Позиция России, заключающаяся в том, что статус Косово и Метохии должен стать результатом договоренности между Белградом и Приштиной и заверен Советом Безопасности ООН, во многом укрепила позицию Сербии в дипломатической борьбе за защиту целостности государства. Будет так, как договорятся обе стороны - уже на протяжении нескольких месяцев повторяют в Москве. Подобную внешнеполитическую принципиальность со стороны России до недавнего времени многие не принимали всерьез, ссылаясь на поведение Кремля в предыдущие годы, в особенности, на поведение первого российского президента Бориса Ельцина. Стиль его десятилетнего правления был отмечен готовностью всегда в конце концов уступать западным партнерам - он называл это 'политической предусмотрительностью'.

Поэтому поворот, сделанный Владимиром Путиным в подходе к решению косовской проблемы, некоторые аналитики расценили как всего лишь попытку использовать Сербию во внешнеполитическом торге.

Между тем, сейчас в подходе Запада к проблеме будущего статуса края обнаруживаются признаки гораздо более серьезной коллизии, в которой Балканам, а особенно Косово и Метохии, придается гораздо большее значение. Особенно в том, что касается России. Энергетическая безопасность и снабжение Европы нефтью и газом Каспийского бассейна и Центральной Азии, а также прямое столкновение интересов США, России и других стран в вопросе контроля над энергетическими ресурсами, месторождениями и транспортными коридорами, оказались в центре внимания группы канадских ученых.

Один из них, Махди Дариус Наземройя из Оттавы, сотрудник Центра проблем глобализации, в своей статье 'Большая игра приходит в Средиземноморье: газ, нефть, война и геополитика', опубликованной в октябре на сайте Global Research, рассматривает проблему, прежде всего, через призму становления в мире второго геополитического полюса, противопоставляющего себя НАТО.

По его мнению, новый альянс возглавляют Китай, Россия и Иран, а в перспективе к ним присоединятся и другие станы, например, Индия. Наземройя утверждает, что на мировой арене происходит такое перераспределение глобального соотношения сил, которое определит дальнейший ход всего XXI века. Главная борьба ведется за строительство нового контролируемого американцами газопровода (проект 'Набукко'), который должен обойти территорию России и доставлять газ в Евросоюз через Балканы.

Согласно этому варианту, газопровод будет проходить через Косово. По этому маршруту из Каспийского бассейна может быть транспортировано в два раза больше газа, чем Россия в состоянии предложить Европе в данный момент. Если Косово обретет независимость, то, скорее всего, не будет и препятствий для того, чтобы важный участок "газопровода 'Набукко'", находящийся под контролем США и НАТО, проходил через Македонию и Косово, бывшие югославские республики, к Австрии и Западной Европе.

Когда речь заходит о геополитических интересах, всегда находится место для подозрений, что за всем происходящим кроется некий заговор. Таким образом, напрашивается вывод о том, что у России, помимо несомненного интереса защитить международное право, (самая выгодная для нее позиция, как и для Сербии), есть и другие причины сопротивляться независимости Косово - чтобы сорвать планы по строительству конкурентного 'американского' газопровода.

Дипломатическая лихорадка

Похожую точку зрения в марте этого года высказал и один из ведущих американских мыслителей Ноам Чомски. На вопрос о мотивах сильной приверженности США идее независимости Косово, Чомски заявил: "Я не уверен в том, что приверженность настолько сильна, но предполагаю, что Косово важно для США по двум причинам. Первая - это возможность для создания там крупной военной базы. Вторая - возможность прокладки нефтепровода и газопровода, которые бы проходили непосредственно через Косово или вблизи от него".

Ту роль, которую в сегодняшнем мире играют нефтепроводы и газопроводы, когда-то играли железные дороги. А проект строительства косовской железной дороги был весьма актуален в Европе накануне Первой мировой войны. Тогда существовали два проекта, один из которых предусматривал строительство дороги, связывающей Вену с Ближним Востоком, и проходящей в том числе и по территории Косово. Второй проект - "Дунайская железная дорога" - предполагал, что Россия через Сербию, получит выход к Адриатическому морю и Которскому заливу на черногорском побережье.

Наземройя утверждает, что в данный момент творится история, и считает, что недавно проведенный в Тегеране второй саммит прикаспийских государств изменит глобальную геополитическую ситуацию. В качестве доказательства он указывает на лихорадочную дипломатическую активность, развернувшуюся накануне встречи пяти стран каспийского региона - России, Азербайджана, Казахстана, Туркменистана и Ирана.

