Краткая справка

Российский министр иностранных дел Сергей Лавров 30 октября прибывает с кратким визитом в Тегеран. В ходе этого визита он должен встретиться с иранским президентом Махмудом Ахмадинежадом (Mahmoud Ahmadinejad). Эта поездка проходит спустя буквально две недели после важного российско-иранского саммита в Тегеране, во время которого президент Владимир Путин открыто заявил о намерении России вмешаться в противостояние Ирана с Соединенными Штатами по поводу Ирака. Сей любовный треугольник гораздо более драматичен, чем в самом напряженном бразильском телесериале, и каждый шаг здесь чреват серьезными последствиями для внешней политики США, Ирана и России.

Анализ

Согласно сообщению министерства иностранных дел Российской Федерации, министр иностранных дел России Сергей Лавров 30 октября нанес краткий визит иранскому президенту Махмуду Ахмадинежаду (Mahmoud Ahmadinejad). Это уже вторая крупная ирано-российская встреча в текущем месяце. На прошедшем 15-16 октября в Тегеране саммите прикаспийских государств российский президент Владимир Путин выразил однозначную поддержку Ирану в его противостоянии американской агрессии. Ахмадинежад также должен в ближайшее время посетить Москву.

Вероятно, неожиданный визит Лаврова в Тегеран имеет своей целью согласование деталей того предложения, с которым Путин якобы обратился к иранцам во время каспийского саммита. Но прежде чем обсуждать последствия этой таинственной сделки между Ираном и Россией, необходимо обрисовать обстановку, в которой проходит встреча Лаврова и Ахмадинежада.

У России имеется хорошо отточенная стратегия использования интересов своих ближневосточных союзников для достижения собственных политических целей. Иран в этом плане великолепный кандидат. Это влиятельное и сильное исламское государство, вступившее в конфронтацию с Соединенными Штатами Америки по поводу своей ядерной программы и Ирака. Хотя Вашингтон и Тегеран на публике постоянно занимаются словесными баталиями, прибегая к воинственной риторике, им нужно как-то взаимодействовать между собой во имя соблюдения собственных стратегических интересов. А Россия, тем временем, ведет свою политическую войну с Соединенными Штатами по целому ряду животрепещущих проблем, включая план создания системы противоракетной обороны, внесение изменений в договоры эпохи 'холодной войны', а также вмешательство Запада в дела стран, находящихся на российской периферии. Демонстрируя свои способности по оказанию реального влияния на иранцев, Россия получает хорошие козыри во взаимоотношениях с Соединенными Штатами.

А иранцы, со своей стороны, сконцентрировали внимание на Ираке. Падение режима Саддама Хусейна дало Ирану историческую по своим меркам возможность создать в Ираке шиитскую буферную зону. Но Тегерану приходится соперничать с Соединенными Штатами, которые остаются главным препятствием на пути экспансионистских амбиций этой страны. Иран использует свою ядерную программу в качестве козырной карты в переговорах с Соединенными Штатами по Ираку, но в Тегеране идут напряженные внутренние дебаты о том, как наилучшим образом воспользоваться ядерной проблемой в переговорном процессе с Вашингтоном.

Иран знает, что рычаги давления на Ирак находятся в руках у Вашингтона, а не Москвы. Так почему же иранцы так настойчиво подлизываются к России - стране, которой они совершенно не доверяют? Похоже, иранцы ищут пути укрепления своей стратегии сдерживания США, причем они хотят найти их до того, как Тегеран пойдет на какие-то решительные шаги в Ираке. Россия предложила себя Ирану в качестве опоры, которая будет обеспечивать необходимое дипломатическое прикрытие и военную поддержку для предотвращения агрессии США против Тегерана. Имея за спиной Россию, иранцы получают дополнительные рычаги влияния в переговорах с Соединенными Штатами.

Но русские предлагают свою помощь не бесплатно. Чтобы Москва смогла продемонстрировать наличие у нее реальных рычагов воздействия в своих взаимоотношениях с Тегераном, иранцы должны пойти на сотрудничество в ядерной проблеме. В конце концов, Россия не меньше чем США заинтересована в том, чтобы предотвратить превращение Ирана в ядерную державу. Таким образом, Россия выбивает из Соединенных Штатов политические дивиденды, а Иран получает возможность продвинуться вперед в серьезных переговорах с Вашингтоном по вопросу Ирака.

Скорее всего, Лавров во время этого молниеносного визита должен играть роль курьера. Stratfor многое отдал бы за то, чтобы узнать, о чем министр доложит Путину по возвращении. Будет интересно посмотреть, не породит ли данный визит новую политическую бурю в Тегеране, где продолжаются активные дебаты по вопросам внутренней политики. Stratfor будет внимательно следить за всей информацией, могущей дать ключ к разгадке последнего па в этом танго втроем, где танцорами выступают Иран, США и Россия.

____________________________________________________________

Непостижимая иранская стратегия России ("U.S.News", США)

Россия раскачивается между США и Ираном ("Stratfor", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.