Каждый раз, когда Би-Би-Си сталкиваются с финансовыми трудностями, генеральный директор достает из загашников старую замшелую тактику повтора старых передач сплошным потоком. Но его компании это на пользу не идет. Есть такие передачи, которые после первого же выпуска просто обречены на регулярные повторы. Одна из таких передач - вышедший в воскресенье и понедельник двухсерийный документальный фильм Джона Уэйра 'Ни плана, ни мира' о последствиях войны в Ираке.

Но неизменно получается так, что именно те программы, которые заслуживают повторного показа, пылятся на полках телецентра до тех пор, пока их не объявят 'классикой'. Судя по реакции, последовавшей со стороны Би-Би-Си на мои запросы о 'Ни плана, ни мира', фильму уготована именно такая судьба.

Прошло каких-то двенадцать часов после демонстрации фильма - и на сайте Би-Би-Си уже нет никаких упоминаний о нем, кроме как где-то в глубине раздела, посвященного Ближнему Востоку. Фильм не упоминался в телепрограмме, поиск по сайту не реагировал на название, а пресс-служба Би-Би-Си как будто стеснялась о нем говорить. Более того, когда сам автор предложил зрителям прокомментировать фильм, администрация сайта никак не отреагировала на это.

Честно говоря, мне не верится, что фильм не вызвал никакого общественного резонанса. А если и не вызвал, то должен был вызвать. Пожалуй, из всего, что когда-либо показывали по британскому телевидению, фильм Уэйра стал самым уничтожающим вердиктом правительству Блэра и его иракской войне. В конце фильма прозвучало негромкое предупреждение о том, что любое правительство, готовясь к войне, обязано готовиться и к ее последствиям. В свете основного содержания фильма это было сказано в очень, очень мягкой форме.

Основной довод Уэйра знаком нам всем: ни американское, ни британское правительство как следует не подготовилось к иракскому 'похмелью'. Но Уэйр продемонстрировал нам то, как слабо они были готовы вообще к чему бы то ни было, - наглядно, с яркими, кровавыми и жутко унизительными подробностями - в каком тумане находилась так называемая 'коалиция' перед войной и как быстро все пошло прахом.

Перед началом вторжения в Лондоне и Вашингтоне полагали, что 'коалиция' запросто обезглавит местное правительство, не нарушив его функционирования. Как только прекратились боевые действия, из Вашингтона поступил приказ восстановить снабжение водой, электричеством и продовольствием. И тогда малочисленной американской гражданской администрации пришлось в буквальном смысле спрашивать у случайных прохожих, не работали ли они или их знакомые в секторе коммунального хозяйства. Не работали телефоны, здания учреждений были разграблены и разрушены.

Американская администрация в Багдаде и британская в Басре взяла на себя ответственность за страну с населением в 39 миллионов человек. У них почти не было ресурсов и вообще не было представления о том, что делать. Глава багдадской администрации Барбара Бодайн (Barbara Bodine) говорила, что ориентировалась по путеводителю из серии Lonely Planet, изданному в девяностых годах (вот ее слова: 'книжка отличная, но лучше не класть ее в основу оккупационной политики'). Некий британский ученый поведал нам, что в один прекрасный вечер ему позвонили и ошарашили просьбой к завтрашнему дню составить полный справочник по иракской судебной системе.

Когда началось массовое мародерство, то среди ошибочно принявших анархию за свободу был не только Дональд Рамсфелд с его знаменитым беззаботным 'Всякое бывает'. Имеется видеозапись, на которой депутат палаты общин и модник Джефф Хун (Geoff Hoon) высказывается в поддержку мародеров в таком тоне, что можно заподозрить в нем апологета Парижской коммуны. Известно (не от мистера Хуна), что мародеры захватили все склады с продовольствием в Басре, а немногочисленные британские войска безмолвствовали.

Уэйр в своем фильме проводит параллели между анархией на иракской земле и анархией в коридорах власти Лондона и Вашингтона. Официальные лица - после войны все они получили дворянство или повышение по службе (или и то и другое) - переваливают ответственность друг на друга прямо перед камерой. Девиз дня - упреждающий ревизионизм; цитата дня - 'я все время говорил, что у США плохо с долгосрочным планированием'. Немногочисленные приличные люди искренне потрясены катастрофой, произошедшей в том числе и по их вине.

А как насчет тех двух 'больших ошибок' американцев, то есть роспуска иракской армии и партии Баас? В ответе ли за них Великобритания? Британцы говорят, что отчаянно отговаривали американцев; американцы - что нет, не отговаривали, наоборот, с энтузиазмом поддерживали. На смену приходят кадры с иракцами, ругающими сверхдержаву, которая не справилась даже с тем, чтобы обеспечить их чистой водой и электричеством, которыми их снабжал Саддам.

В пользу британских официальных лиц, общавшихся с Уэйром, говорит лишь то, что они раньше, чем американцы, осознали масштаб разворачивающегося бедствия. Однако было уже слишком поздно. Когда Джордж Буш поехал в Ирак праздновать день благодарения, британцы уже знали, что угодили в беду только ради того, что обеспечить США дипломатическое прикрытие.

Ирак стал спасительным опытом для британской дипломатии. На любой встрече наших министров и дипломатов незримо присутствует мрачный призрак Ирака. Пока что Ирак не признан внешнеполитической ошибкой такого же порядка, как Суэц, для этого нужно сперва отправить в отставку несколько высокопоставленных чиновников и, пожалуй, сменить правительство. Зато наш внешнеполитический курс радикально изменился по сравнению с эпохой правления Блэра. В своей речи, произнесенной в 1999 году в Чикаго, Тони Блэр представил моральную доктрину 'международного интервенционизма'. Правительство Гордона Брауна последовательно отказывалось от принципов этой доктрины, пока от нее, наконец, не осталось ничего.

На прошлой неделе члены лондонской аналитической организации Chatham House зафиксировали со стороны одного из высокопоставленных членов правительства призыв к 'новому дискурсу о мире и о месте Великобритании в нем'. По его словам, новый премьер и новый министр иностранных дел 'очень много времени уделяют планированию внешней политики', а правительство 'ищет новые средства для предупреждения конфликтов'. 'Обязанность предоставлять защиту', по его словам, 'реализуется не только в форме военной оккупации, но и в форме раннего вмешательства', а Евросоюз 'отлично подходит для выполнения данной функции'. Такие свидетельства готовности не повторить ошибок прошлого десятилетия убедят и самого закоренелого скептика.

А чтобы не допустить возвращения к прошлому, может быть, Би-Би-Си следует как-нибудь - например, в Поминальное воскресенье - повторить в прайм-тайм показ фильма Джона Уэйра 'Ни плана, ни мира'. И пусть вместо гимнастов в красном нам опять покажут лицо Джеффа Хуна, одобряющего преступления мародеров. Чтобы никто из нас, и особенно никто из правящих нашей страной, никогда не забывал о случившемся.

__________________________________

Армии будущего ("The Economist", Великобритания)

Коалиция подневольных ("The New York Times", США)