Мысль о том, что бизнес сродни войне, не нова. 'Искусство войны' Сунь Цзы, чьи наставления по сокрушению врагов давно разобраны на цитаты, нередко можно увидеть в кабинетах руководителей крупнейших корпораций.

В своей книге бывший чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров делает акцент на такой же идее. Если конкретно, то состоит она в том, что игра с элементами стратегии и тактики, цель которой - нанесение поражения четко определенному противнику, - иначе называемая шахматами, может научить нас заниматься бизнесом и политикой.

Что ж, если так, то преподавателя лучше Каспарова просто не найти. Каспаров - самый агрессивный и оригинальный гроссмейстер нынешней эпохи, вырвавший у Анатолия Карпова несколько побед подряд и еще выше поднявший знамя превосходства советских шахмат.

В книге Каспаров действительно довольно ярко говорит о том, почему шахматы превращаются в такую жесткую и 'психологически жестокую' игру, если в них играть на высшем уровне. По его словам, для игры в шахматы необходимо постоянно принимать четкие и всесторонне обдуманные решения, причем в условиях дефицита времени и постоянной смены условий битвы противником.

Каспаров вспоминает о том, как он в свое время советовался с Борисом Спасским, участником самого знаменитого матча в истории шахмат против Бобби Фишера. Тогда Спасский сказал ему: 'Сразу хватай противника за яйца. Только за одно, за оба не надо'.

'Агрессия по Каспарову' выражается в книге не менее четко и недвусмысленно, чем 'по Спасскому'. Он с готовностью использовал агрессию, запугивая своих противников. Он признает, что 'атаковал, потому что кроме этого, ничего не знал'. Со временем он осознал, что иногда гораздо более эффективно проявить терпение и коварство, но все равно всегда 'предпочитает вступать в разговор с позиции силы'.

Если бы этим Каспаров и ограничился, то, пожалуй, кое-кто из лидеров бизнеса согласился бы. Взять, например, Ричарда Фулда (Richard Fuld), генерального директора Lehman Brothers: такое впечатление, что 'атакующая передача' у него включается автоматически.

Однако психологические изыски - это хорошо, но практическая ценность любой настольной игры, какой бы сложной и запутанной она ни была, в ведении реального бизнеса нисколько не очевидна.

Применение тактики и стратегии против четко определенного противника гораздо больше напоминает войну, нежели бизнес. В том, что шахматы - игра военная, нет никаких сомнений. Каспаров приводит любопытные исторические примеры, в том числе и легенду об адмирале Джоне Фишере, который начал строительство современных линейных кораблей и тем самым подготовил британский флот к наступлению 20-го века.

Но когда Каспаров переходит к бизнесу, его дела становятся уже не так хороши. Мысль о том, что, например, General Electric легко может решить, какие компании работают хуже остальных и потому должны быть проданы, если посмотрит на дело с шахматной точки зрения и определит 'нерабочих слонов', застрявших на диагоналях, не допускающих их в самые нужны части доски, попросту смехотворна. Как, собственно, и предположение, что 'хаотический' стиль управления, который Йорма Оллила (Jorma Ollila) применил в Nokia, есть то же самое, что импровизации Михаила Таля.

Каспаров зря пытается 'натянуть на уши' параллели между шахматами и бизнесом. Шахматы и бизнес - это просто разные вещи. В бизнесе объект контроля - открытый мир, до повторения которого шахматам не дорасти никогда. Руководитель компании должен держать в голове не действия одного только противника, как бы хитер и коварен тот ни был: кроме конкурентов, ему приходится думать и о собственных работниках, и о клиентах, и о поставщиках.

Никакой пользы читателю не принесет и сравнение большинства сложностей, которые приходится преодолевать в бизнесе, с сидением за доской и попытками обмануть противника или, запугивая, заставить его совершить ошибку. Сама сущность рынка заключается в том, что, как только ты сокрушил одного противника, на его месте тут же вырастает другой - уже учитывающий печальный опыт предыдущего.

Собственно, во введении Каспаров даже наполовину это признает. Вот что он пишет:

'Понятно, что на фондовом рынке, на футбольном поле и на поле брани все выстраивается не так аккуратно, как на шахматной доске. Однако и здесь, и там, и везде оказывается верным одно и то же простое правило: принимаешь правильные решения - побеждаешь; принимаешь неправильные - проигрываешь'. Спасибо, Гарри. Как же мы раньше-то без тебя жили. Мда.

Он пытается развить аналогию в рассуждении о трех факторах шахматной тактики - 'материале, времени и качестве', - которые в игре выражаются в реализованном преимуществе только тогда, когда на нужных полях расставлены необходимые фигуры при условии наличия достаточного времени. Но все, что ему удается - это доказать, как трудно быть хорошим шахматистом. К бизнесу все это не имеет никакого отношения.

Кстати, его попытки вынести из шахмат уроки для бизнеса не только неадекватны. Главное, в них объективно нет никакой нужды. Понятно, что издателям не терпится снять очередные сливки с рынка бизнес-литературы из серии 'как я стал великим', но у Каспарова есть нечто свое, уникальное. История о том, как жесткий и упорный шахматный чемпион превратился в упертого противника российской власти, наверняка завоюет многочисленную и благодарную аудиторию.

Когда Каспарову наконец надоест нынешняя тема и он обратится к своим попыткам свалить Владимира Путина, будем надеяться, что он больше не станет говорить о пользе шахматного мышления для бизнеса. Тогда и останется только история самого Гарри Каспарова. Которую мы обязательно и с удовольствием почитаем.

_________________________________________

Шахматного гения подвело собственное эго ("The Mail on Sunday", Великобритания)

Каспаров: От шахов королям до давления на президента ("The New York Times", США)

Каспаров в новой игре ("Politika", Сербия)