October 30, 2007; Page A18

Выступая в прошлый вторник в Университете национальной обороны, президент Буш отметил, что 'необходимость в системе противоракетной обороны в Европе реальна и, я считаю, безотлагательна'. Возможно, Бобу Гейтсу стоило бы перечитать эти слова.

Дело в том, что в тот же самый день министр обороны заявил в Праге, что администрация намерена продвигать планы размещения ограниченной баллистической противоракетной обороны в Польше и Чехии, но 'будет откладывать ее активацию до тех пор, пока не появятся конкретные доказательства угрозы со стороны Ирана'. Кроме того, Гейтс предположил, что на будущий военный объект могут быть допущены российские военные - в свете 'озабоченности' Кремля тем, что система, состоящая из 10 ракет-перехватчиков и радара, может представлять собой угрозу ее потенциалу ядерного сдерживания.

Премьер-министр Чехии Мирек Тополанек (Mirek Topolanek) справедливо отверг последнюю идею Гейтса, заявив, что 'здесь никогда не будет русских военных, и ничего подобного никогда не планировалось'. Это не тонкий намек: страна, которая на настоящий момент занимает, возможно, самую проамериканскую позицию в НАТО, не должна ставить под угрозу свою безопасность, чтобы задобрить своего бывшего оккупанта - и, тем более, не могут задабривать этого оккупанта США. Это становится особенно очевидно при том, что российские власти под руководством Владимира Путина продолжают запугивать бывшие союзные республики и сателлитов СССР - Грузию, Эстонию и Польшу - торговыми эмбарго, кибервойнами, враждебными дипломатическим мерами и еще более опасными действиями.

Так же малоубедительно звучали и слова Гейтса об откладывании активации системы и необходимости 'конкретных доказательств'. Действующие и бывшие чиновники Пентагона говорят нам, что 'активация' может означать любой набор действий от буквально нажатия на кнопку до чего-то, требующего больших временных затрат. Неясно, зачем США инвестировать несколько миллиардов долларов в неактивную систему, особенно, учитывая, что баллистическая ракета может быть запущена государством-изгоем наподобие Ирана или террористической группой, которой как-то удастся ее заполучить, без какого бы то ни было предупреждения.

В любом случае, Гейтс не уточнил, какого рода доказательства потребуются ему для того, чтобы счесть угрозу со стороны Ирана 'конкретной'. В своем выступлении Буш сослался на данные разведки о том, что 'при продолжающейся поддержке из-за рубежа Иран может до 2015 г. создать межконтинентальную баллистическую ракету, способную достичь территории Соединенных Штатов и всех европейских стран'. Но он также отметил, что Иран уже обладает ракетами, способными поразить Турцию, Израиль и американские силы в Персидском заливе, а сейчас разрабатывает ракету, которая может достичь территории Польши, Венгрии и Словакии.

Представление о том, что США должны ждать 'конкретных доказательств', прежде чем начать действовать, противоречит самой цели баллистической противоракетной обороны. Как заметил Буш, противоракетная оборона призвана не только не позволить баллистической ракете достичь ее цели. Ее главная задача - изменить 'баланс сдерживания', убедив потенциального противника в том, что ему не стоит запускать (и производить) баллистические ракеты. Чем скорее она будет создана, тем меньше вероятность ее использования.

Еще большая загадка - это почему мы вообще ведем переговоры с Путиным. Российские возражения относительно места размещения бессмысленны: 10 ракет-перехватчиков не представляют угрозы российскому арсеналу примерно в 6 000 ядерных боеголовок. Русские не облегчили себе задачу, представляя интересы Тегерана в Совете Безопасности ООН или устроив холодную встречу Гейтсу и государственному секретарю Кондолизе Райс, недавно посетившим Москву. Не способствуют выстраиванию доверительных отношений и все новые сообщения о том, что российские ученые активно участвуют в программах Исламской республики.

Представитель Пентагона убеждает нас в том, что между президентом и его министром обороны 'нет никаких расхождений'. Будем надеяться, что это Гейтс согласился с точкой зрения Буша, а не наоборот.

____________________________________________

Сделка России и США - кошмар Прибалтики и Восточной Европы ("The International Herald Tribune", США)

Выше облаков ("The Economist", Великобритания)