Со Стивеном Сестановичем, старшим научным сотрудником по России и Евразии в Совете по международным отношениям, беседовал редактор-консультант Бернард Гверцманн (Bernard Gwertzman)

Стивен Сестанович, главный эксперт по России в Совете по международным отношениям (Council on Foreign Relations) и бывший посол по особым поручениям в государствах бывшего Советского Союза, считает, что Владимиру Путину, похоже, по вкусу заставлять мир строить догадки относительно того, станет ли он премьер-министром России после окончания его президентского срока в марте 2008 г. Говоря об американо-российских отношениях, Сестанович указывает на то, что высшая точка была пройдена сразу после 11 сентября, и теперь они, завязнув в спорах о контроле над вооружениями, Косово и Иране, вернулись на уровень 2000 г., когда Путин пришел в власти. Он говорит, что Путин, по всей видимости, пытается играть роль посредника между Ираном и Западом, но пока ему нечем особо похвастаться.

___________________________________

Согласно российской конституции, президент России Владимир Путин не может участвовать в президентских выборах, но многие говорят о том, что в определенный момент он мог бы стать премьер-министром России и негласно удержать бразды правления. Можно ли предположить, кто будет следующим президентом?

- Предположить можно, потому что Путин дал нам понять, что кое-кто может стать кандидатом, и сказал, что имеется около пяти хороших кандидатов, не называя их имен. Эксперты пытаются разгадать, кого он имеет в виду. Он назначил новым премьер-министром Виктора Зубкова, и этот человек станет исполняющим обязанности президента, если Путин уйдет в отставку, и, безусловно, если Путин его назначит, то он будет кандидатом с хорошими шансами.

В его окружении есть и другие кандидаты, которые могут претендовать на президентский пост, но, возможно, Путин указывает нам на этих людей именно для того, чтобы сбить нас с толку, и назначит кого-то совсем другого.

Перейдем теперь к должности премьер-министра. Что он говорил об этом?

- Когда Путин сказал, что соглашается возглавить избирательный список 'Единой России' на парламентских выборах 2 декабря, он также ответил на вопрос о том, может ли он стать премьер-министром и назвал это реалистической возможностью. Естественно, если он приведет к победе на парламентских выборах крупнейшую партию, то его кандидатура на эту должность будет рассмотрена. В связи с этим некоторые подумали, что он решил поступить именно так. Но нельзя с уверенностью сказать, что это он и замышляет.

Возможно, он вошел в список 'Единой России' для того, чтобы увеличить число мест, которые она получит в парламенте, и, таким образом, сделать парламент более управляемым органом.

В ходе ежегодной 'прямой линии' с общественностью, состоявшейся на прошлой неделе, ему был задан вопрос о том, не считает ли он, что пора пересмотреть распределение полномочий между президентом и премьер-министром. Он похвалил задавшего вопрос за то, что он сумел довольно изобретательно спросить его, не хочет ли он стать премьер-министром, но затем сказал, что на самом деле считает это плохой идеей, и играть с полномочиями премьер-министра и президента совсем не нужно. Однако и эти слова можно интерпретировать по-разному. Это может означать, что он намерен стать премьер-министром и осуществлять полномочия, выходящие за пределы его официальной компетенции, или же что он просто не хочет занимать этот пост - надо лишь подождать, и все станет ясно.

Путин с удовольствием играет с нами в эту игру, и это ему удается довольно неплохо. Он написал правила, и эта одна из важнейших игр в загадки, идущих сейчас в мире.

Он невероятно популярен в России, так ведь?

- Это интересно. В последние несколько месяцев его популярность стабильно растет - его рейтинг, недавно составлявший более 60 процентов, превышает теперь 80 процентов. Участие Путина в списке 'Единой России' резко повысило авторитет партии, и теперь кажется очевидным, что она получит очень, очень существенное большинство.

За что выступает эта партия?

