В феврале 2006 года бывший заместитель помощника государственного секретаря по европейским делам Рональд Асмус (Ronald Asmus) опубликовал в газете "The Washington Post" статью, в которой он призывал НАТО значительно расширить сотрудничество с Израилем, вплоть до предоставления Израилю полноценного членства в Организации.

"Появляется все больше признаков того, что Израиль заинтересован в подобных взаимоотношениях с НАТО, - писал Асмус. - Около двух лет назад ко мне обратились несколько израильтян с просьбой посодействовать установлению более тесного диалога между Израилем и НАТО. В то время эта идея многим казалась не самой лучшей... Два года назад в разговоре со своими израильскими собеседниками я спросил у них, при каких, по их мнению, обстоятельствах Израиль может подать заявку на вступление в НАТО.

Они предложили два сценария. По первому сценарию Израиль шел к окончательному мирному урегулированию конфликта с палестинцами, и улучшение отношений с НАТО было одним из основных шагов, направленных на то, чтобы убедить израильскую общественность проголосовать за мир. По второму сценарию Иран обрел ядерное оружие и стал представлять для Израиля реальную усиливающуюся угрозу. Израиль, потерявший свои средства сдерживания, обратился к Западу и НАТО, чтобы обеспечить свою безопасность".

Идея, которая четыре года назад казалась "притянутой за уши", а год назад - интересной, сегодня включена в повестку дня. Выступая в понедельник вечером на ежегодном саммите НАТО-Израиль, прошедшем в Герцлии, министр иностранных дел Ципи Ливни (Tzipi Livni) не стеснялась в выражении своих чувств по поводу взаимоотношений между Израилем и Организацией: "НАТО была создана в первые дни "холодной войны" для защиты демократии и обеспечения свободы западного мира. Израиль был создан как демократическая страна, окруженная недемократическими образованиями. Израиль и по сегодняшний день является носителем демократических ценностей в ближневосточном регионе. Так как Израиль и НАТО являются партнерами в сохранении ценностей демократии, мы также являемся партнерами и в отражении угрозы экстремизма... Израиль стремится к установлению официальных партнерских отношений с НАТО. Усилия Израиля, направленные на улучшение отношений с НАТО, являются одним из элементов его внешней политики, преследующей превращение Израиля в страну с многосторонней дипломатией".

Однако Ливни не просила сделать Израиль полноценным членом НАТО. У Израиля уже установлены уникальные для нашего региона взаимоотношения с Альянсом. Он был первым участником группы стран Средиземноморского диалога, присоединившимся к так называемой Программе индивидуального сотрудничества, и единственной страной, принявшей участие в совместных военных учениях с силами НАТО в Черном море и в Эйлатском заливе.

Обращаясь с просьбой об установлении "официальных партнерских отношений", Ливни имела в виду, что Израиль должен подняться в иерархии союзников НАТО, возможно, до уровня 23 стран, участвующих в программе "Партнерство ради мира", которая была создана в 1994 году, после распада Советского Союза, или даже до уровня стран, ведущих с НАТО "интенсивный диалог", таких, как Украина и Грузия, стремящихся стать членами Альянса.

Но полноценное членство? Это не в духе политики Израиля - и даже если бы это было в духе израильской политики, Ливни не стала бы просить чиновников НАТО о том, о чем представитель этой организации высказался недавно как о вопросе "не сегодняшнего и не завтрашнего дня".

Но как насчет послезавтра? В конце концов, все больше серьезных людей и в нашей стране и за рубежом - в том числе бывший премьер-министр Испании Хосе Мария Аснар (Jose Maria Aznar), кандидат в президенты США Руди Джулиани (Rudy Giuliani) и министр стратегического планирования Авигдор Либерман (Avigdor Lieberman) - поддерживают идею вступления Израиля в НАТО.

И это несмотря на то, что полноценное членство в НАТО может ограничить свободу военных действий страны, не только внутри национальных границ, но и за их пределами. В "плане действий по вступлению" в НАТО четко говорится о том, что кандидаты должны продемонстрировать "готовность к урегулированию международных, этнических или территориальных споров мирными средствами" - что может быть воспринято как условие, которое может усложнить отношения Израиля с палестинцами и другими арабскими соседями.

В последние несколько месяцев ситуация идет к тому, что те обстоятельства, о которых говорилось в статье Асмуса - то, что членство в НАТО станет "пряником" для Израиля в деле окончательного урегулирования конфликта с палестинцами и что оно обеспечит защиту от угрозы ядерного Ирана - станут упоминаться только вместе. Действительно, не далее чем на прошлой неделе бывший министр юстиции Амнон Рубенштейн (Amnon Rubenstein) опубликовал в "The Jerusalem Post" статью, в которой он связал вместе эти факторы, утверждая, что в эпоху ядерного Ирана любые уступки в сфере безопасности, на которые Израиль пойдет при заключении соглашений с палестинцами в Аннаполисе или на других переговорах, "должны сопровождаться стратегическими договоренностями об обеспечении безопасности в рамках НАТО".

Из комментариев, озвученных на этой неделе чиновниками НАТО на встрече в Герцлии, стало ясно, что Организация не готова к достижению "стратегических договоренностей об обеспечении безопасности", которые могут привести к открытому конфликту с Ираном, особенно в тот момент, когда она тратит все силы на выполнение возложенных на нее задач в Афганистане и других местах.

Однако эти чиновники также называют тот факт, что Израиль не имеет четко очерченных границ - что является необходимым условием для членства в НАТО - препятствием на пути к достижению подобных договоренностей. Что если НАТО сама стала бы частью решения данного спора о границах между Израилем и палестинцами, либо подтолкнув израильское правительство к согласию на необходимые территориальные уступки при условии предоставления гарантий обеспечения региональной безопасности, либо даже направив войска для патрулирования палестинских территорий? Чем организация обосновывает свой отказ от активного участия в урегулировании спора, который она всегда называла препятствием на пути расширения влияния НАТО на неспокойном юго-восточном фланге средиземноморского бассейна?

НАТО, в свою очередь, получит значительную пользу от помощи Израиля в обеспечении безопасности, особенно сейчас, когда защита восточных границ Европы от военной мощи Советского Союза перестала быть главной задачей Организации и сменилась противодействием угрозе радикального исламского террора и ведением нетрадиционных боевых действий, таких как, например, в Афганистане.

И все же Израилю пока придется подождать со своим желанием вступить в НАТО. Однажды Организация, исходя из соображений обеспечения безопасности, приняла в свои ряды страну, лежащую большей своей частью за пределами Европы и имеющую ряд напряженных нерешенных конфликтов с соседними государствами и с этническими меньшинствами на своей собственной территории.

Речь идет, конечно, о Турции, и натовским чиновникам во время встречи в Герцлии приходилось с беспокойством следить за событиями на турецко-иракской границе, где страна-член НАТО осуществляет военные акции на территории государства, оккупированного войсками страны-основательницы НАТО.

Потребовались годы на то, чтобы концепция "коллективной безопасности" прижилась в благодатном климате послевоенной Западной Европы. В наше более беспокойное время, когда контуры конфликтов очерчены не так четко, не удивительно, что НАТО не спешит взять Израиль под свое крыло.

___________________________________________________________

Смелый сценарий, слабые актеры ("The International Herald Tribune", США)

НАТО и ее границы с Израилем ("La Repubblica", Италия)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.