Пока Вашингтон и Тегеран готовятся к войне, ЕС колеблется. Но не надо забывать, что у Европы есть большой кнут.

Европа сползает к очередной внешнеполитической катастрофе масштаба Ирака. Имя ее - Иран. У нее имеются два варианта. Первый вариант: США наносят удары по Ирану до того, как Джордж Буш покинет Белый дом в январе 2009 г. Второй вариант: Иран получает атомную бомбу. Большинство европейцев испытывает излишнюю тревогу в связи с первой угрозой и упорно не замечает вторую. Но для того, чтобы отразить обе эти угрозы, нам нужно действовать уже сейчас - безотлагательно и решительно. Вместо это мы как лунатики движемся к краю пропасти.

Думаю, не стоит перечислять многочисленные опасности, связанные с военной операцией, и, надеюсь, не нужно подчеркивать, что речи о моральной равнозначности позиций Вашингтона и Тегерана не идет. Но почему же мы не замечаем и другую опасность? Четверть века назад миллионы людей выходили на улицы Бонна, Лондона и Рима протестовать против размещения американских ядерных ракет - и даже против использования атомной энергии в мирных целях. ("Atomkraft? Nein, Danke"). Сегодня фрагментированный, нестабильный и все более милитаризованный исламский режим, глава которого призвал стереть Израиль с карты, сознательно идет к порогу, за которым он мог бы, если бы пожелал того, быстро сделать последний шаг к получению ядерного оружия. Среди возможных последствий была бы гонка ядерных вооружений на Ближнем Востоке, где такие суннитские мусульманские державы, как Саудовская Аравия, могут решить, что им нужна собственная атомная бомба.

Бьют ли в набат немецкие, британские и итальянские интеллектуалы и борцы за мир? Где же все эти демонстрации? Распространение ядерного оружия делает риск его реального использования еще большим, чем в те последние годы 'холодной войны', хотя масштаб разрушений был бы меньше. Вы можете возразить, что бомба уже есть у Израиля, Пакистана и Индии. Да, это плохо, и двойные стандарты Запада по отношению к Индии и Израилю возмутительны - но это не аргумент в пользу того, чтобы позволить другим получить в свои руки инструменты массового уничтожения. Четыре дурных поступка не дают в сумме одного хорошего.

Итак, если Европа не хочет предавать собственные ценности и интересы, то мы должны постараться устранить обе угрозы. (Можно справедливо, хотя и бесполезно, заметить, что за последнее десятилетие США безалаберно упустили несколько возможностей конструктивного взаимодействия. Но такова реальность.) Несколько лет назад Германия, Франция, Великобритания и представитель ЕС Хавьер Солана взяли на себя инициативу проведения переговоров с Ираном по ядерному вопросу. В этом им помогает Международное агентство по атомной энергии. Также в той или иной (чаще в иной) степени эти усилия поддерживают США, Россия и Китай. Две резолюции ООН усилили давление на Иран. Прорыва не предвидится. Иран продолжает строить свои центрифуги, а США, потеряв терпение, в одностороннем порядке ввели еще один пакет санкций, которые должны особо ударить по Стражам исламской революции.

Нынешняя безотлагательность связана с двумя графиками выборов: американским, о котором все мы знаем, и иранским: парламентские выборы состоятся там в марте, а президентские - в 2009 г. И те и другие выборы в Иране повлияют на курс, который изберет страна, хотя это влияние и не будет решающим. Все, что делает Европа, должно просчитываться с точки зрения воздействия на сложную политическую и социальную динамику в Иране, равно как на США. Но парализованный собственными внутренними противоречиями и отсутствием эффективных внешнеполитических инструментов ЕС не делает почти ничего. Пьяная улитка и то двигалась бы быстрее.