- Мало за что, если не считать сохранения привилегий тех, кто окружает Путина и состоит в 'Единой России'. Она стала одним из вариантов того, что русские называют 'партией власти', имея в виду, что если ты местный чиновник или мэр, то, скорее всего, ты в нее вступишь. У нее нет последовательной идеологии, но она ассоциируется с Путиным, благосостоянием и возрождением России как крупной державы.

Все это сильно ей помогло. За последние несколько лет ее позиции заметно упрочились. Два или три года назад, сразу после переизбрания Путина на пост президента, многие предполагали, что 'Единая Россия' распадется. Те, кто ее создал, рассчитывали на то, что она станет своего рода вечной правящей партией, как это было в Мексике с ИРП или по сей день в Японии с либерал-демократами.

А что с коммунистической партией?

- Возможно, коммунисты будут единственной другой партией в парламенте. По данным опросов, 'Единая Россия' получает очень сильное большинство, у коммунистов - около 20 процентов, а все остальные не дотягивают до порога, составляющего сегодня 7 процентов.

Если результаты нынешних опросов верны, то в парламенте будет значительное большинство 'Единой России' и небольшая фракция коммунистов. В настоящее время у коммунистов в парламенте, состоящем из 450 депутатов, около 40 делегатов, поэтому их нельзя назвать сильной партией номер два. Если результаты опросов верны, то они, вероятно, получат места, но перед лицом 'Единой России' будут беспомощны.

Давайте теперь несколько сменим тему и поговорим об американо-российских отношениях, потому что в прессе много спекуляций о том, что начинается новая 'холодная война'. Как бы вы описали общую атмосферу американо-российских отношений на настоящий момент? Намного ли они хуже, чем были в 2000 г., когда он пришел к власти, или, наоборот, лучше, или же они вернулись на прежний уровень?

- Российско-американские отношения находятся почти на том же уровне, что и на момент прихода Путина к власти. Тогда было много противоречий по поводу баллистической противоракетной обороны, перспективы превращения Ирана в государство с ядерным оружием, будущего Косово - эти же вопросы стоят на повестке дня и сегодня, хотя и в немного иной форме. И фундаментальных изменений в подходах сторон к этим вопросам не произошло. Тогда общие рамки задавались тем, что две стороны согласились называть 'стратегическим партнерством', но не создавалось впечатления, что это партнерство очень продуктивно.

После позитивного периода в отношениях в начале 90-х были периоды спадов и подъемов, но к 2000 г. мы действительно переживали спад. Это во многом характеризовало отношения, когда в 2001 г. президент Буш вступил в должность. Характер отношений изменило 11 сентября. Период после 11 сентября казался самым лучшим за всю историю российско-американских отношений. Именно так говорили официальные лица обеих стран, а те, у кого достигнутое вызвало легкое головокружение, даже называли это 'альянсом'.

Но, похоже, все это в прошлом, и на повестку дня вернулся набор противоречий, о которых я упомянул ранее, большая переменчивость со стороны русских, большая осторожность со стороны Соединенных Штатов во взаимодействии с лидером, чья приверженность демократии несколько под вопросом, и чья готовность быть партнером на длительную перспективу вызывает некоторые сомнения.

По ряду конкретных вопросов Россия резко изменила позицию - например, хочет выйти из Договора об обычных вооруженных силах в Европе. Почему?

- Это соглашение было подписано при администрации Джорджа Буша-старшего. Оно отражало интерес к сокращению обычных вооружений в Европе и было достигнуто двумя блоками накануне распада Советского Союза. Когда Организация Варшавского договора и Советский Союз перестали существовать, в конце 1990-х годов была разработана модифицированная версия договора. В последнее время русские выражают им недовольство, поскольку, как они говорят, блоки больше не играют прежней роли, и указывают на то, что договор налагает ограничения на их обычные вооруженные силы, чем они недовольны.

Западные страны не ратифицировали ДОВСЕ, потому что они считают, что русские не выполняют взятых на себя обязательств. К ним относится вывод российских войск из бывших советских республик Молдовы и Грузии.

