь заходит об угрозах ключевым интересам европейской безопасности. Под руководством Америки Европейский Союз можно мобилизовать на совместные действия, которые мы уже имели возможность наблюдать, когда вмешательство НАТО положило конец войнам в Боснии и Косово. В то же время Вашингтону необходимо тесно сотрудничать со своими союзниками в разработке планов по усилению миссий Европейского Союза и НАТО в новом государстве.

Решительные действия в косовском вопросе - это уже не проблема успешности американо-европейского участия в судьбе Балкан. Теперь это уже необходимость для нас самих ответить на вопрос, как будут строиться наши дальнейшие отношения с Россией и будет ли Москва иметь право вето в вопросах евроатлантической безопасности. Владимир Путин сам дал нам возможность показать миру, чтобы общие ценности и в Атлантике, и в Европе по-прежнему сильны и способны побеждать. Пришло время эту возможность использовать.

Януш Бугайски - директор Проекта 'Новые демократические страны Европы' (New European Democracies Project) вашингтонского Центра стратегических и международных исследований (Center for Strategic and International Studies).

Эдвард Джозеф - приглашенный исследователь и адъюнкт-профессор Школы фундаментальных международных исследований (School of Advanced International Studies) Университета имени Джонса Хопкинса (Johns Hopkins University).

_______________________________________

Путинизм на Балканах ("The Weekly Standard", США)

Будущее Сербии: российский вариант ("The Economist", Великобритания)

Сдержать возрождающуюся Россию Путина ("The Guardian", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.