'Ты славно роешь, старый крот!'. Под этим Гегель подразумевал, что история неустанно роет ходы в недрах человеческой цивилизации. Таким образом, история является уловкой, обходным маневром для торжества разума. А теперь давайте применим эту теорему на практике: три крупных государства, соперничающие за значимую роль на Кавказе, решают одни и те же проблемы. Речь идет о России, Турции и Иране. Каждая из этих великих наций идет по пути демократического строительства. В Турции демократия уже существует; в России на ее строительство брошены все силы; в Иране она - путеводная звезда большей части населения.

Кроме того, каждая из этих крупных держав желает установить привилегированные отношения с Европой: Турция хочет вступить в ЕС, Россия - стать стратегическим и энергетическим партнером, Иран - начать экономическое и культурное сотрудничество. Но должно было произойти удивительное сопряжения ряда факторов, чтобы одновременно началось явственное сближение между Москвой, Тегераном и Анкарой.

Начнем с Ирана: отставка главного переговорщика по ядерному досье Али Лариджани свидетельствует об ослаблении, на этот раз окончательном, позиций президента Ахмадинежада. Были предприняты все мыслимые и немыслимые шаги, чтобы дать знать внешнему миру о том, что ситуация изменилась: начиная с неожиданной отставки консервативного дипломата, произошедшей в то время, когда президент находился с официальным визитом в Армении, и заканчивая его назначением на должность советника верховного лидера страны Хаменеи с сохранением более-менее тех же должностных обязанностей, которые он выполнял при президенте, которого вся эта история выставила посмешищем. Правда, существует явная связь между визитом Путина в Иран и дипломатическим ядерным кризисом, разразившемся среди мулл: президент России, делая вид, что защищает их от Запада, предложил им различные практические варианты компромиссов, которые внесли раскол внутрь правящего блока иранских консерваторов.

Необходимо также напомнить, что русские, которые лучше всех на свете познали мир Ирана, высоко ценят бывшего президента Рафсанджани, с которым в конце советской эпохи Михаил Горбачев обсуждал будущее Кавказа и Центральной Азии. Но КГБ также хорошо осведомлен о президенте Ахмадинежаде, который еще в бытность свою молодым фундаменталистом, ратовал за проведение новой операции, параллельной захвату в заложники сотрудников американского посольства, но на этот раз целью должно было стать посольство СССР. Все свидетельствует о том, что Москва выбрала, на чью сторону ей встать в иранском вопросе, и ее первоочередная задача - стяжать лавры дипломатического триумфатора, разрешив кризис, с которым Запад в одиночку справиться не может.

Тут-то в дело вступают турки, вернее иракские курды. США из-за своей некомпетентности разрешили своим курдским союзникам в Ираке делать на своей территории, что им заблагорассудится, не принимая в расчет принципиальные интересы своего союзника Турции. Это относится как к вопросу о статусе туркменского меньшинства в городе Киркуке, так и к убежищу, предоставляемому террористам РПК из Турции. А ведь можно было бы напомнить и Талабани, и Барзани, что РПК, изначально являвшаяся, как и 'Красные кхмеры' партией маоистского толка, уничтожила их самых близких друзей - турецких курдов, и даже оказывала содействие иранским и сирийским спецслужбам, когда они принимались за иракских курдов.

Преследуя спорную цель вызвать волнения среди курдских меньшинств в Сирии и Иране, ЦРУ скомпрометировало основополагающие интересы США, которые предполагают поддержание дружественных отношений с турецкими военными, до сих пор не смирившимися с падением своего политического влияния на внутриполитические дела страны. Таким образом, вопрос, находящийся в компетенции местной полиции, которому по идее долженствовало оставаться на этом уровне, сблизил Анкару с Тегераном . . . и с Дамаском на почве антитеррористической борьбы, которую Запад вроде бы должен был с радостью поддержать. Таким образом мы наблюдаем ситуацию аналогичную той, что привела к заключению в Саад Абаде антикурдского и антикоммунистического союза между шахом Ирана, атлантистской Турцией и хашемитской монархией Ирака. Но на этот раз, в отличие от 1950-х годов, великой державой, поддерживающей эту 'realpolitik', является Россия, а не Соединенные Штаты.

Проблема курдов разрешится, но частично порожденные ею и развивающиеся по восходящей тенденции, могут оказаться более долговечными. У Москвы больше шансов, чем у Вашингтона, помочь рождению более умеренного Ирана, который будет поддерживать союзнические отношения с шиитским Ираком, удерживающим в рамках приличия своих союзников курдов. Освободившаяся от мании враждебного окружения Турция, чьи динамично развивающиеся предприятия успешно работают от Дамаска до Баку и Ташкента, становится важным - поскольку имеет финансовое и техническое измерение - элементом российско-иранского партнерства, которое без Турции было бы неполным.

Если этот мирно настроенный в отношении своих соседей блок - более реальный, чем бесперспективный 'флирт' между Россией и Китаем - станет явью, то произойдет это не столько по причине нынешнего сумбура, сколько из-за неуверенной позиции Европы в отношении Турции и России и некомпетентного поведения Америки в отношении Ирака и опять-таки России. Стоит ли нам огорчаться тому или радоваться? Будущее покажет.

_________________________

Пусть этим занимаются большие парни ("Haaretz", Израиль)

Ахмадинежад - иранский Путин? ("Asia Times", Гонконг)

Не будем демонизировать Россию ("Le Temps", Швейцария)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.