Вводная часть

Во время визита президента России Владимира Путина в Тегеран верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи (Ali Khamenei) неоднократно просил у Москвы помощи в анализе успешного прорыва израильскими ВВС системы ПВО Сирии 6 сентября.

Анализ

По данным источников в организации "Хезболла", верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи во время встречи с президентом России Владимиром Путиным, состоявшейся 16 октября, несколько раз просил его выделить Ирану российских специалистов по ПВО, чтобы помочь понять причины прорыва израильскими ВВС системы ПВО Сирии 6 сентября (читай: найти способы не допустить повторения такого прорыва в Иране). То, что Москва примет решение открыто оказать помощь Ирану в этом вопросе, не исключено, хотя иранская система ПВО, как и сирийская, находится в таком состоянии, что для доведения ее до нужной кондиции необходимо явно больше помощи, чем готова предложить Россия.

Что касается налета израильских ВВС на Сирию, то сведений о нем по-прежнему немного, однако судя по информации, поступавшей в последние недели, Израиль, по-видимому, использовал какие-то новые электронные средства, с помощью которых 'ослепил' сирийские радары в регионе, возможно включающем акваторию Средиземного моря.

Радиоэлектронная борьба в современном мире - не новость, особенно тот ее раздел, что касается подавления ПВО противника. Тем не менее, обычно сам факт такого подавления не удается скрыть, так что противник понимает, что на его позиции готовится нападение. Судя по всему, в последнее время Израиль совместно с США работают над новыми системами, благодаря которым радар противника даже не понимает, что его 'глушат'. Если эта работа завершена успешно - значит, у Сирии возникли серьезные проблемы. Мало того, что система ПВО Дамаска и так полуразрушена - Сирия не имеет никакой возможности соревноваться с Израилем в электронике. Не менее тревожный сигнал события 6 сентября посылают и Тегерану.

Иран целенаправленно раздувает воинственную риторику, рассчитывая на то, что, если его будут считать слишком дорогой целью, на него никто не нападет. Однако в свете развернувшейся в настоящее время в Тегеране активной внешнеполитической дискуссии вопросы, которыми Иран наверняка задается с самого 6 сентября, становятся действительно безотлагательными. Может ли иранская система ПВО действительно отпугнуть противника? Если средства для преодоления ПВО появились у Израиля, разве у США не будет достаточно сил и средств для нанесения действительно опустошительного военного удара? В одиночку Иран не способен даже найти ответ на эти вопросы, не говоря уже о том, чтобы их как-то решить.

Проблемы с ПВО у Ирана в некоторой степени совершенно отличны от тех, что испытывает Сирия. На вооружении Ирана стоит множество стареющих американских, европейских, китайских и российских систем, что усугубляет проблемы, связанные с интеграцией, обслуживанием и обучением экипажей. Если не считать недавно приобретенных у России тактических систем 'Тор-М1', иранская ПВО по состоянию немногим превосходит иранские ВВС. Пусть сирийские системы ПВО и стары - они в основном еще советские, - но там, по крайней мере, соблюдается определенная унификация.

И, что самое важное, в электронных областях современной войны Иран вряд ли продвинулся дальше Сирии. Стратегия ПВО обеих стран фундаментально одна и та же: опора на исключительно наземные средства противостояния непрекращающимся воздушным налетам технологически превосходящего противника.

Поэтому Тегеран и обращается за помощью к Москве, где по-настоящему разбираются в ПВО. Однако, хотя объективно Иран выбрал для этого самое подходящее время, у России сейчас на повестке дня совершенно другие дела. Для нее сегодня главный вопрос заключается вовсе не в том, как, решив проблемы Тегерана, приобрести долгосрочный статус защитника персидского государства, а как наилучшим образом разыграть иранскую карту, пока у США связаны руки в Ираке. Поэтому перед тем, как выделять Ирану какой-то существенный объем ресурсов в области ПВО, России придется хорошо все продумать и взвесить.

В конце концов все же не исключено, что Кремль выберет путь наращивания военного сотрудничества с Ираном - хотя масштаб и фронт работ, необходимых для изменения динамики состояния иранских ПВО, явно намного превышает то, что Москва хотела бы в настоящее время предложить.

_________________________________________

Ахмадинежад - иранский Путин? ("Asia Times", Гонконг)

Дутая значимость маленького человечка ("Time", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.