Визит госсекретаря США Кондолизы Райс и министра обороны Роберта Гейтса в Тегеран перед саммитом Наземройя трактует как 'последнюю попытку США разбить китайско-русско-иранскую коалицию в Евразии'. В том же ключе можно рассматривать и посещение президентом Франции Николя Саркози Владимира Путина в Москве. А российский президент в свою очередь вел переговоры с немецким канцлером Ангелой Меркель в Висбадене.

Важной темой переговоров в Висбадене был русско-немецкий проект северного газопровода ('Северный поток'), который должен проходить по дну Балтийского моря, снабжая Германию и другие европейские государства российским газом напрямую, в обход важных транзитных стран, таких как Украина, Белоруссия, Польша, Словакия и Чехия. Этот бизнес-проект тем более важен для России, что конкурентный газопровод под американской защитой может появиться в Южной Европе. К тому же, северный газопровод может сослужить хорошую службу Москве в том случае, если поможет поколебать Париж и Берлин в их поддержке воинственной политики Вашингтона, считает Наземройя.

В настоящий момент 'проект Набукко' объединяет пять стран, которые в равных долях (по 20 процентов) представлены в нем своими национальными энергетическими компаниями: Австрия, Венгрия, Румыния, Болгария и Турция. Интерес к участию в предприятии проявляют также Франция и Германия. Сербию этот проект обошел - маршрут до Австрии проходит исключительно через страны НАТО. Идея заключается в том, чтобы газ с Кавказа, из Ирана и Центральной Азии, через Восточное Средиземноморье и Турцию, а затем Балканы, поступал на рынок Западной Европы.

НАТО теряет монополию

Согласно теории Наземройя, Косово на этой карте является лишь одним из пяти глобальных участков, на которых сталкиваются, с одной стороны, интересы США и их союзники, а с другой - интересы России, Китая и их союзников. Помимо Косово, он относит к таким 'участкам противоборства' территорию восточной Африки, Корейский полуостров, Индокитай и Ближний Восток. По его мнению, сегодня предпринимаются попытки окружить Россию и Китай. Одновременно НАТО готовится 'рассчитаться' с Сербией и Россией по поводу Косово. Частью этой подготовки являются и маневры НАТО в Хорватии и на Адриатическом море.

Наземройя особо указывает на своеобразные процессы интеграции в Азии, усилившиеся в последние годы. Одно из направлений этой интеграции - Шанхайская организация сотрудничества ('Шанхайская шестерка'), членами которой являются Китай, Казахстан, Киргизия, Россия, Таджикистан и Узбекистан, а наблюдателями - Индия, Иран, Монголия, и Пакистан. Интерес к ШОС проявляет и Азербайджан. Автор считает, что экономическое влияние 'шестерки' распространяется также на Южную Корею и Японию.

Другим направлением интеграции является Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), сформированная в 1992 году с распадом Советского Союза. В 1999 году ОДКБ покинули Азербайджан и Грузия, и сегодня в нее входят семь постсоветских государств: Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Россия и Узбекистан. Сообщение генерального секретаря ОДКБ Николая Бордюжи о том, что и Иран бы мог, как первое несоветское государство, присоединиться к этой организации, канадский ученый толкует именно в контексте создания упомянутых глобальных альянсов. Стоит отметить, что Россия и Иран вместе располагают более, чем половиной мировых резервов природного газа. Принимая во внимание последние высказывания Бордюжи о готовности ОДКБ включиться в глобальные миротворческие операции, понятен вывод Наземройя о том, что речь идет о вызове планетарным целям НАТО, то есть о том, что Североатлантический альянс больше не имеет монополии как военная организация. Тем более, что Китай уже стал 'полуформальным членом' ОДКБ.

В том же свете канадский исследователь представляет и координацию энергетических и индустриальных проектов Ирана с Венесуэлой и Сирией, известных противников политики США в мире. На карте энергетического соперничества с США и ЕС Наземройя видит Россию и Иран в качестве партнеров, отмечая, что Москва и Тегеран совместно работают над формированием мировой цены на газ. Россия будет в выигрыше от того, что туркменский газ пойдет по ее территории или по территории Ирана, и не потечет по трубам газопровода 'Набукко', напоминает он.

_____________________________________________

После унижения по ПРО Америка должна постоять за себя в Косово ("The Washington Post", США)

Путинизм на Балканах ("The Weekly Standard", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.