Что же нам делать? Мы должны предложить, в результате тесных консультаций с США, а также, насколько это возможно, с Россией и Китаем, смелый двухколейный подход, который предусматривал бы большой пряник и большой кнут. Большим пряником должно стать предложение о переговорах без предварительных условий на любую тему, интересующую Тегеран - от толкования священных книг (тема ученого письма, отправленного президентом Ахмадинежадом президенту Бушу) до региональной конференции по Ираку, ядерной энергии, торговли, инвестиций и полной нормализации отношений с Соединенными Штатами. Призом здесь будет вовлечение США и Ирана в прямые переговоры. Так появится возможность снять обе стороны с крючков, на которые они сами себя повесили: США говорят, что переговоров не будет, пока Иран не приостановит работы по обогащению урана, а Иран в ответ заявляет, что не пойдет на это, пока США не согласятся на переговоры. Это потребует большой готовности на компромисс, импровизации и притворства - но, в конце концов, разве не это называется дипломатией?

Это также потребует более эффективного давления. Если давление будет не военным, то оно может быть лишь экономическим. В экономическом плане США сделали на настоящий момент практически все, что было в их силах, в том числе отпугнули европейские банки от финансирования торговли и инвестиций в Иране, но у самой Америки нет серьезных торговых отношений с этой страной. А у Европы есть. По данным Европейской комиссии, в прошлом году 27,8% товарооборота Ирана приходилось на ЕС, являющийся его крупнейшим торговым партнером. На долю ЕС приходится треть иранского импорта. Италия стала крупнейшим торговым партнером Ирана из числа европейских стран, а Германия остается крупнейшим экспортером в Исламскую республику, сильно опережая другие страны.

Значительная часть этого экспорта поддерживается гарантиями экспортных кредитов, роль которых по мере выхода с рынка частных банков будет только возрастать. В последние годы, после обеспеченного гарантиями экспортного бума 2000-2005 гг., Германия сократила свои гарантии экспортных кредитов, но общая сумма текущих гарантий остается относительно стабильной и очень значительной. Общая сумма британских обязательств составляет около 350 млн. фунтов. Ответственный высокопоставленный представитель немецкого министерства экономики сообщил мне вчера, что сумма финансовых обязательств Германии составляет около 5 млрд. евро - в 10 раз больше. У Италии тоже крупная гарантированная сумма. Вот наш большой европейский кнут, который нам следует демонстрировать, несмотря на общий спокойный тон переговоров.

Сегодня - и вы не очень удивитесь, услышав об этом - в сияющих коридорах Европы идет спор именно на эту тему. Британия и - вот это новость! - Франция Саркози готовы остановить новые гарантии экспортных кредитов или согласованными действиями ЕС (который уже ввел более жесткие санкции, чем это предусмотрено последней резолюцией Совета Безопасности ООН), или третьей резолюцией Совбеза. Сопротивляются Италия, Германия и другие европейские страны. Как это часто бывает, ключ к разгадке таится в Германии - центральной державе на континенте. Сокращение гарантий экспортных кредитов было бы болезненным. Оно ударило бы по ряду немецких и итальянских компаний. Оно повлекло бы за собой потерю рабочих мест - именно в тех странах, которые намерены во что бы то ни стало их сохранить. Оно было бы вызовом всей внешнеполитической традиции Федеративной Республики Германии, в которой внешняя торговля считается безусловным благом, почти священной коровой.

Можно выдвинуть и другие серьезные аргументы против таких санкций. Разве Китай и Россия не обрадуются возможности заполнить нишу? (В какой-то мере они это уже сделали). Кто из представителей иранской элиты пострадает от этих мер - 'те самые' люди или совсем другие? Не станет ли реакцией рядовых иранцев, как и в случае военной операции, сплочение вокруг режима? Я разделяю эти сомнения. Но есть ли у нас более удачная альтернатива? Продолжать колебаться до тех пор, пока американцы не атакуют, или пока иранцы не получат бомбу? Это будет вполне в европейских - худших - традициях.

Настало время принимать трудные решения. Для того, чтобы пользоваться доверием в Тегеране, пользоваться доверием в Вашингтоне и, наконец, но не в последнюю очередь, пользоваться доверием среди собственных граждан, Европа должна подкрепить слова делами.

______________________________

Непостижимая иранская стратегия России ("U.S.News", США)

Перспективы по Ирану не внушают особого оптимизма ("The International Herald Tribune", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.