Русские жалуются и на другие ограничения, налагаемые на их силы. Они говорят, что на Западе происходит всеобщее наращивание обычных вооруженных сил, что не служит их интересам и противоречит духу договора. В реальности число танков во всех странах НАТО почти вдвое меньше, чем на момент подписания договора, поэтому в том, что касается категорий, регулируемых договором, идет тенденция к снижению. Скорее, русские просто хотят пересмотреть соглашения подписанные в то время, когда, по их мнению, Россия была слабой.

В последнее время ряд экспертов считает, что одна из проблем в отношениях заключается в том, что американцы продолжают повторять, что они 'победили' в 'холодной войне', а русским не нравится, когда их считают проигравшими, и они говорят, что тоже 'победили' в 'холодной войне', потому что сами осознали, что коммунизм не работает. Можно ли сказать, что гордость русских пострадала из-за того, что на Западе считают, что они проиграли 'холодную войну'?

- Это можно услышать от представителей российской элиты. И им вполне удалось убедить кое-кого в администрации, что все дело именно в этом. 22 октября государственный секретарь Кондолиза Райс, выступая на конференции историков по разрядке, говорила об окончании 'холодной войны' и распаде Советского Союза как о 'триумфе' для Соединенных Штатов, и, добавила она, 'также и для многих в России'.

По сей день эта тема вызывает много эмоций, и это трудный вопрос даже для многих российских либералов. Президент Путин назвал распад Советского Союза величайшей геополитической катастрофой двадцатого века. Он говорил не только от своего имени, то есть, от имени воспитанников КГБ и националистов. Этот вопрос по-прежнему вызывает своего рода меланхолию у многих русских - даже признающих, что Советский Союз был нежизнеспособным государством, и что его внутренняя слабость и расстройство и конфликты достигли такой степени, что он просто рухнул под собственной тяжестью.

Мы были свидетелями странной ситуации, когда Путин посещает саммит государств Каспийского региона в Тегеране, в котором, естественно, участвует и Иран, а потом, два дня спустя, встречается с премьер-министром Израиля Эхудом Ольмертом, у которого Иран вызывает наибольшую озабоченность. Как бы вы описали политику России в отношении Ирана в настоящее время?

- Самые важные встречи состоялись в Тегеране с верховным лидером аятоллой Хаменеи. Мы не знаем, что именно он сказал. Ходят слухи, что он предложил некие новые идеи по преодолению тупика в отношениях между Ираном, Западом и ЕС, и даже в рамках всего Совета Безопасности ООН. Он не сказал, в чем заключаются эти идеи. Возможно, речь идет об определенной модификации уже звучавших предложений о создании международного банка топлива, который возьмет на себя ответственность за обеспечение Ирана обогащенным ураном. Иранцы эту возможность отвергли, а президент Махмуд Ахмадинежад, находясь в Нью-Йорке, заявил, что все ядерное досье закрыто. Возможно, Путин сказал иранцам, что то заявление было преждевременным - вы не убедили международное сообщество в том, что делаете то, что говорите. А, может быть, он предложил такие способы решения этого вопроса, которые позволили бы избежать сомнений международного сообщества.

Он говорит Западу, что не готов поддержать еще один раунд санкций после того, как поддержал уже две резолюции о санкциях, и пытается сохранить некую особую позицию России по этому вопросу. Его появление в Иране и беседы, которые он там провел, говорят о том, что он надеется стать своего рода посредником в этом вопросе, но это для него непросто, потому что иранцы не идут на реальные уступки, а Соединенные Штаты и ЕС тоже, по всей видимости, едины в своем мнении. Путин хочет избежать выбора между двумя сторонами, но это будет не так просто, потому что ни одна из сторон не говорит ему, что стремится к компромиссу.

____________________________

Расчеты Путина и смирение россиян ("Le Figaro", Франция)

Путин Великий ("The Wall Street Journal", США)

Как Путин может потерпеть крах ("The Guardian", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.