From The Economist print edition

На первый взгляд, в Боснии все хорошо. Согласно прогнозам, рост экономики в этом году составит 6 процентов, а это вполне здоровый показатель. Пока дело не доходит до политики, сербы, бошняки и хорваты живут между собой хорошо, гораздо лучше, чем сразу после окончания войны. Но политика все равно дает о себе знать. На прошлой неделе разгорелась битва за влияние, которая определит, кому же в действительности принадлежит власть в Боснии, и даже продемонстрирует шансы на выживание самого боснийского государства.

В конце боснийской войны в 1995 году страна была поделена на две части: федерацию хорватов и бошняков (мусульман) и Республику Сербскую. Хорваты и сербы без особого энтузиазма отнеслись к тому, что будут вынуждены остаться в боснийском государстве, но они согласились с тем, что это результат войны. Чтобы сей сложный механизм продолжал работать, в мирном соглашении предусматривалось, что международный генерал-губернатор будет выступать в качестве арбитра боснийцев, вмешиваясь по мере необходимости.

Последний высокий представитель, а именно так называют этого посредника, посчитал, что боснийцам пора самим управляться со своими делами, и прекратил свою политическую деятельность. Все равно, рассуждал он, его представительство в июне 2007 года закроют. В результате возникла тупиковая политическая ситуация и застой, и поэтому представительство закрывать не стали. Соглашение с ЕС, которое многие считают первым шагом к вступлению в эту организацию, готово и ждет своего часа с 2006 года. Однако боснийские лидеры не смогли договориться о целом ряде политических реформ, которые необходимо осуществить до этого - в первую очередь, о реформе полиции.

За дело принялся авторитетный словацкий дипломат Мирослав Лайчак (Miroslav Lajcak), назначенный высоким представителем в июле. Он попытался найти выход из тупика в вопросе реформы полиции и предупредил боснийских лидеров, что если они не договорятся о ее проведении, то потеряют еще одну хорошую возможность сделать очередной шаг к вступлению в Евросоюз. Договориться они не смогли, поэтому 19 октября Лайчак выступил с первым из серии своих предложений о крупных изменениях.

Лайчак заявляет, что боснийский парламент и правительство нельзя больше блокировать лишь потому, что их члены отказываются появляться на заседаниях. А это сегодня происходит очень часто. Лидер Республики Сербской в составе Боснии Милорад Додик (Milorad Dodik) просто кипит от негодования. По его словам, это означает, что хорваты и бошняки получат перевес голосов над сербами. В ответ он пригрозил вывести всех сербов из органов государственной власти. Если такое произойдет, возникнет хаос. Боснийцы помнят еще, как накануне войны 1992 года формировалась Республика Сербская, когда сербы покинули боснийские институты власти.

Проведенная 22 октября встреча между Лайчаком и Додиком, похоже, сняла напряженность. Сразу после нее Додик отправился в Белград на встречу с премьер-министром Сербии Воиславом Коштуницей (Vojislav Kostunica) и заместителем министра иностранных дел России Владимиром Титовым. Вслед за этим вновь зазвучали угрозы создания политического хаоса в Боснии. 'Им надо либо прекратить это, либо продемонстрировать свои истинные намерения', - говорит Лайчак. Когда его спросили, воспользуется ли он своими законными полномочиями, чтобы отправить в отставку Додика в случае ухудшения ситуации, Лайчак твердо ответил: 'Да'.

Надвигающаяся борьба очень тесно связана с Косово. Формально это часть Сербии. Если в ближайшее время Косово обретет независимость, то это укрепит позиции таких людей, как Додик, который выступает против централизации боснийского государства, а порой даже грозит независимостью Республики Сербской. На этой неделе в дело вступили сербские лидеры, осудившие Лайчака. То же самое сделали русские, которые раньше неплохо взаимодействовали в Боснии со своими западными коллегами. Сейчас становится ясно, что они открывают новый фронт противостояния с Западом, который простирается от Косово до проблемы американской системы противоракетной обороны.

Западные дипломаты отказались от идеи отменить должность Лайчака. Русские же выступают за такую отмену. В ноябре Совет Безопасности ООН должен будет продлить мандат остающихся в Боснии миротворцев из стран ЕС в количестве 2500 человек, а для этого потребуется согласие России. В связи с этим в СБ ООН может начаться борьба. И даже если Россия согласится на такое продление, большого оптимизма будущее этого региона не внушает. Джуди Батт (Judy Batt) из Европейского института проблем безопасности (EU Institute for Security Studies), работающая вместе с Лайчаком, говорит, что 'сегодняшняя политика в Боснии и Сербии говорит о том, что шансы всего региона на членство в ЕС постепенно исчезают'.

___________________________________________________________

Путинизм на Балканах ("The Weekly Standard", США)

Балканизация Боснии ("The Wall Street Journal", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.