США на прошлой неделе усилили финансовое давление на Тегеран, в одностороннем порядке введя санкции против влиятельного иранского Корпуса стражей исламской революции, трех государственных банков и целого ряда важных государственных чиновников в связи с их причастностью к финансированию режимом террористической деятельности и к работам, связанным с оружием массового уничтожения. Понимая, что американские денежные рынки дают Вашингтону серьезные рычаги давления, высокопоставленные руководители из министерства финансов США последние два года убеждают международные финансовые учреждения в том, что деловые связи с Ираном могут нанести большой ущерб их репутации и затруднить им выход на американский рынок. В результате целый ряд таких учреждений, включая швейцарские банки UBS и Credit Suisse, а также немецкие Commerzbank и Deutsche Bank, прекратили либо значительно сократили деловые связи с Ираном.

Однако в такой односторонней стратегии есть и свои недостатки. Те компании и финансовые институты, которые не ведут деятельности в США, могут проигнорировать предостережения, звучащие из Вашингтона. Однако опасность оказаться отрезанными от Нью-Йорка и другой ведущей мировой финансовой столицы - Лондона - слишком серьезна, и немногие фирмы готовы будут пойти на такой риск. Мало кто может себе позволить переместить свои капиталы в финансовый центр поменьше и таким образом упустить возможности, предлагаемые исключительно Нью-Йорком и Лондоном, делая это лишь ради продолжения деловых отношений с Ираном.

Поэтому незамедлительные действия британского премьер-министра Гордона Брауна в поддержку Вашингтона вызывают оптимизм. Он в связи с этим отметил: 'Мы поддерживаем американские усилия, направленные на наращивание давления на иранский режим'. Но хотя открытая поддержка ближайшего союзника США несомненно поможет усилить эффект таких односторонних акций, Великобритания могла бы сделать в этом плане гораздо больше.

Если бы британское правительство направило столь же строгое предупреждение банкам, оно могло бы значительно усилить финансовое давление на Иран. В Лондоне действует более 550 зарубежных и международных банков, а также 170 с лишним фирм по торговле ценными бумагами. По оценке бывшего руководителя компании Goldman Sachs International Питера Вайнберга (Peter Weinberg), в следующие несколько лет в Лондон поступит от 50 до 100 миллиардов долларов ближневосточных денег. Согласованные визиты высокопоставленных американских и британских официальных лиц в крупные финансовые институты могли бы стать особенно эффективным способом убеждения делового сообщества в том, что бизнес с Ираном чреват рисками, пока Тегеран игнорирует распоряжения Совета Безопасности ООН по поводу его ядерной программы. Совместные американо-британские усилия могли бы иметь особый вес в настоящий момент, поскольку 11 октября рабочая группа по борьбе с финансовыми злоупотреблениями (Financial Action Task Force) выступила с заявлением по Ирану. Этот основанный 'большой семеркой' международный орган, включающий в свой состав 34 государства, дал инструкции финансовым институтам 'уделять повышенное внимание вопросам благонадежности' при ведении дел с Ираном, дабы избежать оказания непреднамеренной финансовой поддержки террористам и отмывания денег. Министр финансов США Генри Полсон (Henry Paulson) после принятия Вашингтоном новых мер против Тегерана сказал: 'В отношениях с Ираном практически невозможно узнать, кто твой клиент; нельзя быть уверенным в том, что он невольно не помогает режиму вести себя столь безрассудно'.

Хотя Великобритания располагает особенно мощными инструментами давления, другие европейские страны тоже могут проявить желание и готовность усилить финансовое и экономическое воздействие на Иран. Теоретически это следует сделать на уровне Евросоюза - такой вариант был бы идеален. Именно за это выступает французский президент Николя Саркози. Но пока не появилась третья резолюция Совета Безопасности ООН о введении дополнительных санкций, многие страны ЕС, главным образом, Германия, Австрия и Испания, действуют весьма неохотно. В связи с этим французы предложили следующее: тем европейским государствам, которые готовы действовать, не нужно ждать проявления единодушия. Франция уже объявила о том, что требует от крупных французских компаний воздержаться от инвестирования средств в Иран.

Совместные действия и инициативы США и отдельных европейских стран по оказанию давления на Иран могут усилить позиции тех сил в Тегеране, которые выступают за компромисс. Это также наглядно продемонстрировало бы Китаю, России и медлительным европейским государствам, что действия против Ирана будут предприняты - с их участием или без него. Если такой подход их не устраивает, пусть они сами предложат реальную альтернативу, которая может заставить Иран остановить свою программу ядерного обогащения.

Патрик Клосон - заместитель директора Вашингтонского института ближневосточной политики по исследовательской работе и автор ряда книг по Ирану. Майкл Джекобсон - старший научный сотрудник этого института, работающий в Программе Штайна по терроризму, разведке и политике (Stein Program on Terrorism, Intelligence, and Policy). Ранее он был старшим советником отдела финансовой разведки и борьбы с терроризмом министерства финансов США.

____________________________________________________________

Перспектива катастрофы в Иране должна заставить Европу научиться принимать трудные решения ("The Guardian", Великобритания)

Перспективы по Ирану не внушают особого оптимизма ("The International Herald Tribune", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.