Президент Венесуэлы Уго Чавес любит отпускать злые шутки на тему конфронтации со своим врагом президентом США Джорджем Бушем. Чавес выходит за рамки дипломатического протокола точно так же, как его союзник президент Ирана Махмуд Ахмадинежад делает самые неожиданные вещи в том, что касается международных отношений и политических приоритетов. Он словно вызывает своего врага Буша на дебаты о поисках разрешения мировых кризисов, в то время, как большинство иранцев слышит от своих лидеров лишь новые призывы к выдержке и самообладанию.

Возможно, Чавес не просто шутил, говоря, что президент США заслуживает лечения в психиатрической клинике, и предупреждая Буша о том, что кризис вокруг ядерной программы Ирана может привести к Третьей мировой войне. Ведь и президент России Владимир Путин воспользовался историческим подходом, чтобы сделать Бушу завуалированное предупреждение с другой стороны.

Кремлевский лидер говорит о том, что на смену эпохе враждебности между США и бывшим Советским Союзом пришла эпоха 'партнерства'. Но в то же время он, похоже, советует Вашингтону не брать исторический реванш за размещение советских ракет на Кубе в 1960-е годы, создавая противоракетный щит в Восточной Европе - новой Кубе - для отражения иранской 'угрозы'.

В 1960-е годы кризис в Заливе Свиней поставил мир на грань ядерной войны, когда советские ракеты оказались у самых границ США. Сегодня Путин напоминает американскому президенту, что трудное партнерство, объединяющее Москву и Вашингтон и колеблющееся под влиянием кризисов на Ближнем Востоке, в Ираке и Иране, грозит перерасти в конфронтацию, а новая Куба находится у границ России. Этот сигнал призван не только сгладить опасения российских генералов, но и дать Белому дому понять, что Кремль будет действовать в отношении американского противоракетного щита точно также, как США, не допустившие в 1960-е годы приближения угрозы к своим границам.

Можно заметить сходство между предупреждениями Буша о Третьей мировой войне в связи с устремлениями Ирана и предупреждениями Путина о том, что Москва намерена не допустить реализации американских проектов в Восточной Европе. Однако есть одно отличие: война, которую Чавес считает 'безумным' проектом, больше напоминает кампанию по разжиганию страха с целью создания международного альянса, который не вынудит Тегеран отказаться от ядерной программы, в то время, как предупреждение России проводит черту, переступать которую она не позволит никому.

Если в этой новой кампании по нагнетанию страха, которую Буш начал, заявив о росте угрозы со стороны Ирана, используются те же слова, которые звучали из уст представителей его администрации и влиятельных неоконсерваторов в преддверии иракской войны, то это не обязательно значит, что Пентагон готовится к очередному вторжению. Однако это не отменяет других вариантов, поскольку, как сказал министр обороны Роберт Гейтс, план силовых действий в отношении Ирана 'остается на повестке дня'.

Есть вторжение, трясина и альтернативы - и так же есть Ахмадинежад и Путин: один убежден, что 'Иран - это не Ирак', а другой уверен в том, что Россия не станет Ираком. Буш и другие вспоминают судьбу гигантских ракет, которыми Саддам Хусейн угрожал своим врагам накануне падения Багдада. Ахмадинежад предпочитает пугать ими Буша, а президент США предпочитает воспользоваться для мобилизации оружием Третьей мировой войны.

Москва не обязательно видит ситуацию в таком же свете. Она не может легко допустить повторения иракского сценария в Иране - и не из убежденности в 'мудрости' Ахмадинежада и других, а из страха перед приближением американской мощи к границам российского пространства. Ведь последнему оплоту России в Восточной Европе грозит 'ловушка' противоракетного щита.

На фоне планов развертывания американского щита и борьбы Буша с 'ядерной' бомбой Ахмадинежада нарастает страх Кремля перед крушением равновесия сил и его стратегическими и экономическими последствиями, а также перед тем, что Европа займет проамериканские позиции, оставив Москву в одиночестве на границе региона, переживающего катастрофические потрясения.

Россия - не Ирак и не Иран, и ей совсем не нужен очередной карибский кризис.

____________________________________

А почему мы вообще ведем переговоры с Путиным? ("The Wall Street Journal", США)

Запад должен пресекать любые попытки восстановления имперского характера России ("Foreign Policy", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.